Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Политика АФН и Нацбанка по ужесточению ограничений для внешних заимствований противоречит выкладкам их же экспертов


Тулеген АСКАРОВ, 09.02.2007


В первом номере этого года мы анонсировали дебютный плод совместного творчества аналитиков Нацбанка и АФН «Отчет о финансовой стабильности Казахстана. Декабрь 2006 года», пообещав подробнее рассказать о нем в следующих выпусках газеты.

Итак, напомним, что 85- страничный документ содержит четыре раздела: «Общие выводы», «Макроэкономические риски и риски финансовых рынков», «Институты финансового посредничества» и «Инфраструктура финансового рынка». По стилю и содержанию отчет обращен в большей степени к экспертному сообществу и профессиональным участникам финансового рынка, нежели к широкой общественности.

Видимо, именно по этой причине он не стал предметом особого внимания СМИ, если не считать также не слишком удачного момента для его публикации, которая состоялась в самый канун новогодних праздников. А жаль - ведь внимательное прочтение отчета приводит к выводу о том, что нынешняя политика АФН и Нацбанка по ужесточению ограничений для внешних заимствований банков во многом противоречит аналитическим выкладкам их же экспертов. Но для начала остановимся на другом важном моменте - политическом.

Каждый сверчок знай свой шесток!
Первый сюрприз ждет читателей отчета уже в его преамбуле. Дело в том, что сначала авторы документа рассказывают вкратце о том, что, собственно, представляет собой оценка финансовой стабильности (ФС).

В отличие от монетарной стабильности, где главным критерием выступает «достижение устойчиво низкого и предсказуемого уровня цен», оценка ФС «не может базироваться на основе какого-либо единственного индикатора». Как минимум индикаторы ФС должны отражать следующие ее аспекты: «1) финансовые ресурсы эффективно и своевременно перераспределяются между теми, кто сберегает и инвестирует деньги; 2) осуществляется адекватная оценка и эффективное управление рисками; 3) финансовые шоки могут быть поглощены финансовой системой без существенных потрясений».

Конечная цель анализа вопросов ФС сводится к «идентификации ситуаций, когда происходит накапливание диспропорций, которые могут привести к последующей коррекции рынков, проблемам в финансовых институтах и их неспособности обеспечивать бесперебойное функционирование финансовой системы, а также поддерживать деловую активность реального сектора».

Чтобы достичь этой конечной цели аналитики должны решить целый ряд задач, включая идентификацию шоков, факторов риска и уязвимости экономики; анализ факторов, определяющих финансовую стабильность и ситуаций, при которых риски, присущие финансовой системе и экономике в целом, могут привести к возникновению нестабильности. Необходимо оценить устойчивость финансовой системы, то есть ее способность сглаживать развитие негативных шоков, определить, находится ли она в диапазоне ФС, смещается ближе к границе этого диапазона, либо является нестабильной и вышла за его пределы.

Нужно также дать оценку адекватности мер регулирования финансовой системы присутствующим рискам и потенциальным угрозам, определить необходимость применения превентивных, корректирующих либо антикризисных мероприятий и, наконец, инициировать широкое обсуждение вопросов финансовой стабильности как в профессиональных кругах, так и в рамках более широкой аудитории.

И вот тут-то авторы документа делают заявление, вполне закономерное для реальных политических условий нашей страны: «Отчет о финансовой стабильности Казахстана 2006 года является первым аналитическим материалом такого рода в Казахстане и, соответственно, не призван решить все задачи одновременно». Напомним читателям, что об этом говорят представители Нацбанка, считающегося лучшим среди центральных банков на постсоветском пространстве и располагающего мощной аналитической службой, а также АФН, эксперты которого входят в авторский коллектив отчета.

Увы, если бы Нацбанк и АФН взялись за решение всех перечисленных задач, то им пришлось бы, к примеру, инициировать обсуждение проблем ФС «в рамках более широкой аудитории», а это, как известно, входит в компетенцию Минкультуры и информации, да и к тому же совсем не отвечает интересам власти. А как давать «оценку адекватности мер регулирования финансовой системы присутствующим рискам и потенциальным угрозам»? Ведь в таком случае и Нацбанку, и АФН придется признать очевидное - введенные ими меры по ограничению внешних заимствований банков только подстегнули этот процесс! Ну и так далее.

