Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Ситуация на ювелирном рынке Казахстана - интервью основных игроков

АЛМАТЫ. 1 февраля. Kazakhstan Today. В настоящее время ювелирный рынок Казахстана переживает не лучшие времена. Ситуация такова, что большая часть ювелирных изделий, представленных на рынке, произведена за пределами республики.

В этом повинно, по мнению предпринимателей республики, занятых в этой сфере, в основном несовершенство отечественного законодательства. Они считают, что предоставлены сами себе в конкуренции с иностранной продукцией. Это при том, что ювелиры Казахстана следуют мировым тенденциям в дизайне и качестве производимых ими изделий и готовы соперничать с лучшими ювелирами мира.

Кроме того, подчеркивают ювелиры, практически полное отсутствие возможности для отечественных ювелиров купить добываемые в республике драгоценные металлы усугубляет и без того не защищенный государством ювелирный рынок.

Свое мнение о ситуации на ювелирном рынке Казахстана в интервью корреспонденту агентства высказали его основные участники, в частности, это председатель Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса, директор по креативу и главный эксперт ювелирной студии "Zerger Ilyaz", директор эксклюзив-галереи "Бриллиантовый мир" Ильяс Сулейменов; директор ювелирного дома "Emerald" Ермек Нурпазилов и генеральный директор ТОО "Аметрин" (подразделение ТОО "Алтын") Ирина Березко.

Напомним, что на сайте агентства 15 января 2007 года опубликован "Обзор ювелирного рынка Казахстана за 2006 год".

Kazakhstan Today: Кто в Казахстане является главным производителем драгоценных металлов, сырья для ювелирной отрасли?

И. Сулейменов: Главным производителем у нас является корпорация "Балхашмыс". При этой корпорации есть подразделение - Балхашский горно-металлургический комбинат, и там есть еще одно подразделение - Балхашский драгметалльный завод (БДМЗ). Это как раз та структура, которая помимо меди параллельно еще выпускает драгметаллы, в частности золото и серебро. И у них есть ювелирный цех при БДМЗ. Они работают на экспорт, на 100%. По крайней мере, до недавнего времени работали. Попыток осваивать внутренний рынок у них не было.

Kazakhstan Today: С чем связана проблема производства драгметаллов и ювелирных изделий для внутреннего рынка?

И. Сулейменов: У нас действует ненормальная система сертификации - такого вообще нигде в мире нет. Опробование, клеймение - это да, есть везде. Но сертификация, когда заставляют идти в санэпидстанцию, проверять ювелирные изделия на наличие каких-то вредных примесей, это, мягко говоря, абсурдно. В силу этого крупнейший на сегодняшний день производитель Казахстана - БДМЗ при корпорации "Балхашмыс" - сейчас вынужден полностью всю продукцию отправлять на экспорт. Хотя львиная доля - 80% - произведенных ювелирных украшений в годовом отчете статагентства ("Обзор ювелирного рынка Казахстана за 2006 год". - Прим. Kazakhstan Today) - это продукция Балхашского завода.

Kazakhstan Today: Каков размер пошлины на ввозимую в Казахстан ювелирную продукцию?

И. Сулейменов: Пошлина составляет 5%. Это из дальнего зарубежья, по СНГ ввозных пошлин нет. Для СНГ сейчас все таможенные процедуры составляют только НДС. Из дальнего зарубежья - это еще 5% добавляется. Условия, в принципе, очень комфортные, единственное, что мешает, - это сертификация. Это жуткая процедура. Изделия сначала перевозятся в Пробирную палату, потом в санэпидемстанцию, там они проходят радиационный контроль, потом токсикологический контроль. После проверки изделия перевозятся в головной офис НаЦЭкС (АО "Национальный центр экспертизы и сертификации". - Прим. Kazakhstan Today), где выдается сертификат. Это ужасная бюрократия.

Kazakhstan Today: Как обстоит дело с теневым бизнесом на ювелирном рынке Казахстана?

