Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

В Караганде остановлены две шахты. 1 марта владелец прекратил финансирование предприятий

В Караганде остановлены две шахты. 1 марта владелец прекратил финансирование предприятий. Вывозится оборудование. Прекращена подача энергии и тепла. Началось затопление подземных выработок. 1400 шахтеров остались без работы. Но можно ли называть работой то, за что не получаешь заработную плату? Горняки шахты “Кировская” не видят денег уже полтора года.

Война не на жизнь, а на смерть разгорается на угольном рынке Караганды. В битве за уголь столкнулись интересы нешуточного бизнеса. Лавры индийского миллиардера, сколотившего состояние на нашем угле и металле, не дают покоя местным олигархам, изо всех сил пытающимся повторить успех Миттала. Еще есть шанс разбогатеть на остатках черного золота. А потому они бьются до последнего куска угля.

Две шахты Карагандинского угольного бассейна - “Кировская” и имени Байжанова, остановлены. 1 марта владелец шахт принял решение о прекращении финансирования объектов.

На предприятия прекращена подача электроэнергии. А это значит, что остановлен главный вентилятор - началось загазирование выработок. Прекращена откачка воды - началось затопление подземных горизонтов. И то и другое - катастрофа для шахт.

На “Кировской” каждый день простоя приносит убытки более миллиона тенге. На Байжанова цифры вырастают в геометрической прогрессии. И если горизонтальные выработки “Кировской” при больших деньгах и огромном желании можно будет когда-нибудь восстановить, то затопленные байжановские вертикальные стволы восстановлению практически не подлежат.

“Кировская” и Байжанова, бывшие когда-то гордостью Карагандинского угольного бассейна, похоже, доживают последние дни своей славной трудовой биографии. 1400 шахтеров лишатся работы. Угольный бассейн, город, государство, в конце концов, теряют две мощные шахты с перспективными пластами самого дорогого коксующегося угля.

Эти шахты, еще живые, добывающие, разобьют на лоты и продадут в розницу по частям: на металлолом, на кирпичи, как какую-то рухлядь. Такова реальная перспектива ближайших дней.

Байжанова почти десять лет была в простое. Когда добыча не велась, шахтеры разыгрывали между собой рабочие дни, как раньше талоны на польский гарнитур. На “Кировской” горняки не получают зарплату уже полтора года.

- Люди доведены до крайности, - говорит директор шахты Владимир Воронкин. - Ситуацию можно назвать чрезвычайной. На собрании люди выразили готовность пойти на экстремальные меры: выходить на площадь, перекрывать дороги, спуститься в шахту и объявить голодовку. Нам пришлось наглухо закрыть и опечатать спуск в шахту.

Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, мы подали в акимат Караганды заявку на митинг. Нам отказали. Меня предупредили о личной ответственности в случае несанкционированного выступления. Если проблема не разрешится в ближайшее время, что будет с людьми? 

На том собрании несколько рабочих пригрозили самосожжением. Средний возраст рабочих 50-55 лет. Кто их возьмет на работу?

На Байжанова - еще сложнее, это единственная в бассейне шахта с вертикальными стволами, своя специфика. И если она закроется, эти рабочие уже никому не нужны. Люди хотят работать. Для нас это действительно вопрос жизни и смерти.

На “Кировской” теперь постоянно дежурит наряд полиции. А на Байжанова в минувшие выходные начался демонтаж оборудования. Хозяин вывозит имущество, которое считает своим.

Ильдар Закиров, глава ТОО “Нефрит -2030” и владелец двух шахт, не скрывается и открыто говорит о своих намерениях:

- В шахту имени Байжанова моя компания инвестировала более восьми миллионов долларов. Впервые за 10 лет шахта начала добывать уголь, выплачивать зарплату и платить налоги. За прошлый год налоговые платежи в бюджет составили 200 миллионов тенге. Покупка “Кировской” обошлась нам в 705 миллионов тенге. Шахта на 90 процентов уже была готова к возобновлению добычи.

Но нам не дают работать! По Байжанова суды тянутся уже два года. Договор купли-продажи на “Кировскую” подписан 15 января. И чуть ли не на следующий день счета шахты арестовали, а я начал получать повестки в суд.

Я принял решение с 1 марта прекратить финансирование обеих шахт. Я готов согласиться с решением суда, если он признает договор купли-продажи недействительным. Нас это решение устроит, и мы не будем его опротестовывать.

Да, тысяча рабочих и их семьи окажутся на улице и без средств к существованию. Но я бизнесмен, бизнес должен приносить прибыль. Эти две шахты с первых дней приносят только проблемы и убытки. Мне нужно забрать свои деньги - 705 миллионов с “Кировской” и вложенный миллиард с Байжанова, и уйти с этих объектов. Деньги должны работать. Для меня это вопрос продвижения бизнеса.