Понятно, что из-за этого в отчете наблюдаются явная недоговоренность, а местами даже логические противоречия. И ничего с этим не поделаешь - ведь госслужащие согласно этике их поведения обязаны следовать установкам политического руководства страны, даже если они не подкреплены аналитическими выкладками экспертов.

Справедливости ради отметим все же, что даже в тех ограниченных рамках, в которые изначально были поставлены разработчики отчета, им удалось представить обществу и СМИ вполне добротный «блин» в виде систематизированного анализа вопросов ФС. Главный вывод, который напрашивается после чтения отчета, лишь в очередной раз подтверждает, что финансовая система Казахстана движется в верном направлении. А то, что чиновники явно хотят перестраховаться, ибо у бюрократического страха глаза велики, и найти «козлов отпущения» для оправдания известных проблем банковского сектора, так это дело понятное и привычное.

То в жар, то в холод
В первом разделе отчета - «Общие выводы» - сразу же обращает на себя внимание не совсем ясная позиция разработчиков отчета в отношении растущей внешней задолженности банков. С одной стороны, они признают, что «потребность в рефинансировании будет обеспечивать сохранение высокого уровня» этой задолженности банков в будущем. Но из отчета можно понять, что ничего страшного в этом нет, ибо «текущий уровень рисков банковской системы находится в контролируемом диапазоне и дополнительно обеспечивается высоким уровнем внутренней ликвидности».

К тому же низкий уровень этих рисков и высокая прибыльность банков напрямую от высоких цен на нефть и металлы не зависят - более важным условием для их процветания выступают факторы «стабильно высокого уровня деловой активности, доходов корпоративного сектора экономики и населения». В том, что эти факторы у нас налицо и сегодня, и в обозримом будущем, сомневаться не приходится, как и в том, что отечественных банкиров еще не скоро допустят к масштабному финансированию добывающей отрасли.

Однако затем авторы отчета указывают, что «нарастают риски потенциальной уязвимости банков со стороны ухудшения качества активов». Среди элементов этой уязвимости выделяются: 1) высокий уровень косвенных рисков, связанных с несоответствием валюты активов и обязательств корпоративного сектора экономики и населения; 2) увеличение долгового бремени физических лиц, опережающее рост располагаемых доходов населения, на фоне относительно низкого уровня сбережений; 3) высокая зависимость платежеспособности основных заемщиков банков, в частности в строительстве, от сохранения факторов, обеспечивающих потребительский спрос, и препятствующих существенной корректировке цен на реальные и финансовые активы; 4) увеличение кредитных и рыночных рисков, связанных с экспортом банковского капитала в страны с более высоким уровнем риска.

Но далее в отчете вновь звучит умиротворяющий мотив: «В условиях активизации денежных расчетов и высокой ликвидности основных финансовых посредников в платежных системах практически отсутствует вероятность возникновения системного риска по причине нехватки ликвидности. Действующие методы управления рисками полностью удовлетворяют требованиям систем и обеспечивают бесперебойную и эффективную их работу».

А затем читателям отчета вновь становится «холоднее», ибо его авторы в очередной раз меняют тональность: «В целом сравнительная оценка основных индикаторов уязвимости, определенных МВФ по результатам анализа азиатского финансового кризиса, показывает нарастание рисков, критических для финансовой стабильности Казахстана. В частности, повышаются риски, (1) сопутствующие либерализации финансового сектора и капитального счета, а также связанные с (2) ростом кредитов экономике и, прежде всего, секторам, ориентированным на внутренний потребительский спрос, (3) акцентом на залоговое обеспечение при кредитовании, а также (4) высокой долей кредитования недвижимости».

Зато в вопросе накопления международных резервов Казахстана авторы отчета занимают однозначную позицию. Сначала они делают вывод о том, что с учетом названных рисков, а также ростом «влияния нерезидентов на формирование обменного курса (как прямого посредством арбитража между активами в национальной и иностранной валюте, так и косвенного через рост внешней задолженности предприятий и финансовых институтов), уровень международных резервов можно оценить как минимально достаточный для обеспечения внешней ликвидности страны»!