И. Сулейменов: В обзоре вашего агентства указана цифра - 90% теневого оборота. Я хочу поправить и прокомментировать. Эта ситуация была на момент, когда я проводил совещание в правительстве, в 1998 году. Мы провели исследования, и на тот момент ситуация действительно была такова, что где-то порядка 97% был импорт и 3% - отечественное производство. Из этого импорта 90% - была контрабанда. Сейчас ситуация в корне изменилась. Сейчас те теневики, которые контрабандой все это возили, они все выходят из тени, легализуются, получают статус как частные предприниматели, открывают магазины, ставят кассовые аппараты, встают на налоговый учет и начинают уже нормально, по-человечески работать, потому что уже экономически выгоднее платить официально, платить налоги государству, чем неофициально платить взятки всяким "крышам". И поэтому сейчас, я бы сказал, уже большая часть бизнеса работает легально. По моим личным наблюдениям, это ни в коем случае не официальная позиция, уже где-то 60% - это легальный рынок. Да, был, есть и будет процент "черного рынка", пока существует преступность. А когда есть такая преступность, очевидно, что был, есть и будет "черный рынок" краденого, скупка краденого. Если сейчас, по моим оценкам, он занимает порядка 40% рынка, то уменьшить его долю до 10 - 15% - это очень легко. Для этого достаточно просто вести пропагандистскую работу, разъяснять, что нельзя у кого попало, что попало покупать. Надо покупать только в специализированных магазинах. Нужно объяснять, что краденая вещь, купленная по дешевке, счастья не принесет.

Kazakhstan Today: Существует ли в ювелирной отрасли Казахстана проблема кадров?

И. Сулейменов: Да, главная проблема отрасли на сегодняшний день - это кадры. Опять же, мы не способны сами себе готовить кадры. Это сложнейший процесс. Чтобы подготовить одного специалиста - ювелира-монтировщика, на это минимум год надо. И он перепортит кучу золота, кучу серебра, пока чему-то научится. Переломает кучу камней драгоценных, пока чему-то научится. То есть это очень дорогостоящий процесс обучения. Поэтому у нас все, к сожалению, на таком доморощенном уровне. И главная проблема в том, что трудовое законодательство таково, что нет защищенности работодателя. Я беру человека на работу, трачу на него драгоценное время, обучаю его. Он мне перепортит, переломает кучу драгоценностей. Наконец-то я сделаю из него человека, нормального ювелира, а он от меня вдруг уходит. Я ничем его не могу задержать. На Западе это жестко. Вот есть контракт, и этот контракт они очень жестко соблюдают. А у нас, к сожалению, работодатель не защищен от произвола работников. Пока будешь судиться полгода, ему что-то присудят, он будет тебе по 500 - 1000 тенге платить 20 лет - это все несерьезно. Был бы стимул у нас обучать, развивать, готовить кадры... Если бы работодатель был как-то защищен... Я обращался в ряд учебных заведений. Но у нас эта специальность пока еще не престижная.

Kazakhstan Today: Как Вы оцениваете отсутствие специализированных СМИ по ювелирной отрасли у нас в стране?

И. Сулейменов: Это проблема. Раньше мы пытались что-то вроде бюллетеней выпускать, но это все очень дорого. А если говорить об интернет-сайтах, то ювелиры - народ консервативный, и среди них это еще не прижилось - иметь свой сайт.

Kazakhstan Today: Сколько членов в Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса?

И. Сулейменов: Согласно уставу, в ассоциации 22 учредителя. По Гражданскому кодексу ассоциация - это объединение юридических лиц. А подавляющее  большинство ювелиров работают именно в статусе индивидуального предпринимателя, и официально они членами ассоциации быть не могут. Поэтому у нас есть своего рода клуб по интересам, неформальный. То есть тот, кто фактически является членом ассоциации, не является им официально.

Kazakhstan Today: С кем сотрудничает ассоциация в СНГ и дальнем зарубежье?

И. Сулейменов: Мы со всеми сотрудничаем. Недавно приезжала сюда индийская делегация, Ассоциация экспортеров алмазной и ювелирной промышленности Индии. Очень продуктивная была встреча. У индусов  гранильная промышленность, ювелирная - одна из мощнейших в мире. Они перерабатывают свыше 120 тыс. тонн золота. Тот объем, который в Казахстане добывается за 12 лет, у них за один год перерабатывается. Индийская ассоциация проявляет большой интерес к нашему рынку. И делается это официально, цивилизованно, не так, как пытаются другие заходить, через контрабанду. Кроме того, мы пытались наладить сотрудничество с Ассоциацией Украины. Наладили сотрудничество c Гильдией ювелиров России. В частности, то, что крупнейший в России производитель и сбытовик "Алмазхолдинг" присутствует сейчас на нашем рынке, - это результат нашего тесного сотрудничества. С крупнейшим игроком в Киргизии "Алтыном" у нас немножко не получается. Хотя с рядовыми участниками рынка мы общаемся, работаем, оказываем услуги в плане консалтинга, в плане продвижения.

