Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Туда и обратно, или Меняем Азию на Европу, село - на город

Нынче находится все меньше желающих уехать из страны насовсем. Стремительные изменения в экономике делают жизнь в Казахстане все более привлекательной.

А вот внутренняя миграция, напротив, только набирает обороты. Это типично для всего мира: крестьяне бросают дома и отправляются в города, поближе к рабочим местам и цивилизации. Казахстан - не исключение.

Но в нашей стране, где сравнительно небольшое население живет на огромной территории, процессы внутренней миграции имеют особый оттенок. Кажется, если этот поток не остановить, то скоро все казахстанцы будут жить вокруг нескольких городов, бросив исконные земли на произвол судьбы.

Но далеко не во всех регионах крестьяне оставляют насиженные места ради городских удобств. В некоторых даже перебираются из города в перспективные поселки.

Место моего рождения (автор - Жанат Гранатова. - Прим. ред.) - село Каратал Хобдинского района. Но при всем желании не смогу побывать в местах своего детства ни сегодня, ни в будущем - Каратала уже несколько лет не существует. Жители села за два десятилетия разъехались по стране в поисках лучшей доли.

Каратал - не единственная жертва новейшей истории. В 2003 году было “списано” три сельских населенных пункта, в 2005 году -12. В наши дни без электричества обходятся жители 14 сел, без телефонной связи - 87, и при всем богатстве природных ресурсов без газа живут 385 населенных пунктов.

В последние два-три года ситуация начала стабилизироваться. Все чаще приходят известия, что возвращаются люди из городов в село. В 2005 году сельское население области увеличилось на 2440 человек, в 2006-м - на 3278 человек.

Возможно, жить на селе скоро станет легче. В ближайших планах - строительство 20 школ, 163 больниц и поликлиник,

35 объектов культуры. Ожидается подведение газа к 21 населенному пункту, восстановление системы водоснабжения в 54 селах и электрических сетей протяженностью 108 километров, ремонт 318 километров автодорог области.

Уже сданы в эксплуатацию 10 библиотек, 13 сельских клубов и капитально отремонтированы 14 объектов культуры за счет средств местного бюджета в сумме 150,3 млн. тенге. Только в прошлом году на средства местного бюджета отреставрировано 7 районных и сельских домов культуры. И, что особенно приятно, два музея!

Летом прошлого года с карты Западно-Казахстанской области исчезли сразу три населенных пункта - разъезд Анкаты Бурлинского района и села 2-я пятилетка и Акчи Чингирлауского района. Решение об упразднении принято в связи с переселением жителей данных населенных пунктов в другие села и районы.

За последние три года на обустройство сельских территорий было потрачено 6 миллиардов 800 миллионов тенге из местного и республиканского бюджетов. Деньги тратятся на строительство и ремонт школ, больниц, дорог, клубов, а также на водоснабжение, газификацию и электрификацию. Поэтому многие села ожили, обустраиваются и уже не напоминают поля минувших сражений.

Но люди все равно стараются перебраться поближе к цивилизации. Хотя трудно таковыми назвать самозастроенные окраины Уральска: у властей нет денег на то, чтобы обустраивать их.

Если три года назад в Кызылординской области насчитывался 41 населенный пункт, в котором проживало менее 50 человек, то сейчас их осталось девять, остальные исчезли. Вот еще статистика: в селах сейчас живет около 290 тысяч человек, тремя годами ранее цифра была гораздо внушительнее - 360 тысяч.

Итоги первого этапа региональной программы развития сельских территорий плачевны. Реформы на селе пока не дают ожидаемого экономического роста. Не последнюю роль сыграло и массовое переселение крестьян в близлежащие города, где они застраивают глинобитными хижинами солончаки на окраинах.

Отчего опытные и трудолюбивые рисоводы и животноводы бегут в город? В аулах с каждым годом становится все меньше работы - уменьшаются посевные площади, животноводство области к началу нового века потеряло половину поголовья скота, исчезло каракулеводство. И в то же время на селе, особенно в растениеводстве, явно ощущается дефицит рабочих рук и специалистов.

Только нынешней осенью в Костанайской области было упразднено 9 сел, а с 2004 года в Костанайской области стало на 63 деревни меньше. Есть и другие примеры: нынешней же осенью еще недавно практически безлюдные Коскудук и Бозбек получили статус сел. В одном сегодня более 100 жителей, в другом более 200.

К завершению региональной программы развития сельских территорий на 2004 - 2010 годы планируется, что в регионе не останется ни одного села с низким потенциалом развития. Власти обещают, что жить в деревнях станет лучше. Но самих деревень будет меньше.

Из 847 восточноказахстанских сел только десятая часть признана селами с высоким потенциалом развития. То есть в них есть все нужное для жизни - рабочие места, школы, фельдшерско-акушерские пункты, связь, вода, электричество…

Свыше 80 процентов сел значатся в “середнячках” и 4 процента - села умершие или близкие к тому, чтобы исчезнуть с карты области. Это по официальной статистике, в реальности картина еще безрадостней.