Для подтверждения этой мысли авторы ссылаются на статистику, которая гласит, что «отрицательная валютная позиция сектора нефинансовых организаций не компенсируется объемом чистых активов» правительства и Нацбанка. И, наконец, констатируется, что уровень международных резервов Нацбанка и активов Нацфонда «не адекватен валютным рискам, присутствующим в других секторах экономики»!

Иными словами, чем более привлекательна будет наша страна для иностранных инвесторов, контролирующих основную часть активов крупнейших нефинансовых организаций, и чем больше будут занимать за рубежом нацкомпании и прочие госпредприятия, тем больше нужно Казахстану копить денег для неких будущих поколений, отказывая нынешним казахстанцам в нормальных дорогах, чистых воздухе и воде и прочих составляющих цивилизованной инфраструктуры.

Тогда зачем винить банкиров?
Кстати, из приведенных в отчете данных выясняется, что как раз у банков чистая валютная позиция положительная - на конец сентября прошлого года она составляла $0,4 млрд., тогда как у нефинансовых организаций значилось минус $27,12 млрд.! А в целом по экономике эта позиция составляла минус $7,41 млрд. Тогда зачем винить банкиров? До каких размеров нужно Казахстану довести свои резервы, авторы отчета тоже не говорят.

Вызывает удивление и их очередной «камушек» в адрес банковского сектора: «Необходимо провести всестороннюю оценку адекватности существующих инструментов регулирования нарастающих рисков в условиях, когда финансовые институты недостаточно полно и адекватно оценивают потенциальные угрозы».

Исходя из приведенной в отчете статистики, было правильнее заявлять о том, что как раз нефтяники и металлурги страдают неадекватностью оценки потенциальных угроз. Однако в отчете предлагается почему-то в качестве приоритетной задачи для обеспечения ФС Казахстана сместить акцент «с политики стимулирования высоких темпов экономического роста в целом, и финансового сектора в частности, в пользу мер по более эффективному ограничению рисков». Вот уж действительно ситуация, когда за деревьями проблем финансового сектора не видят или не хотят видеть целый лес структурных перекосов в реальном секторе экономики!

То же самое относится и к позиции авторов отчета в отношении роста обязательств частного сектора. С одной стороны, они отмечают, что «увеличение долговой нагрузки корпоративного сектора, в том числе перед кредитными институтами, в условиях достаточной ликвидности и высокого уровня прибыльности не несет непосредственной угрозы для финансовой стабильности». С другой - отмечается, что «значительный прирост внешних обязательств частного сектора, и прежде всего банков, увеличивает уязвимость экономики росту мировых процентных ставок, снижению спроса и цен на мировых товарных рынках». Почему на первое место выдвинуты банки, а не, скажем, нефтяные или металлургические компании, авторы не объясняют.

Вопросы вызывает и их тезис о том, что «максимальный эффект банковского финансирования в долгосрочной перспективе ограничивается низкой эффективностью использования предприятиями кредитов банков, которые направляются в большей степени на финансирование текущих потребностей, а также обращаются в торговле, строительстве и операциях с недвижимостью». Ведь всем известно, почему в нашей экономике сложилась такая ситуация: власти Казахстана раздали все лакомые куски в добывающей отрасли иностранным инвесторам и только в последнее время стали проводить здесь политику равноправного участия казахстанской стороны.

И еще о властях - именно им принадлежит сегодня первая скрипка в росте инфляции, поскольку из года в год повышаются выплаты пенсионерам и бюджетникам, расходы на оборону и прочие статьи бюджета. По этому поводу авторы отчета выражаются весьма определенно: «рост совокупного внутреннего спроса в условиях более низких темпов роста производительности в экономике имеет определяющее значение для ускорения инфляции и несет наиболее существенный риск для конкурентоспособности внешнего сектора».

Во втором, самом большом разделе отчета - «Макроэкономические риски и риски финансовых рынков» - ориентироваться довольно сложно, ибо он перенасыщен статистическими выкладками, к тому же некоторые из его 5 подразделов разбиты на целый ряд составляющих и представляют собой своего рода мини-отчеты.