Kazakhstan Today: Какие угрозы и возможности для развития ювелирного рынка имеются в Казахстане?

И. Сулейменов: Возможности - это рост экономики и рост благосостояния. Сейчас у нас в силу нестабильного поведения доллара приходит всё большее понимание того, что такое истинные ценности. Потому что золото, драгоценные металлы, драгоценные камни тысячи лет были, есть и будут истинными ценностями. Бумажные деньги таковыми никогда не были и не будут. Растёт благосостояние народа. Люди дарят друг другу подарки. Это и есть перспектива роста.

Главная угроза - это внешние факторы. Конечно, упаси бог, чтобы никаких политических потрясений не было. Это самая главная угроза - нестабильность, всякие эксцессы. Для нас, ювелиров, самое главное - это стабильность. Для нас лучше один доллар получать стабильно каждый день, чем тысячу долларов получил и потом не знаешь, что дальше.

Kazakhstan Today: Какие изделия предпочитают покупать в Вашем салоне?

И. Сулейменов: У нас только авторские украшения. Причем большой упор мы делаем на национальную специфику. Это очень важно, потому что именно национальный дизайн тысячелетиями вырабатывался для определенного антропологического типа лица. С другой стороны, наши женщины, бывающие за границей, уже поняли, что французов, немцев не удивишь мировыми брендами. Их можно удивить только национальным, когда отражена идентичность, свое "Я". Индивидуальность, личность можно показать, надевая только свои, национальные украшения. А у нас так сложилось, что в золоте с драгоценными камнями не было национальных украшений, только серебро, мельхиор - дешевая бижутерия, кустарные поделки. А высокого класса в национальном стиле украшений у нас не было. В золоте, с бриллиантами, с натуральными камнями драгоценными... Поэтому мы сейчас этот пробел пытаемся восполнить.

Kazakhstan Today: Кто в Казахстане является главным производителем драгоценных металлов, сырья для ювелирной отрасли?

Е. Нурпазилов: В Казахстане нет продажи сырья, золота, серебра, отдельно, как металлов, в гранулах, хотя должна быть. Нам хотелось бы сотрудничать с крупными производителями золота, например, с "Казцинком", "Казахмысом". Но они все золото отправляют за рубеж. Здесь ничего практически они не оставляют, так как им невыгодно это абсолютно. Производители золота все направляют на биржу в Лондон. Они могли бы выделить нам какую-то квоту, и по нормальной цене, не по мировой. А мы бегаем в поисках металла, в Национальный банк, как правило, и берем там уже в монетах. Монеты - это изделие, это металл плюс стоимость работы, потраченной на это золото. Мы берем монеты и плавим, опять превращаем в слиток металла. Берем, потому что это очень чистое золото. Или еще лом покупаем в ломбардах, а не у добытчиков золота. Поэтому у нас рынок очень нецивилизованный.

Kazakhstan Today: С чем связана проблема производства драгметаллов и ювелирных изделий для внутреннего рынка?

Е. Нурпазилов: Мы сейчас доказываем правительству, что сертификация совершенно не нужна. Золото изначально не может быть вредным. Его проверяет Пробирная палата. Если там вредные добавки есть, это сразу выявят. Санэпидконтроль совершенно не нужен, абсолютно. Пробирная палата делает лазерный анализ, спектральный анализ золота на содержание металлов. Если только анализ покажет содержание кадмия или чего-то еще, палата сразу выдаст заключение, что есть вредные примеси. А как санэпидстанция может проверить металл на вредность, каким образом? Они элементарно не разбираются в золоте, они не увидят "грязное" золото, с кадмием. Покроют сверху его слоем чистого золота гальваническим путем, и они не определят, что внутри находится какая-то зараза. Я не проходил сертификацию, потому что я не занимаюсь ввозом ювелирных изделий и партии не делаю большие. А те, кто завозит, они все идут в санэпидстанцию, сдают пробные образцы, их там куда-то помещают, что-то там с ними делают. В общем, мне кажется, глупо все это. Есть давно работающая Пробирная палата, там специалисты, они могут изделие потереть о камень пробирный, определить пробу, могут под лазером определить, могут пробу даже на глаз определить. Потому что они специалисты. Они видят, чье производство, кто как производит, кто работает давно, кто недавно. А санэпидстанция вообще представления не имеет, что такое этот рынок. У них могут быть надзорные функции, я согласен, но не у санэпидстанции, ни в коем случае, и не у Госстандарта. Это же не продукты питания, которые человек употребляет в пищу.