В катон-карагайских Язевке и Усть-Язовой осталось по 10-12 дворов, в зыряновской Кутихе - 7, по пальцам можно перечесть жителей в глубоковской Карагужихе, не имеющей ни дороги, ни света, ни связи. Однако по статданным все эти села - “середняки” или, иначе говоря, перспективны для развития и роста!

Только в прошлом году из глубинки выехало около 12 тысяч человек, отдав предпочтение городам или близлежащей округе. Черновинский сельский округ (Катон-Карагайский район) ежегодно покидают 10-12 семей, пустеют аулы Урджарского, Курчумского, Зайсанского, Тарбагатайского районов.

При этом даже благополучные (читай: соседние с Усть-Каменогорском и Семипалатинском) районы испытывают острейший дефицит квалифицированных рабочих рук. Днем с огнем не найдешь трактористов, водителей, механиков, шорников, кузнецов…

В областном акимате убеждены в необратимости такого процесса. Во всем мире, мол, селяне мигрируют в города. Однако для Казахстана отток населения из Урджарского, Курчумского, Катон-Карагайского, Тарбагатайского и других районов означает кроме всего прочего и опустение приграничных с Китаем земель.

Павлодарцы говорят: если раньше на селе было очень трудно, то теперь просто трудно. Безнадега осталась в прошлом, началось время осторожного оптимизма.

Чиновники отрапортовали: за три года выполнили 87 мероприятий на сумму более 22 миллиардов тенге. На эти деньги открывались пекарни, колбасные, молочные и пимокатные цеха, закупалась сельхозтехника. В павлодарских селах построены восемь школ и одна школа-интернат для туберкулезных больных, для них же открыты две больницы, одна сельская участковая больница.

Одновременно власти решали проблему водоснабжения деревень.

Официальным результатом этой работы стало то, что к двум селам с высоким потенциалом развития в области добавилось еще 39. На второй этап госпрограммы в сельское хозяйство планируется инвестировать более 7 миллиардов тенге.

Стали ли возвращаться в села люди? Такие случаи - редкость. И предприниматели, имеющие возможность платить неплохие по сельским меркам деньги, все чаще жалуются на отсутствие рабочих рук.

Поселков в Мангистауской области на огромной пустынной территории настолько мало, что их сразу и не отыщешь на карте. Все они расположены в местах, где имеются природные источники воды, - там есть растительность, а значит, и возможность заниматься сельским хозяйством, в основном животноводством.

Исключением является только поселок Курык, созданный искусственно на пустынном каменистом берегу Каспия ради очень удобной бухты, куда шли первые грузы для строительства Актау. Там же находился и первый аэропорт. Но когда в областном центре появился свой морской порт и свой аэропорт, Курык стал погибать. В 90-е годы работы не стало совсем, люди бросали дома и уезжали.

А сейчас есть повод вернуться - принята программа по строительству в Курыке нового порта, нефтяных терминалов и судостроительной верфи. Теперь уже из областного центра люди устремились на заработки в Курык. Поселок оживает на глазах.

Что касается остальных сельских населенных пунктов, то они благодаря животноводству выжили в трудные времена. Ни одно село в области не брошено. А за последние несколько лет их население даже увеличилось, так что стало не хватать жилья.

Но эта проблема решается. За прошедший год построено 33 коммунальных дома, в этом планируется построить 30 двухквартирных и 20 трехквартирных домов для семей оралманов в Тупкараганском районе. В крупных сельских населенных пунктах появились промышленные объекты, к примеру, цементный завод в поселке Шетпе, что дало дополнительные рабочие места для сельчан.

В Северном Казахстане сегодня 724 села. Три с половиной года назад их было на 35 больше.

Правда, времена, когда сельчане бросали родные дома и уезжали, уже прошли. По данным чиновников от сельского хозяйства, в 2003 году 253 населенных пункта были отнесены к первой категории развития, то есть обладали высшим потенциалом. В 2006 году таковых насчитывалось уже 357.

Жизнь североказахстанского крестьянина стала куда легче. Села преобразились, зарплату стали выдавать “живыми” деньгами. И у молодежи растет интерес к крестьянскому и фермерскому труду.

Число благополучных сел, готовых принимать переселенцев, растет год от года. Например, всегда готов принять пополнение Советский сельский округ района имени Магжана Жумабаева. В округе три села, где проживают около 3 тысяч человек. Земледельцы получают стабильно высокие урожаи, успешно развивается свиноводство. Округ готов принять до 300 новых жителей.

Но сельский люд все равно стремится в города. В 2001 году в города переехало около 4,5 тысячи крестьян, в 2005-м - больше 7 тысяч.

Прощаясь с жизнью селянина, североказахстанцы бегут от бездорожья, грязной питьевой воды, слабой медицины и образования.