С ног на голову
В первую очередь внимание здесь привлекает тезис аналитиков о том, что хотя благоприятная ценовая ситуация на экспортные товары Казахстана и сохраняется, но одновременно несколько ухудшились условия привлечения финансирования на внешних рынках капитала в виде роста стоимости заемных средств. Этот фактор вместе с «сокращением избыточной ликвидности может в среднесрочной перспективе ограничить возможности рефинансирования корпоративными заемщиками своих обязательств».

Другая угроза - снижение уровня ликвидности на внешних денежных рынках, сокращение инвесторами своих позиций в акциях компаний развивающихся рынков.
Сохраняется неопределенность и в отношении будущего соотношения обменного курса ведущих валют мира, в то время как действуют фундаментальные факторы снижения стоимости доллара США по отношению к ним. В свою очередь растет и волатильность ежедневного обменного курса тенге, а также рубля, что, по мнению авторов отчета, «в целом отражает некоторое повышение уровня зависимости между валютными рынками России, Казахстана и ключевых мировых валют».

Говоря об устойчивости экономического развития, разработчики отчета делают любопытные заявления. С одной стороны, они считают, что в «настоящее время отсутствуют факторы, которые могут способствовать существенному замедлению деловой активности в среднесрочной перспективе» (с. 19). С другой стороны, указывается, что «при общей устойчивости государственного бюджета сохраняются определенные риски, связанные со значительным ростом бюджетных расходов и достаточностью Национального фонда… в случае ухудшения внешних факторов».

Как это ни удивительно, однако аналитики указывают на снижение доли нефтяного сектора в структуре поступлений государственного бюджета - с 21% в позапрошлом году до 14% по итогам 10 месяцев прошлого года. Причина этого явления проста - все нефтяные поступления с 1 июля прошлого года идут прямиком в Нацфонд, а у бюджета нет потребности в гарантированных трансфертах из фонда.

Что касается конкурентоспособности внешнего сектора, авторы отчета вполне справедливо указывают на растущие риски, «связанные с несбалансированным ростом заработной платы и производительности труда в реальном секторе экономики». Кроме того, за последние три года (по состоянию на сентябрь прошлого года) реальный эффективный обменный курс тенге к валютам стран дальнего зарубежья подрос почти на 30%, и «данный рост эффективной стоимости тенге не был компенсирован реальным удешевлением тенге по отношению к валютам стран СНГ и, прежде всего, рублю».

Статистические выкладки, приведенные в отчете, показывают, что в 2000-2005 годах темпы роста производительности в промышленности Казахстана в среднем на 5% превышали рост производительности стран - наиболее крупных торговых партнеров, включая и Россию. При этом в России рост заработной платы в промышленности за период 2000-2002 гг. в 1,7 раза превышал изменение стоимости рабочей силы в Казахстане, что обеспечивало достаточный запас конкурентоспособности с точки зрения показателя относительных затрат труда на единицу продукции.

Внимательные читатели сразу же сделают из этих выкладок вывод о том, что власти нашей страны в отличие от Кремля в первые годы экономического подъема позволили инвесторам в большей степени эксплуатировать казахстанских рабочих по сравнению с соседней страной и не повышать им при этом адекватно заработную плату. Однако в 2003-2005 годах в этой сфере произошел перелом тенденции - зарплата в промышленном секторе Казахстана стала расти быстрее, чем в России и это изменение почти полностью свело на нет преимущество более высокой производительности труда. По всей видимости, благодарить за этот перелом нужно две последние избирательные кампании - парламентскую и президентскую.

Однако еще большие риски несет рост выплат доходов иностранным кредиторам на фоне активного внешнего заимствования. Дело в том, что это ведет к опережающему росту затрат по сравнению с производительностью в реальном секторе экономики, усиливает потенциал негативного влияния относительного изменения курса тенге и в итоге повышает уязвимость платежного баланса в случае значительного снижения мировых цен на энергоносители.

