Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

М. Сулейменов: «Я буду доказывать, что нет никакой государственной нужды...»

Чтобы разбить голову дубиной, большого ума не нужно

Ровно неделю назад мы начали рассказ об эксперименте, который решил поставить виднейший юрист Казахстана Майдан СУЛЕЙМЕНОВ. Один из разработчиков Конституции РК, Гражданского кодекса, около 70 законов, касающихся экономики и частной собственности, он получил уведомление от ГКП “Алматыжер” о сносе двух капитальных домов площадью 200 и 400 кв. м - его собственного и дочери, строительство которых доктор юридических наук закончил лишь в прошлом году. Большая госнужда нашей страны заключалась в том, чтобы на их месте какая-то фирма “Айсер” возвела частный развлекательный комплекс. Сулейменов решил бороться. Он попросил представлять его интересы известного в республике адвоката Александра РОЗЕНЦВАЙГА (см. “Эксперимент академика Сулейменова”, “Я к ним не пойду!”, “Перчатка брошена!”, “Время” от 1, 6, 7.3.2007 г.). Эксперимент академика вызвал широкий общественный резонанс в стране.

- Ситуация с принудительным изъятием участков напоминает мне известный эпизод из романа “Двенадцать стульев”. Помните, как отец Федор Востриков преследовал инженера Брунса по всему Союзу и настиг его аж в Батуме, предложив за прекрасный гостинный гарнитур генеральши Поповой (который тот и не думал продавать) аж двадцать рублей: “Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены”…

Александр Розенцвайг: Мне это больше напоминает сказку про Соловья-разбойника, когда специалисты с большой дороги фактически даже не покупают собственность, а отнимают самым нахальным образом.

- Почему эта проблема стала сегодня в Казахстане самой жгучей?

Майдан Сулейменов: Рассмотрим ситуацию чисто юридически. Есть такое вполне нормальное понятие, как “изъятие земли под государственные нужды” - строительство больницы, дороги, транспортной развязки. Это понятие действует во многих странах, хотя там несравненно большее уважение к частной собственности. У нас, к сожалению, оно превратилось в конфискацию земли под коммерческую застройку. И в Земельном кодексе так прописано: любой акимат может принять документ, на основании которого вас снесут. Человек оказался беззащитен перед местной властью, которая может творить все, что хочет, ссылаясь на закон.

- По уму, застройка города должна идти в соответствии с генпланом. Но вот наша редакция недавно проводила “прямую линию” с руководством ГКП “Алматыжер”, и выяснилось, что генплан города - главная военная тайна. Он какой-то скользящий, постоянно меняется - непонятно в чью пользу, и даже начальники “Алматыжер” не могут сказать, какие районы будут сноситься в слегка отдаленной перспективе. Этот документ вообще-то существует в природе?

М. С.: Конечно. Последний по срокам генплан развития Алматы утвержден постановлением правительства в 2004 году. Из него должны вытекать схема районного зонирования, план застройки. Но даже я, опытный юрист, посмотрел генплан на сайте акимата и ничего не понял - что и когда будет застраиваться. Генплан существует, но кто в него вносит изменения и какие, мы не можем проконтролировать. Я неоднократно сталкивался с ситуациями, когда мы требовали: представьте подлинник генплана. Нет, они представляют пятую копию выкройки из него, из которой трудно вообще что-либо понять.

- Так у кого в тумбочке лежит подлинник?

М. С.: В акимате должен лежать.

- Как бы документ ни прятали, но город должен развиваться, и генплан отражает перспективы этого развития. Что же вас возмущает?

М. С.: Я понимаю, когда сносятся ветхие строения. Я понимаю, когда строится дорога и твой дом стоит на пути: что тут сделаешь?

- Можно сделать крюк.

М. С.: Можно. Но никто же об этом не думает. Однако в моем случае изымается приличный кусок территории, на котором два новых капитальных сейсмоустойчивых дома, и на этом месте планируется построить развлекательный центр. Вот выкройка из какого-то документа (академик показывает не заслуживающий доверия листок, не раз прошедший через ксерокс). Никакой гарантии подлинности и адекватности этого документа нет. И нет гарантии, что он не был изменен или переделан. В принципе генплан должен храниться как эталонный образец.

- А тут, грубо говоря, в одном случае метр составляет 95 см, в другом - 115 см. Так?

М. С.: Естественно. Мой юрист попытался получить в “Алматыжер” выписку из подлинника генплана, а ему сказали - нету. На основании чего тогда меня собираются сносить?

- Скажите, а чем “госнужда” отличается от “госнадобности”? В английском языке это вообще одно слово - “need”…

А. Р.: По закону земельный участок изымается под госнужды в исключительных случаях с предоставлением равноценного возмещения. Эти случаи - строительство жизненно необходимых для города объектов: школы, больницы, дороги, когда иных вариантов, кроме сноса, нет. А что такое надобности? Понадобилось акимату - вот и снесли. А собственнику земли безразлично, по нужде или надобности изымают его недвижимость. Нельзя людей ломать через колено - с ними нужно договариваться.

- Государственная нужда - это прежде всего нужда простого гражданина, налогоплательщика, который это самое государство содержит. А тут под госнужду маскируются интересы крупного бизнеса.

М. С.: И это теперь называется “госнадобностью”. Конституционный совет вынес по этому поводу уже три постановления и во всех трех требует от правительства юридически определить понятия “госнужда”, “госнадобность”, “исключительный случай”, “равноценное возмещение”.

