Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Непродуманная языковая реформа может серьезно отразиться на экономике и научно-техническом развитии республики

Денис ДАШКОВ, 16.03.2007

Еще раз о роли казахского и русского языков в жизни Казахстана и казахстанцев

В одном из прошлых номеров «Республики» был опубликован материал под заголовком «Через язык постигая мир…». Его автор Гизат ХАЛИЛОВ, житель города Уральска (ЗКО), генеральный директор завода «Жаиккабель», представил на суд читателей нашей газеты свои размышления о судьбах казахского и русского языков, их роли в жизни Казахстана и казахстанцев.

Эта публикация вызвала немало откликов, в том числе и в региональной прессе. Поэтому мы попросили г-на Халилова ответить на ряд вопросов, возникших как у читателей «Республики», так и у журналистов некоторых изданий, в частности уральской газеты «Едил-Жайык».

Гизат Хамидуллович, судя по отдельным отзывам наших читателей, не все поняли, что именно Вы хотели сказать в своей статье. Хотя большинство откликов на этот материал были одобрительными, некоторые респонденты восприняли Ваши размышления как попытку принизить значение и роль государственного языка. Что Вы думаете по этому поводу?
- Основная цель моей статьи - показать, что, чрезмерно монополизируя казахский язык, казахстанский народ и в первую очередь сами казахи могут изолировать себя от большой цивилизации, увлекаясь переводом ради переводов. Думаю, невозможно постоянно переводить и внедрять в наш язык массу ежедневно поступающей извне информации. Даже уже переведенное люди не успевают усваивать. К примеру, возможно ли думающему и ищущему человеку ждать, когда переведут для него ту или иную научно-техническую, справочную или другую литературу, если она в русском варианте рядом и нужна уже «сейчас»? Как, к примеру, аннотации к вновь поступающим медикаментам? В этой «гонке» переводов даже простейшие справки и рецепты каждый будет переводить по-своему. Нетрудно представить, к чему это может привести.
Не принижая достоинств своего родного языка, я все-таки напомню своим оппонентам, что мы, казахи, общенародную, прогрессивную письменность получили менее ста лет назад. В связи с чем специальные, профессиональные направления языка развиты относительно слабо, но достаточно сильно развита художественная словесность и устное поэтическое творчество.
Поэтому я, говоря о том, что не следует загружать чрезмерно казахский язык специальной лексикой, считаю целесообразным параллельно, в равной степени пользоваться уже хорошо освоенным всем народом и отработанным во всех направлениях человеческой деятельности русским языком, придав статус ему второго государственного языка. И остановить тем самым брожение идей о внедрении латиницы или какой-нибудь другой письменности, чтобы не создавать путаницу в наше время, когда и без того народ мало читает художественную литературу.
Заявления же моих оппонентов, что казахи, ранее владевшие арабской письменностью, создали свой класс интеллигенции, - факт более чем натянутый, так как уметь писать и читать, пусть даже на арабском языке, еще не значит быть интеллигентом. А аргумент, что казахская интеллигенция в лице священнослужителей, врачей и учителей была почти полностью уничтожена в первые десятилетия советской власти, может вызвать только улыбку, поскольку священнослужители, как известно, заучивают Коран, в отличие от интеллигента, который должен иметь разностороннее интеллектуальное развитие и заниматься умственным трудом. А врачи и учителя, которых в Казахстане до революции было не слишком много, учились и овладевали этими профессиями опять же в России.

Вы знаете такие примеры?
- Например, мой отец, имевший шестилетнее религиозное образование до революции 1917 года, интеллигентом стал только после освоения русской письменности, работая учителем, а позже ветеринарным врачом, председателем колхоза. Кстати, в период коллективизации 1929 года он, спасаясь от собственных национальных выдвиженцев, ушел с семьей и родственниками не куда-нибудь, а в глубь России - в Пензенскую область, а затем в Саратовскую область. И, до конца дней оставаясь приверженцем ислама, он никогда ни одного нелестного слова о русском языке, России и ее людях не говорил. В возрасте 80 лет умер в Саратовской области.
Но вот что касается жертв того времени, то, думаю, моим оппонентам известно, что революции без жертв не бывает, как это ни прискорбно. Только ведь кто был прав тогда - «красные» или «белые» - теперь трудно утверждать. Одно неоспоримо - это то, что до революции на казахской земле не было светского государства с десятками промышленно-культурных центров, развитым земледелием и мощной транспортно-энергетической системой, созданной за 50-60 лет XX века.