По данным, приведенным в отчете, доходы нерезидентов от иностранных прямых
инвестиций в Казахстане к концу первой половины прошлого года поднялись до 9,8% от ВВП, тогда как в 2000-2002 годах они были на отметке 5%. Впрочем, хотя за последние годы краткосрочные внешние обязательства долгового характера выросли почти в 5 раз, их доля в валовом внешнем долге на конец июня прошлого года не выглядела угрожающе, ибо не превышала 17%, в то время как в развивающихся странах и государствах с формирующимся рынком этот показатель в среднем находился на уровне 20% по итогам 2005 года.

Еще один негатив, отмеченный в отчете, - рост инвестиций из Казахстана за рубеж, в результате чего внешние активы за 5-летие увеличивались темпами, вдвое большими по сравнению с динамикой внешних обязательств страны. А поскольку доходность от инвестирования средств Нацфонда и финансовых операций банков за границей невысока, то «общая доходность вложений за рубеж остается достаточно низкой по сравнению с доходами, получаемыми иностранными инвесторами в Казахстане. Это создает определенные риски неэффективности использования заемного капитала в финансировании иностранных активов в условиях существенного роста внешних обязательств», указывается в отчете.

Здесь же в очередной раз авторы отчета пытаются убедить читателей в том, что нужно в первую очередь ограничивать аппетиты банкиров на внешние заимствования. Сначала отмечается, что внешний долг финансового сектора вырос в 6 раз за последние три года и достиг почти 40% валового внешнего долга Казахстана. А затем делается неожиданный реверанс в сторону иностранных нефтяников - оказывается, «высокая концентрация внешней задолженности в этих секторах несет менее существенные риски для платежеспособности Казахстана в сравнении с рисками финансового сектора»!

Исходя из этого посыла, авторы констатируют, что, «с точки зрения финансовой стабильности, способность банков эффективно размещать привлеченные на внешних рынках капитала средства и адекватно оценивать риски оказывает в настоящее время все более существенное влияние на потенциальную способность страны в целом своевременно отвечать по обязательствам перед иностранными кредиторами».

По этому поводу журналистам остается лишь развести руками, рекомендуя аналитикам АФН и Нацбанка посмотреть хотя бы телевизионные репортажи из Ирака и прочих стран, страдающих от «проклятья ресурсов». Повсюду там в макроэкономических и социальных проблемах виноваты как правительства, так и иностранные инвесторы, поскольку обе эти стороны не заинтересованы в прозрачности ведения дел в добывающей отрасли!

Штрихи к портрету валютного рынка
А вот какие интересные штрихи к портрету рисков валютного рынка Казахстана содержатся в отчете. Поскольку со второго квартала прошлого года банки на ежемесячной основе предоставляют отчетность по источникам спроса и предложения на внутреннем валютном рынке, то из нее следует, что более 70% поступлений инвалюты на счета клиентов банков-резидентов приходится на поступления от нерезидентов.

В поступлениях от нерезидентов доминируют расчеты по товарам и услугам (более 80%), а у резидентов поступления формируются главным образом счет операций внутреннего заимствования в инвалюте. В третьем квартале прошлого года на клиентов банков-резидентов пришлось 94% продаж инвалюты из общего объема $11,2 млрд., а на долю 100 крупнейших предприятий реального сектора (в основном добывающей отрасли) - более половины от суммы продаваемой инвалюты клиентами-резидентами.

В отчете констатируется «очевидное стремление предприятий-экспортеров к управлению доходностью, в том числе за счет спекулятивных операций на внутреннем валютном рынке», что «обусловливает высокую степень неопределенности в отношении баланса спроса и предложения валюты на внутреннем валютном рынке». Поэтому в связи с отменой с 1 января 2007 этого года ограничений по целям приобретения инвалюты на внутреннем валютном рынке «существует риск увеличения волатильности соотношения спроса и предложения на иностранную валюту, так как проведение спекулятивных операций на внутреннем валютном рынке станет доступным не только для предприятий-экспортеров».

Тем не менее авторы отчета вполне справедливо констатируют, что этот риск в «значительной степени ограничивается низким потенциалом предприятий несырьевых отраслей в проведении операций по купле-продаже иностранной валюты в
объемах, способных существенно повлиять на внутренний валютный рынок».