Kazakhstan Today: Что можете сказать о теневом ювелирном рынке?

Е. Нурпазилов: Насчет теневого я вам скажу, что вряд ли сейчас это 90% (см. "Обзор ювелирного рынка Казахстана за 2006 год". - Прим. Kazakhstan Today). Теневой бизнес есть, но он уже  не занимает 90%, уже меньше. Раньше был "пятачок" на Гоголя - Панфилова, его сейчас нет. Все те торговцы открыли свои магазины, ушли в официальный бизнес, и здесь, и в Астане. Даже один из ювелирных домов в Казахстане - это бывший продавец с того "пятачка". Дело даже не в выгоде. Просто страна вперед шагает, и ювелирный рынок тоже хочет быть цивилизованным. Люди уже не хотят покупать из-под полы где-то. Уровень немножко вырос покупательский. Люди предпочитают сервис, пусть даже платят за это больше, чем обычно. Поэтому теневого бизнеса, мне кажется, почти нет.

Kazakhstan Today: Как решается кадровая проблема в ювелирной отрасли Казахстана?

Е. Нурпазилов: Все ювелиры в городе на 70% - самоучки. Имеется в виду, что они учились не в учебном заведении. Такие заведения есть в России. В Казахстане они тоже есть, но ни одного выпускника я еще не видел. У нас есть художественная академия, где имеется факультет "Художественная обработка металлов", который выпускает ювелиров, уже лет пять, наверное. Но я не вижу их вообще. Однажды я лично приезжал туда, оставил письмо с просьбой, чтобы выпускников отправляли ко мне на стажировку, пусть  приходят, работают. Платить я ничего не буду, будут сами зарабатывать деньги. Лучших буду отбирать себе. Это было примерно два с половиной года тому назад. И на этом - все, ни одного человека я не видел. Я пошел нормальным путем, как это делается везде, хотел получить мастеров оттуда, новых, свежих, чтобы их научить уже здесь работать как надо. Нет мастеров. Еще в Уральске, по-моему, есть целый институт по технологии металлов и сплавов. У меня был работник, который окончил этот институт. Это был человек с высшим ювелирным образованием. В основном же мастера окончили Красносельское училище в России.

Kazakhstan Today: Нужны ли у нас в стране специализированные СМИ по ювелирной отрасли?

Е. Нурпазилов: В принципе, журнал такой в Казахстане необходим. Хотелось бы иметь в Казахстане журнал наподобие российского журнала "Ювелирное обозрение". Мы как-то пытались создать в свое время такой, но он требует больших вложений, сразу причем. Идея такая была одно время, но мы ее не развили дальше. А мы уже подошли к такому уровню, когда нужно что-то показывать кому-то. В том числе и в журнале.

Kazakhstan Today: Состоите ли Вы в Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса?

Е. Нурпазилов: Все ювелиры объединяются сейчас в Независимой ассоциации предпринимателей, в НАПе. Есть что-то вроде объединения, без создания юридического лица. Мы собираемся, обсуждаем там вопросы какие-то. Почти все ювелиры в НАПе обслуживаются, почти все ювелиры там объединяются - дома, мастерские. Собираемся мы там по мере необходимости, нет установленной периодичности. Среди тройки - Россия, Украина, Казахстан - мы самые нецивилизованные в этом плане. У нас нет такого сплоченного рынка, в России очень сильно все это. Там есть Гильдия ювелиров России, есть ассоциации ювелиров всевозможные. У нас этого ничего нет.

Kazakhstan Today: Какие угрозы и возможности для развития ювелирного рынка имеются в Казахстане?

Е. Нурпазилов: Я уже сказал, во-первых, это абсолютно ненужная сертификация ювелирных изделий. А теневой рынок меня не беспокоит, потому что у нашего ювелирного дома своя ниша. Вот возможностей много. Мы небольшое частное предприятие. Я не считаю, что мы место занимаем какое-то особенное. Мы хотим заработать себе имя не количеством изделий, не объемом продаж. Фаберже из нас, конечно, не получится уже. Но мы хотели бы стать наподобие какого-то казахского Фаберже. Мы даже за деньгами так особенно не гонимся, больше за именем, чем за деньгами. Бизнес рано или поздно будет давать большие деньги, но марка сохранится гораздо дольше, чем даже люди. У швейцарцев, например, марка имеет 200-летнюю историю. Сменяется владелец, марка остается, бренд остается. Мы хотим, чтобы в Казахстане наш бренд стал известен, как бренд компании, производящей штучные вещи на заказ, хорошего качества и хорошего уровня. Вот чего мы добиваемся. Это наша цель.