Ваши оппоненты оспаривают Ваше утверждение о необходимости введения второго государственного языка в Казахстане, приводя в качестве примера Россию и Китай. Что Вы можете на это ответить?
- Что касается отсутствия второго государственного языка в России и Китае, я думаю, что, наверное, там в этом нет необходимости. Поэтому эти примеры, на мой взгляд, некорректны. А я бы привел другие примеры: по два и более государственных языков существуют, в частности, в Индии, Сингапуре. Кстати, в Индии (и в Бразилии) до сих пор значительная часть народа не умеет читать и писать, что я и подразумевал в своей статье, говоря о наличии всеобщего среднего образования у казахстанцев.
Мои оппоненты, дискутируя со мной по языковой проблеме, говорят и о моей производственной деятельности, сообщая читателям, что продукция нашего кабельного завода некачественная. Но ведь мы вообще еще не выпустили ни одного метра кабеля, хотя состояние завода, его готовность к выпуску продукции не вызывает сомнений ни у специалистов-кабельщиков, ни у руководства области и республики.
Завод, который в течение 10-лет не работает из-за отсутствия отечественной меди и оборотных средств, утраченных в Балхаше в момент его передачи иностранной компании, как раз-то строился мной для того, чтобы мой народ не посылал детей таскать тележки на базаре, а приобщился к высокоинтеллектуальному производству, каковым является электротехническое производство. Чтобы мои братья-казахи сегодня могли стать операторами, завтра - технологами, инженерами и т.д., чтобы мы производили сложную и качественную продукцию и могли бы встать не на словах, а на деле в один ряд с индустриально развитыми государствами.

А как Вы прокомментируете доводы Ваших оппонентов, утверждающих, что никакого оттока русскоязычного населения из страны, в частности из ЗКО, не наблюдается?
- Это утверждение надуманно. То, что процесс переселения идет, видно невооруженным глазом - по очередям, ежедневно собирающимся у порога консульства России в Уральске. Кроме того, в печати уже была информация, что эмиграция из области русскоязычного населения за 5 лет до 2006 года составила 15 тысяч человек, а это для нашей области значительные потери.
К сожалению, мои оппоненты, видимо, не понимают, что в первую очередь уходят высококвалифицированные специалисты, не менее востребованные в России или в той же Германии. Но кто заполнит этот вакуум на и без того малонаселенной территории нашей области?
Мне очень грустно, что критикующие меня люди не попытались хоть что-то почерпнуть из моей статьи для себя. И мне невольно вспоминаются слова Абая:
В переводе это: «Не внемлют не своим словам Болтуны, языком скосившие весь укос».

Но что может быть причиной такого восприятия чужого мнения, как Вы думаете?
- Возможно, виной тому низкий уровень интеллекта некоторых людей. И очень печально, что порой такие людей получают власть и, не понимая необходимости развития всех языков, звучащих на территории области, страны, закрывают русскоязычные школы, дабы без каких-либо усилий отчитаться об открытии школ с казахским языком. О таких людях у нас говорят: «Шаш ал десе, бас алад» (вместо волос снимает голову).
Хотелось бы спросить у них, сколько молодых людей крутится на рынках города, складывая два и два с помощью калькулятора, но владеющих казахским языком, - разве это вершина развития нашего родного языка?