Масла в огонь добавляет и то обстоятельство, что «инвалютные средства, получаемые предприятиями в качестве экспортной валютной выручки и заемных ресурсов, намного перекрывают потребности в инвалюте для расчетов с нерезидентами». Только в третьем квартале прошлого года по расчетам клиентов банков-резидентов с нерезидентами поступления превысили снятия на $1,1 млрд. Исходя из этих выкладок, в отчете делается следующий вывод: «При сохранении сложившихся соотношений дальнейшее нарастание масштабов внешнего заимствования банков усиливает риск дестабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке вследствие чрезмерного притока капитала».

Конечно, этот мощный приток капитала мог бы пойти на развитие фондового
рынка. Увы, безжалостная статистика показывает, что АФН и Нацбанк зря срубили
тот самый сук, на который сегодня они могли бы опереться. После трех лет со дня
введения в действие Закона «Об акционерных обществах» количество действующих выпусков акций с начала 2004 года сократилось на 34,2% вследствие добровольной реорганизации либо ликвидации акционерных обществ, которым было предписано увеличить свои уставные капиталы до 50 тысяч МРП.

Примечательно, что в целом по корпоративному сектору казахстанской экономики
преобладающую долю в структуре финансов занимают обязательства перед нерезидентами - задолженность перед ними за 2001_2005 годы выросла в 2 раза! При этом уровень внешних обязательств растет как за счет проектов по разработке нефтегазовых месторождений, где преобладают иностранные инвесторы, так и в результате более активного присутствия иностранных финансовых учреждений, доля которых во внешних обязательства увеличилась до 6% в 2005 году.

Любопытно и то, что в 2004_2005 годах по сравнению с предыдущим двухлетним периодом соотношение темпов роста кредитов в иностранной валюте и тенге складывалось в пользу первых, ибо кредитование в инвалюте выросло в 2,5 раза, тогда как прирост тенговых кредитов банков сократился.

Все не так уж и плохо
Третий раздел отчета - «Институты финансового посредничества» - содержит весьма спорный тезис о том, что «опережающая динамика активов финансовых институтов в сравнении с ростом ВВП увеличивает подверженность макроэкономическим рискам, связанным, прежде всего, с ростом кредитования, сопровождаемым значительным ростом цен на активы».

Ну, во-первых, сами авторы отчета отмечают, что уровень финансового посредничества и степень подверженности системным кризисам в странах Азии, испытавших кризис финансовой системы в 1997-1999 годах, были выше, чем в Казахстане, если не считать Индонезию. Ниже у нас и отношение кредитов экономике к ВВП. А отношение совокупных банковских активов к ВВП составляет 75,4% и по этому показателю Казахстан приближается к странам, недавно присоединившимся к Европейскому Союзу. Существенно ниже в Казахстане и доля так называемых «нефункционирующих» кредитов.

Во-вторых, авторы отчета опровергают тезис о растущей концентрации в банковском секторе, отмечая, что «доля активов 5-ти крупнейших финансовых институтов остается стабильной в банковском секторе и в накопительной пенсионной системе при тенденции ее снижения в страховом секторе».

Напомним, что эту тему особенно рьяно эксплуатировал прежний премьер-министр, с подачи которого, по всей видимости, на банкиров в прошлом году обрушил свой гнев и глава государства. На самом же деле аналитики АФН и Нацбанка считают банковский и пенсионный рынки «умерено концентрированными», что, кстати, снижает степень их подверженности системному риску. Зато на «низко концентрированном» страховом секторе конкуренция хоть и активнее, но его подверженность системному риску гораздо выше.

В отчете вполне справедливо указывается, что «менее концентрированные банковские секторы больше подвержены финансовым кризисам, чем более концентрированные банковские секторы с несколькими крупными банками. Кроме того, конкуренция и концентрация снижают хрупкость банков, чем способствуют стабильности банковской системы». Впрочем, уровень концентрации банковского сектора Казахстан все еще невысок - он составляет 0,62, тогда как по группе из 79 стран, обследованных Всемирным банком, этот показатель оказался на уровне 0,72.