А. Р.: Потому что конституционное понятие “госнужда” подменили “госнадобностью”, которая вообще непонятно что такое. Это чистой воды законодательное лукавство.

- Какой смысл было лукавить?

А. Р.: Я здесь вижу откровенную коррупционную составляющую.

- И в чем она?

А. Р.: Законы у нас в целом неплохие. Но здесь сознательно вносится юридическая неразбериха. Значит, это кому-то нужно. Все постоянно говорят: внесите ясность, уточните, разграничьте дефиниции, а им отвечают: не настало время. Это блокируется кем-то…

- Кем?

А. Р.: Тем, кому это выгодно.

- На каком уровне власти - законодательной, исполнительной?

А. Р.: И законодательной, и исполнительной, которые, естественно, стимулируются крупным бизнесом. Вы не хуже меня знаете, что рядовому гражданину и простой компании получить эти сладкие площадки для застройки невозможно: нужны очень большие капиталы, огромные кредиты. Нужны связи. Пусть покажут, почему именно этому застройщику предоставлено право вести работы именно на этом участке. Но все делается кулуарно. Надо узнать, кто за ними стоит, - и все станет ясно. Но мы не знаем. И, может быть, узнаем не скоро, если вообще узнаем.

- Майдан Кунтуарович, вы решили поставить на себе эксперимент - добиваться правды законным путем. Каковы ваши дальнейшие шаги?

М. С.: Я буду доказывать, что нет никакой государственной нужды, ни тем более надобности в сносе обоих моих капитальных домов.

- Доказывать кому и каким образом? В “Алматыжер” вы идти не намерены, они к вам тоже не торопятся…

М. С.: Я буду отстаивать свое право в суде.

- Кстати говоря, на днях стало известно, что прокуратура южной столицы внесла протест на постановление акима о создании “Алматыжер”, тем самым признав его деятельность нелегитимной. Мы позвонили в это ГКП, и там ответили, что протест сам по себе ничего не значит - нужно решение суда. Кто может инициировать иск?

А. Р.: Это могут сделать и прокуратура, и частные лица, поскольку это публичные отношения.

- Так почему бы вам самому не начать эту процедуру?

А. Р.: Если подготовлен протест прокуратуры и мы узнаем, что дело начинает рассматриваться, то можем вступить в него на стороне истца, которым является надзорный орган, в качестве третьих лиц или в качестве соистца.

- Судя по всему, прокуратура спешить с иском не будет: тот протест, похоже, подготовили “для внутреннего пользования”, и он был обнародован только после президентского разноса 28 февраля.

А. Р.: Чтобы отработать дело в суде, нужно очень хорошо подготовиться, иметь определенный уровень квалификации, дать четкий правовой анализ, привести веские обоснования своей позиции… Ведь “Алматыжер” (который изначально должен был заниматься только земельным кадастром, то есть описью участков) приходит с уведомлением о сносе, имея полномочия государства: ГКП действует от имени акимата…

- Проходит в качестве продотряда? Или земснаряда?

А. Р.: Я бы сказал, в качестве дубины. Или торпеды. А вы знаете, как наши суды относятся к искам против госорганов. Это же будет иск к акимату.

- Вот вы говорите, что для подготовки иска нужны квалификация, доказательства, анализ. А ведь чтобы по праву сильного объявить человеку: “Убирайся со своей земли!” - таких стараний не требуется.

А. Р.: Для того чтобы разбить голову дубиной, большого ума не нужно. А вот для того чтобы туда потом мозги назад вправить и заставить голову нормально работать… И прокуратуре это предстоит сделать.

- Скажите, в Казахстане в принципе реально решить проблему нигилистического отношения государства к частной собственности граждан?

А. Р.: Сегодняшняя ситуация отбрасывает нас на десятки лет назад, ко временам продразверстки. И с таким багажом правовых отношений претендовать на вхождение в 50 конкурентоспособных стран мира, председательство в ОБСЕ, по меньшей мере, наивно.

- Так куда крестьянину с академиком податься?

М. С.: Некуда. Но я не хочу продавать свою собственность. А у меня ее отбирают. Для чего? Для того, чтобы отдать ее кому-то, чтобы этот кто-то заработал не 20 процентов - там рентабельность исчисляется сотнями процентов. Если человек не хочет продавать недвижимость, его никто не вправе заставить это делать. За исключением экстремальных обстоятельств, исчерпывающий перечень которых должен быть перечислен в законе. По Конституции изъятие собственности производится в исключительных случаях, и только судом. У нас же земля фактически изымается местной властью, и, как ни парадоксально, это право ей предъявляет Земельный кодекс.

- То есть зимой на улице с вас силком снимают пальто и предлагают взамен 100 тенге.

А. Р.: Да хоть тысячу! И суд уже не разбирается, законно отобрали пальто или нет, а только обсуждает сумму компенсации за него.

- Что делать?

М. С.: Народные избранники обязаны незамедлительно внести необходимые изменения в законы. По Конституции у нас человек является приоритетом и абсолютной ценностью, а не мифические “надобности”. Наше государство должно служить человеку, поскольку оно живет за счет него. И государство не имеет права обижать человека, будь он академик или дворник. Наша же власть, отнимая у человека исконное право - право на жилье, в массовом масштабе порождает собственных противников.

Вадим Борейко


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...