А какой Вы видите вершину развития казахского языка?
- Я считаю, что гражданин Казахстана в первую очередь должен быть высокообразованным, квалифицированным, тогда он будет гораздо более полезен своему народу и государству. А школы, закрытые нашими чиновниками, должно быть, не одну тысячу людей подняли на этот высокий уровень и доказали свою полезность. Наука, как известно, не бывает национальной, она общечеловеческая.
Развития же казахского языка можно было, на мой взгляд, достигнуть за счет увеличения часов школьной программы, внеклассных занятий, улучшения методики преподавания, применения современных технических средств обучения, усиления подготовки кадров. Но над всем этим надо неустанно работать, думать, поэтому, видимо, легче закрыть эти школы и открыть потом опять, но под другим названием.
И вот что интересно: где были все эти господа, так называемые «национал-патриоты», в советское время? Разве они не могли так же выразить себя в те годы, или их сознание было в спячке и проснулось вместе с приходом суверенитета? Возможно, сегодня проявлять национальный патриотизм стало безопаснее, и национал-патриоты смело начали войну с «мертвыми» памятниками, именами исторических личностей, давно ушедших в иной мир, меняя десятками названия аулов, учебных заведений, улиц…
Ведь все-таки престижно «свалить» памятник пусть даже несуществующего теперь Дзержинского с одной из главных улиц города. Но почему-то в те «колониальные» годы господа «патриоты» безропотно учили детей, в том числе и казахов, на русском языке и не выступали инициаторами закрытия русских школ. Такое проявление «героизма» встречается обычно в дикой природе, когда на уже низложенного «царя зверей» некоторые мелкородные особи налетают стаями и раздирают на части.
В общем-то, критиковать всегда было легче и удобнее, нежели построить тот же кабельный завод на своей земле.

По-моему, Вы не слишком жалуете «национал-патриотов»?
- Да, потому что эти люди, по моему мнению, не понимают, куда толкают народ, чрезмерно возвеличивая национальную исключительность нас, казахов. Тем самым отвлекая людей от более насущных проблем - таких как развитие промышленности, сельского хозяйства, создание рабочих мест, подготовка рабочих кадров и др. Эти люди в силу своей интеллектуальной ограниченности работают на расслоение общества, создают обстановку недоверия, неуживчивости, почву для откровенного экстремизма и ярого национализма. Эти и другие амбициозные проявления национализма должны как минимум заслуживать пристального внимания соответствующих государственных органов.
В век стремительного развития высоких технологий, величие нации, народа и государства надо доказывать конкурентоспособностью во всех областях человеческой деятельности, что отражено в Послании президента Назарбаева.
И, на мой взгляд, одним из основных стержней объединения усилий всего народа, подключения к этому всех достижений науки, техники, культуры для эффективного выполнения этих задач должны быть два государственных языка - казахский и русский.

Гизат ХАЛИЛОВ, 09.02.2007

В настоящее время в казахских программах телевидения с завидным постоянством за «круглыми столами» обсуждаются вопросы наибольшей монополизации казахского языка, а также введение латинской письменности вместо существующей. Эти дискуссии создают впечатление, что язык нам нужен только для общения, ведения делопроизводства и литераторам для создания их произведений. Большинство этих людей не учитывают прямую зависимость развития экономики, науки, производства, сельского хозяйства, промышленности и других направлений деятельности человека от языка и его письменности.

Что касается промышленности, то ситуация с ней хорошо видна на примере города Уральска, где старые советские заводы дорабатывают свой век на старой советской технологии, где до сих пор не производится никакой экспортной продукции, и единственное новое производство - кабельный завод - остается до настоящего времени невостребованным при отсутствии аналогичного производства во всей юго-западной части республики и ежегодном ввозе названной продукции на сотни миллионов тенге.

Подобная ситуация, на мой взгляд, не создает положительных условий для скоропалительного вторжения в «святая святых» - сферу языковедения. Кроме того, эта так называемая реформа может серьезно отразиться не только на интеллектуальном развитии и психологическом состоянии людей, но и в не меньшей степени на экономике и научно-техническом развитии республики.

Выдвигая идею реформирования сложившихся устоев языка и письменности, инициаторы не берут во внимание планы правительства войти в число 50-ти наиболее развитых стран мира и в ВТО, развивать высокие технологии на основе созданных технопарков и при этом удерживать высокий уровень развития экономики. Думаю, что введение совершенно иной, чуждой народу письменности негативно отразится на выполнении этих программ.

Язык - это сложное явление, требующее особого внимания и осторожности в выводах относительно путей его развития.

Язык - это средство общения, аккумулирующее все достижения человеческой цивилизации, и только через язык можно развивать эти достижения, поглощать достигнутое другими народами, искать новое и возвращаться к опыту предков. История человечества, насчитывающая несколько тысячелетий, за весь период своего развития накопила огромный объем информации в истории, философии, культуре, научно-технических достижениях, военном строительстве, космонавтике, психологии, экономике, высокой технологии современности и многих других сферах человеческой жизни.