Kazakhstan Today: Какие изделия пользуются спросом в Вашем ювелирном доме?

Е. Нурпазилов: Наш ювелирный дом делает штучные украшения на заказ и мелкий ремонт штучных украшений. Мы еще занимаемся изготовлением сувениров - это частные подарки и корпоративные заказы. Некоторым клиентам нравится, допустим, как мы делаем ремонт изделий, они также делают какие-то заказы. Это, наверное, процентов пятьдесят клиентов. Процентов тридцать - это средняя прослойка населения, они хотят получить вещь, не такую, как у всех, оригинальную и не очень дорогую, потому что фирменное - очень дорогое. И процентов двадцать - это люди, которые, как говорят, "за ценой не постоят". Им не важна цена, им не важна марка, им не нужны фирменные вещи, они уже хотят что-то другое. Это люди, которым не важно, сколько стоит изделие, которое они у нас заказывают. Такие изделия стоят очень дорого, до нескольких десятков тысяч долларов. Эта категория людей, я считаю, - самые для нас интересные клиенты, в плане того, что они дают нам возможность пофантазировать.

Kazakhstan Today: Кто в Казахстане является главным производителем драгоценных металлов, сырья для ювелирной отрасли?

И. Березко: В Казахстан завозится продукция Бишкекского ювелирного завода, из Италии и наших российских партнеров - "Русские самоцветы", из Костромы и другие.

Kazakhstan Today: С чем связана проблема производства драгметаллов и ювелирных изделий для внутреннего рынка?

И. Березко: Не могу ответить.

Kazakhstan Today: Какова ситуация на ювелирном рынке Казахстана с теневым бизнесом?

И. Березко: Не знаю.

Kazakhstan Today: Существует ли в ювелирной отрасли Казахстана проблема кадров?

И. Березко: В Казахстане нет центров по обучению, в Москве мы учимся. Года два мы учимся, в университете при МГУ, там курсы трехмесячные для геммологов, там и учимся. Геммологи, я считаю, - это специалисты номер один, люди, которые специализируются на бриллиантах. Они на вид могут определить даже, какой бриллиант, какой чистоты, и отличить искусственные камни от натуральных, то есть по камням специалист. Но в магазине ювелиры не нужны.

Kazakhstan Today: Как Вы смотрите на ситуацию с отсутствием специализированных СМИ по ювелирной отрасли у нас в стране?

И. Березко: В Казахстане? Нет, я не знаю.

Kazakhstan Today: Какие этапы проверки качества проходит ваш товар?

И. Березко: Вообще качество гарантируется прежде всего наличием пломбы и клейма. Прежде чем товар поступает к нам на прилавок, все изделия проходят Пробирную палату, то есть на каждое изделие есть заключение Пробирной палаты, что оно действительно такого-то производителя, соответствует такой-то пробе. Но меня это не касается. Пришел товар, всё. Я проверила документы, всё ли в порядке.

Kazakhstan Today: Состоит ли Ваше ТОО в Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса?

И. Березко: Нет, не состоит.

Kazakhstan Today: Какие угрозы и возможности для развития ювелирного рынка, по-вашему, имеются в Казахстане?

И. Березко: По поводу казахстанского рынка не могу вообще ничего сказать. По поводу нашей компании "Алтын" - да, мы будем расширяться, в центре города будем строить магазин, так как у нас же скученность здесь большая. У "Алтын" - магазины только в Алматы, всего шесть магазинов, и еще в России - в Санкт-Петербурге, Москве, Омске, по одному салону.

Kazakhstan Today: Какие изделия предпочитают покупать в Вашем магазине?

И. Березко: Клиентура разная, люди с меньшим достатком предпочитают золото Киргизии, так как оно дешевле. Люди, которые уже разбираются в золоте, естественно, предпочитают Россию, несмотря на то, что это дороже. Ну и более качественное, натуральные камни. Сейчас спрос такой пошел... Если раньше брали все подряд, то сейчас покупатели выбирают, предпочитают качественное, натуральное. Берут все - золото, бриллианты якутские. Наиболее высокий уровень продаж на Новый год, 8 Марта, День святого Валентина. На Новый год, конечно, резко продажи увеличились.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...