В середине 90-х громадное подземное богатство Карагандинского бассейна раскололось на две неравные части. Самые лучшие и перспективные шахты забрал Лакшми Миттал, присоединив их к своей компании “Миттал Стил”. Шахты, не попавшие в зону интереса Миттала, пошли в свободное плавание по бурному морю дикого рынка.

“Кировская” и Байжанова переходила из рук в руки несчетное количество раз. Сколько раз их продавали с торгов - уже не может точно сказать ни один рабочий. Желающих купить шахты, да еще с большой скидкой, объявлялось немало. Покупатели азартно торговались, приценивались, покупали, перепродавали…

Но никто из хозяев надолго здесь не задерживался. А главное, никто не собирался добывать уголь. Всех интересовал только имущественный комплекс шахт, который можно выгодно перепродать или растащить.

Однажды шахту Байжанова купило некое ТОО “Силк трада -2000”. В тот же день (!) новые хозяева перепродали ее другой компании со сложным названием типа “Кирпич интернейшнл” (точнее на шахте уже никто не помнит, потому что никто его ни разу не видел). “Кирпич” владел шахтой пару недель, а потом скрылся в неизвестном направлении, прихватив все, что смог унести. На его поиски направили финполицию. А шахту тем временем вновь выставили на торги - пока еще было что продавать.

А один из переходных владельцев “Кировской” - ТОО “Отрар”, когда уже нечего было уносить и продавать, ухитрился перепродать свои долги. И ведь нашелся же покупатель!

И все было прекрасно. Всех такая жизнь устраивала, кроме рабочих, разумеется. Шахты медленно, но верно шли к печальному концу, то есть к распродаже до последнего кирпичика.

Но тут случилось неожиданное: нашелся покупатель, который купил шахты для того, чтобы… добывать уголь! Нетрадиционная ориентация сильно не понравилась окружению. Последний и нынешний владелец шахт - ТОО “Нефрит - 2030”, с первых дней не выползает из судов.

По двум шахтам в разных инстанциях и в разных судах рассматриваются или дожидаются рассмотрения, находятся в стадии обжалования или пересмотра более двадцати судебных исков. Бывшие владельцы судятся друг с другом. Все вместе судятся с новым хозяином. Требуют признать торги недействительными многочисленные кредиторы. Конкурсный управляющий требует возврата имущественного комплекса. Госматрезерв недосчитался 200 тысяч тонн угля, хранившегося на “Кировской” с советских времен, теперь опомнился и тоже требует возмещения 194 миллионов тенге. А под ногами путается еще тот самый, который перекупил чужие долги…

Новые хозяева тоже пишут встречные иски и требуют возбуждения уголовных дел против прежних. Дело дошло уже до драк, сейчас на больничной койке лежит юридический представитель одной из сторон со сломанной челюстью, выбитым зубом и сотрясением мозга.

Карагандинские суды совершенно растерялись в этой суматохе. И никак не могут взять в толк: кто чего добивается? На всякий случай большинство исков удовлетворяют. А конкурсному управляющему суд предложил пойти с “Нефритом” на мировое соглашение. “Мировую” управляющий оценил в 300 тысяч долларов - ему лично. (Не на этих ли “мирных” переговорах пострадала чья-то челюсть?).

И у кого теперь язык повернется осудить господина Закирова, который 1 марта сказал: баста! Забирайте свои шахты и гоните назад мои деньги!

Но оказалось, что шахты никому не нужны. Всем нужны только деньги. И последний суд, состоявшийся 5 марта, признал-таки договор купли-продажи законным и действительным. Только владельцу это уже не нужно. Он тоже выбрал деньги. Ничего личного - только бизнес.

Проигравшими в битве будут только рабочие. Шахтерам нечего продавать и даже нечего терять. У них не осталось даже пресловутых цепей пролетариата. Хозяева отпустили их на свободу. Без содержания с последующим увольнением.

После того как шахтерам запретили провести митинг, они обратились с просьбой в терком профсоюза угольщиков устроить им… экскурсию в Астану.

- Рабочие посетовали, что ни разу не видели столицу, - говорит председатель теркома Дмитрий Попов. - Говорят: организуй нам пару автобусов, хотим увидеть Астану, президентский дворец, посмотреть, где наши депутаты заседают… Я вот думаю, может, действительно устроить им такую поездку? А там будь что будет!

Может быть, в Астане шахтеры сумеют продать себя в хорошие руки? Или пристроить свои шахты? Например, государству.

А почему бы и нет? Ведь государство не оставило себе ни одной шахты. И деньги сейчас у него есть. И профильному министру наконец-то работа по специальности найдется.

А самое главное, 1400 бесправных заложников частного капитала вновь почувствуют себя полноправными гражданами Казахстана.

Татьяна Тен


Лучший выбор – инвес-тиции в свое образо-вание! MINI-MBA -43%

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...