Но находят себя в городской цивилизации не все. Добрая часть постояльцев Петропавловского центра адаптации для лиц без определенного места жительства - сельчане, наивно приехавшие искать свое счастье в городе.

В Атырауской области никогда не существовало проблемы миграции людей в город. Сельчане как жили много лет на своих отгонных участках, так и живут. Правда, небольшая часть молодежи пытается иногда обосноваться в “нефтяной столице”. Только сделать это сложно, жизнь в городе слишком дорога, без нужных тут специальностей не прокормишься. Вот и возвращаются домой.

В области за последние три года исчезли два села: оказались в санитарной зоне крупного промышленного предприятия - Тенгизского газоперерабатывающего завода. Жителей этих сел переселили в город Атырау и поселок Жана Каратон-Жылыойского района.

Значительная часть нефтяных месторождений находится в сельской местности, это дает людям работу. Поэтому искать лучшую долю многие стараются у себя под боком, не бросая обжитые места.

Директор группы оценки рисков Досым Сатпаев:

- Все, кто хотел уехать из Казахстана, уже уехали. Если, например, в начале 90-х и до середины одним из мотивов отъезда была неуверенность перед будущим, страх перед кризисом, то сейчас этот мотив уходит на последний план.

На первое место у многих, кто уезжает из Казахстана, встает определенное опасение по поводу того, что в республике сокращается сфера применения русского языка. Во-вторых, многие опасаются того, что все меньше шансов у представителей нетитульной нации попасть на государственную службу.

Тем не менее именно страх перед формированием новой национальной идеологии, повышением статуса казахского языка настораживает тех, кто видит в этом некую угрозу для своей социально-культурной идентичности. И естественно, многие думают, что смогут найти эту идентичность в России или Украине.

Заместитель председателя координационного совета русских, славянских и казачьих организаций РК Анатолий Чесноков:

- Многие интересуются Программой содействия соотечественникам, подписанной в прошлом году Путиным. Но это не означает, что все эти люди уедут.

Анкеты в консульства России сдают многие, но все будет зависеть от комплекса компенсационных мер, которые обещает программа. Скорее всего, первыми уедут люди села и те, кто хочет воссоединиться с родными.

Более подробный портрет выезжающего на историческую родину станет известен уже в течение ближайших двух месяцев, когда Федеральная служба миграции России начнет свою работу в странах СНГ. Она-то и определит, какой статус будут иметь будущие переселенцы и на каких условиях будут переезжать на приграничные области России.

Всего в Программе содействия задействовано 12 областей и краев Российской Федерации: это Красноярский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Липецкая, Новосибирская, Тамбовская, Тверская и Тюменская области. Большинство регионов заинтересовано в восстановлении демографических пробелов, развитии производства, новых инвестиционных проектов, на которые недостает местных рабочих рук.

Демограф Макаш Татимов:

- Сенсационные периоды в эмиграции уже прошли. Самый массовый отток мигрантов из Казахстана был зафиксирован в 1994 и 1997 годах. Это были волны миграции в Россию и Германию. Уезжающие думали, что Казахстан будет развиваться как традиционное общество. И те, которые уехали, сейчас, возможно, сожалеют.

Впрочем, пока говорить о полном затухании миграции русских из Казахстана говорить рано. Даже несмотря на то что с 1999 по 2005 год миграция из Казахстана в Россию сократилась почти в 3,5 раза.

Полное затухание процесса эмиграции произойдет не ранее 2015 года, прогнозирует ученый. Несмотря на то что в 2005 году сальдо миграции из отрицательного стало положительным, произошло это в основном за счет притока оралманов.

Тихая миграция “европейских диаспор”, как называют русских, украинцев и белорусов в Казахстане, продолжается. Но радует, что “утечка мозгов” с каждым годом сокращается. Например, в 2000 году из Казахстана уехали 12 359 человек с высшим образованием, а в 2005-м - 1513 человек.

- Отъезд русских больше связан с их политическим сознанием, - говорит Макаш Татимов. - Раз у них свои национальные государственные образования существуют, они стараются туда уехать. Русские - в Россию, украинцы - в Украину.

Русское население не остро, но реагирует на введение казахского языка. Те, которые смирятся с казахским языком, будут изучать его. Одним словом, в Казахстане в конце концов останутся русские, которые и приняли менталитет Казахстана. Не зря же многих, кто все же уезжает на историческую родину, зачастую называют “казахами”.

Программа по содействию добровольному переселению соотечественников, которая была принята в России в прошлом году, многие уже успели окрестить “путинским призывом” и обещанный за второго ребенка материнский капитал, возможно, всколыхнет очередную волну миграции, но незначительно. В деторождаемости имеет силу не столько экономика, сколько психология, установка. По мнению Макаша Татимова, русские все больше будут копировать демографическое поведение местных народов, которые традиционно являются многодетными.

Жанар Канафина


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...