Примечательно, что по уровню концентрации банковского сектора нас обошли такие развивающиеся страны как Камерун (0,95), Замбия (0,84), Мали (0,91) и Шри-Ланка (0,86). В Австралии, например, около 73% депозитов сосредоточено в 5-ти крупнейших банках, в Бельгии - 74%, в Канаде - 76%. Зато в странах, которые периодически сотрясают финансовые кризисы, концентрация депозитов гораздо ниже: 48% - в Аргентине, 58% - в Бразилии, 51% - в Нигерии.

В-третьих, реквиемом премьерству Даниала Ахметова звучит вывод авторов отчета о том, что после того, как «на протяжении 2001-2003 годов наблюдалась устойчивая динамика роста как доли иностранного капитала в совокупном уставном капитале банковской системы, так и удельного веса активов таких банков в общих активах сектора», в последние годы показатели иностранного присутствия значительно сократились.

Действительно, к моменту назначения г-на Ахметова премьером в первый раз в середине 2003 года эти доли достигли наивысшего значения порядка 50%, а затем начали стремительно снижаться, опустившись к 10-процентной отметке. А ведь в целях выравнивания условий участия резидентов и нерезидентов в капитале банковского сектора был отменен ряд требований к деятельности нерезидентов и упрощены процедуры формирования капитала банков за счет средств нерезидентов. Однако иностранные банкиры в результате наблюдений за ожесточенным «наездом» прежнего правительства на позиции ведущих банков страны рассудили вполне трезво и не стали вкладывать деньги в открытие новых дочерних банков в Казахстане.

Увы, рассуждать на публике также свободно, как и журналисты, чиновники не могут, а посему авторам отчета пришлось констатировать, что «снижение доли иностранного капитала в уставном капитале банков Казахстана при либерализации доступа иностранных инвесторов на финансовый рынок страны нельзя рассматривать как «бегство иностранного капитала». Хотя одновременно заявляется о том, что такая картина стала «следствием увеличения уставного капитала двух крупнейших отечественных банков, сопровождаемого снижением доли участия нерезидентов в данных банках».

Но разве снижение доли участия нерезидентов не является признаком «бегства» иностранного капитала? Еще удивительнее в канун вступления Казахстана в ВТО звучит следующий тезис: «В целом, снижение доли иностранного капитала уменьшает подверженность банковской системы внешним шокам»!

Ну, и, конечно же, нельзя не сказать об избыточном уровне ликвидности банковской системы. По данным отчета, сводный коэффициент текущей ликвидности по состоянию на 1 октября 2006 года составил 1,43 при минимальной норме для отдельного банка 0,3, коэффициент краткосрочной ликвидности - 1,08 при минимальной величине в 0,5. Ресурсную базу банков внутри страны пополняют в первую очередь депозиты населения, правда, их рост отстает от темпов увеличения объемов кредитования, в результате чего банки и вынуждены привлекать внешние займы.

За чей счет банкет?
Заключительный, четвертый, раздел отчета посвящен инфраструктуре финансового рынка. Самым интересным, с нашей точки зрения, является его подраздел «Регулирование финансовой системы», ибо в нем содержится информация о том, какую цену платят клиенты банков за ужесточение требований Нацбанка и АФН.

В результате введения в июле прошлого года новых минимальных резервных требований Нацбанка избыточная ликвидность банковской системы за три месяца, то есть к середине октября прошлого года, сократилась с 2,4 до 1,2 раза, а сумма МРТ возросла в 4,5 раза. В ответ, как указывается в отчете, «для снижения отрицательного результата, связанного с необходимостью отвлечения средств из работающих активов банковской системы, банки приняли меры тарифного характера.

То есть банки задачу увеличивающей себестоимости привлечения ресурсов решили посредством увеличения стоимости займов для клиентов. Так, в августе 2006 года по сравнению с июлем 2006 года (когда вступили в силу Правила о МРТ) средневзвешенная ставка вознаграждения по кредитам в национальной валюте повысилась с 15,3% до 15,9%, а по сравнению с декабрем 2005 года - с 14,2% до 15,9%».

Во что обошлись клиентам банков ограничительные меры АФН, в отчете почему-то не сообщается.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...