В связи с этим чем богаче и стабильнее в своем развитии история того или иного народа, чем больше носителей данного языка, тем больше язык обладает вышеназванной информацией, тем больше у него потенциальных возможностей аккумулировать новую информацию, соответственно, у этого языка более развиты словообразовательные свойства. И только благодаря вот таким потенциальным возможностям многие языки мира стали тем инструментом, который обеспечил современную цивилизацию, ускорение ее производительных сил и созидательного производства.

Цивилизация, которую создают более 6 млрд. человек, ежедневно, ежеминутно выдает огромный поток информации, большая часть которой еще многими языками и народами не освоена, в том числе и нашим, казахстанским. Естественно, что такая ситуация в современном мире предъявляет к тому или иному языку очень большие требования. И в связи с этим на планете выделяются более сильные, более совершенные языки, иными словами, наиболее развитые, более приспособленные к новым информационным нагрузкам, более гибкие в использовании, одним из которых, несомненно, является русский язык, словарный состав которого насчитывает несколько сот тысяч слов и который, по меткому определению М.В. Ломоносова, «вобрал в себя великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языков».

300 лет для народа - не малый срок. Именно тогда в условиях противостояния религии, чуждости наших народов, хан Абулхаир смог понять историческую необходимость отношений с Россией и обратился к царю с просьбой о подданстве, благодаря чему казахи сохранили нацию, язык, территорию. Прогрессивные люди нашего народа - Чокан Валиханов, Абай, находясь в условиях подданства, только поддерживали эти отношения, обращая внимание соотечественников на необходимость наибольшего познания русского языка.

Казахи и все казахстанцы владеют этим языком, многие из них владеют в совершенстве, чему способствовала, не в последнюю очередь, русская письменность. И в начале XX века, обретя в качестве второго языка русский и письменность на основе кириллицы, уже через 50-60 лет казахи вошли в число народов с всеобщим средним образованием, создали собственный класс интеллигенции.

Именно такой образовательный потенциал народа дал возможность после распада СССР создать собственное современное государство без каких-либо потрясений и сложностей, даже не имея исторических традиций государственности. А между тем в мире немало стран с богатым историческим прошлым, до сих пор не имеющих элементарной общей образованности населения.

Географически сложившееся наше соседство с Россией, с общей границей более 7 тысяч километров, предопределило взаимоотношения народов Казахстана и России, чему способствует еще и общая письменность, и знание языка. Сегодня огромный поток информации со всего мира в области науки, техники, культуры, медицины и т.д. в Казахстан поступает в основном через Россию, поток, который невозможно как остановить, так и заменить его потоком из англоязычной зоны.

На английском языке можно как-то научить говорить население, можно заменить кириллицу латиницей, как предлагают даже достаточно уважаемые люди республики, хотя для этого процесса нужны десятилетия. Но можно ли научить думать и создавать что-то на английском языке в силу отсутствия среды общения? Можно ли работать с научно-технической литературой? Нет, конечно. И в этой связи будет ли оправданным введение латиницы? Подобные реформы могут «откинуть» казахов и всех казахстанцев на десятки лет назад.

Идеологи латинской письменности ссылаются на опыт некоторых среднеазиатских республик, однако не учитывают того, что этот опыт у них пока еще не дал положительных результатов, что мы находимся в иных географических условиях, с огромной площадью нашего государства и разобщенностью людей. Не учитывается и то, что казахи и казахстанцы гораздо больше внедрены в русскоязычную среду - как психологически, так и в познании русского языка.

А ведь главным аргументом внедрения латинской письменности является желание приобщить казахов и казахстанцев к европейской цивилизации, ввести тем самым в англоязычную среду. Идея, на мой взгляд, является утопической еще и потому, что у нас нет и не может быть англоязычной среды в силу географической отдаленности от нас самой Англии. Общеизвестно, что наличие среды общения является одним из основных факторов в изучении какого-либо языка.

