Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Однажды сделав выбор свой... Языковая реформа

Однажды сделав выбор свой...

Целесообразно ли переходить на латиницу? Каковы возможные последствия? Как будет выглядеть новоиспеченный казахский алфавит? Эти и другие вопросы сегодня возникают у многих казахстанцев. Особенно важной эта тема становится для тех, кто по разным причинам временно либо постоянно проживает за рубежом, в частности в англоязычных странах, и ежечасно пользуется латинским шрифтом. Хотелось бы выразить свое мнение по этому поводу. Поскольку эта языковая реформа является следствием признания роли западных языков в жизни нашего общества, имеет смысл рассматривать это решение с точки зрения внешней политики в вопросах языка, культуры и даже экономики.

Перед любой развивающейся страной всегда стоит главный вопрос: быть открытой для внешнего мира или оставаться в относительной изоляции? У каждого из вариантов имеются свои плюсы и минусы.

Первый путь развития предполагает открытость общества, и подобный процесс на сегодняшнем языке мы уже привыкли называть глобализацией. Она затрагивает в первую очередь экономику и не в последнюю очередь политику, культуру, образование и т. д. В частности, этот процесс влияет и на язык. Аналогично развивается и обратное явление: то, что в экономических теориях принято называть «локализмом», которое тоже затрагивает все сферы жизнедеятельности общества.

Для наглядности возьмем два примера. По первому пути последовала Япония, и все мы прекрасно знаем, каких вершин достигло это небольшое по территории государство в сфере высоких технологий, в экономике и во всеобщем благосостоянии нации. Эта страна не боится заимствовать, так как любые заимствования подлежат революционному усовершенствованию и фактически приводят к появлению новых технологий. То же самое, но гораздо раньше произошло и с языком, а точнее с письменностью: ведь немалая часть японских иероглифов, равно как и слов, была заимствована из китайского языка. Таким образом, успех Японии стал возможен во многом благодаря политике открытости государства к неизбежному влиянию китайской культуры и письменности, а также западной научной мысли. Но при этом Японии удалось сохранить национальную самобытность.

Другой пример — Китай. Во времена правления династии Минь император вел активную торговлю через морские пути со странами Азии и Восточной Африки. Причем китайские корабли были гораздо мощнее и совершеннее европейских. Но после того как государство прервало торговые отношения со своими партнерами, началось торможение в экономическом развитии страны. Таким образом, даже такая могучая нация осталась в тени других стран с менее богатым культурно-историческим наследием и человеческим потенциалом.

Однако у подобной изоляции есть и преимущества. Благодаря меньшему влиянию Запада в период изоляции Поднебесная сумела сохранить свою культуру, язык и письменность в гораздо большей степени, чем другие страны мира, в том числе и Япония.

Но в течение последних десятилетий под влиянием глобализации Китай предпринял кардинальные реформы в письменности. Во-первых, для того чтобы западному человеку было легче изучать китайский язык, который прежде всего пугает своими иероглифами, была разработана специальная алфавитная система языка на основе латинской графики, так называемый пиньин (pinyin). Другими словами, теперь любое китайское слово можно написать латиницей, то есть на пиньине, по простым систематизированным правилам правописания. Кроме того, сами иероглифы в недавнем времени были значительно упрощены. И теперь даже в кодировках операционной системы Windows по умолчанию заложены как традиционная, так и упрощенная система китайских иероглифов.

У нашей республики после распада Союза тоже был выбор: оставаться закрытой страной или стать открытой для мирового сообщества. Казахстан выбрал второе, и он по сей день следует в этом направлении. Вопрос «Быть или не быть латинской графике в нашем алфавите?», по существу, аналогичен вопросу «Быть нам страной открытой или закрытой?». Исходя из этого, нам предстоит выбрать один из двух сценариев.

Если мы оставим нынешний казахский алфавит и откажемся от каких-либо реформ, то по-прежнему будем иметь исторически сложившиеся тесные культурно-экономические связи с Россией. Влияние же англоязычного Запада, в частности Америки, будет по-прежнему немалым, но не настолько значительным, как, например, в бывших колониях Великобритании. Мы, кроме того, безболезненно сохраним богатое литературное наследие, накопленное за годы существования казахской кириллицы. Одним словом, мы мало чем рискуем, так как ничего не теряем и не приобретаем.

Если же все-таки вопрос решится в пользу латиницы, то многое изменится. Мы частично выйдем из одной сферы влияния и еще глубже внедримся в другую, более обширную, а точнее, глобальную зону влияния, в которой находятся такие передовые развивающиеся страны, как Бразилия, Индия, Корея, Сингапур. Это значит, мы будем подвержены еще большему культурному влиянию, в то же время перед нами раскроются обширные информационные возможности. Тем не менее, как и в любой реформе, строительство нового всегда сопровождается ломкой старого. Поэтому придется смириться с тем, что какая-то часть культурного наследия может быть утеряна, что молодое поколение еще сильнее будет подвержено влиянию западной культуры.

Но, с другой стороны, переход на латиницу автоматически приблизит зарубежных граждан (тех же пользователей Интернета) к казахскому языку и колоссально облегчит его изучение. Эта реформа к тому же облегчит участь наших соотечественников за рубежом, большая часть которых не владеет навыками чтения кириллицы, но интересуется событиями, происходящим на исторической родине. То есть произойдет некое взаимное сближение культур: мы частично теряем свое и вливаемся в общее, в то же время и мир начинает узнавать нашу культуру.

Поскольку Казахстан уже давно сделал выбор в пользу открытости внешнему миру, закономерным продолжением этой политики станет перевод письменности государственного языка на общепризнанную и доминирующую во всем мире латинскую графику. Стоит отметить, что это далеко не первый радикальный шаг нашего государства. В истории суверенного Казахстана уже принимались кардинальные меры, чтобы страна была официально признана независимой: мы ввели собственную национальную валюту, был осуществлен перенос столицы, что у многих поначалу вызывало сомнение. Однако сегодня не только казахстанцы, но и зарубежные гости не перестают восхищаться неповторимым обликом Астаны, темпам ее строительства. Поэтому подобная мера в языковой политике вполне отвечает тому стилю принятия смелых решений, которым владеет руководство нашей страны.

Чингиз КАРАГУЖИНОВ,

стипендиат президентской программы «Болашак»,

коллаж Натальи ХАРИНОЙ

Вашингтон — Павлодар


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...