А что касается разницы в количестве букв в алфавите, то этот аргумент, на мой взгляд, настолько незначителен, что не может влиять на развитие письменности, так как существующий алфавит уже утвердил свою жизнеспособность в литературных и других письменных работах казахов. Но если кто-то считает, что не все звуки нашего языка отчетливо выражаются существующими буквами, то можно, наверно, предложить дополнительную доработку алфавита. Хотя, как пример, более развитые восточные страны, такие как Китай, Япония, которые, чтобы писать и читать, обучаются нескольким тысячам иероглифов, тем не менее не стремятся их упростить или заменить на более легкие буквы. Можно предположить, что их письменность является фундаментом их цивилизации, и, меняя ее, можно разрушить само здание цивилизации.

Предложение о введении латиницы в качестве письменности исходит в первую очередь, во что трудно поверить, от специалистов-языковедов, филологов - некоторых писателей, поэтов Казахстана. Разве они не знакомы с классическими трудами таких гигантов литературы, как Шекспир, Бальзак, Золя, Джек Лондон, Гете, Тагор и множеством других, которые пришли к нам именно через русский язык? Разве не благодаря богатому русскому языку мы познали мир, историю и многие стороны человеческой жизни, одновременно наслаждаясь красотой изложения мыслей этих и других мастеров пера, практически не утративших в переводе качеств первоисточника? А между тем именно они, поддерживая идею перехода на латиницу, сожалеют о возможной утрате лишь того, что написано ранее на кириллице казахскими литераторами.

И как быть с тем огромным книгофондом, который создан с использованием кириллицы и накоплен в научно-технических, художественных, школьных и других библиотеках республики? Или нам полностью отказаться от этого интеллектуального богатства и предложить потомкам вновь накапливать все это на латинской письменности? И после выхода соответствующего постановления объявить о ликвидации всеобщей безграмотности в латинской письменности, т.е. «ликбезе», с чего мы начинали свою советскую историю в 20-х годах минувшего столетия?

А ведь ни казахский язык, который столетиями использовал наш народ, ни латиница, ни арабская письменность, которые когда-то внедрялись в нашу жизнь, не дали каких-либо заметных прогрессивных сдвигов в истории, и только с приходом русской письменности и языка эти процессы начались и сам казахский язык еще более укрепился и обогатился, обретя литературные и научные труды.

В этой связи думаю, что нельзя нарушать сложившуюся форму развития казахстанцев. Более того, необходимо усилить его, придав русскому языку статус второго государственного языка.

Активная интеграция экономики Казахстана в международную требует знания населением международного языка на высоком уровне, и этим языком для нас может быть только русский, в силу вышеописанных условий, тем более что и психология русского человека, в отличие от психологии англичанина, в некоторой степени близка психологии казаха и казахстанцев, воспитанных в тех же природно-климатических и географических широтах.

Сегодня русский язык, по мнению профессора ХАНАЗАРОВА К.Х., - «это язык, обладающий большим количеством и высоким качеством информации, который вобрал и вбирает в себя черты языковой культуры Запада и Востока, сохраняя в тоже время цельность и монолитность на всей территории своего распространения, и выступает ныне как один из самых грамматически и научно разработанных языков современности». Кстати, недостаток последнего в нашем языке еще достаточно сильно ощущается.

Развитие казахского языка действительно должно найти свой путь, и этот путь, на мой взгляд, не должен быть административным. Языковеды, лингвисты, идеологи, другие научные работники должны найти методику пробуждения интереса к языку, в первую очередь у некоторой части самих казахов - для общения на родном языке.

Сегодня вводить латинскую письменность и одновременно загружать казахский язык огромной массой наспех переведенных слов для ведения делопроизводства, на мой взгляд, может оказаться неподъемной тяжестью для нашего языка, что может привести к обратному результату. Кроме того, представители других национальностей нашей республики в большинстве своем будут уступать в знании казахского языка казахам, тем более с латинской письменностью, что вызовет психологическое ощущение неравенства, и, как следствие, может увеличиться отток населения из Казахстана.

Искусственно придуманные слова, такие как «ушак» («самолет»), «амбебап» («универмаг»), как бы их ни навязывали, так и не прижились в разговорной речи. Такие слова, как «кошесi», «кафесi», применяемые при любом смысловом значении, явно указывают на необходимость грамматических и лексических доработок языка.

Предлагаемая программа насыщения языка дополнительным терминологическим словарем, думаю, не даст положительных результатов, так как язык должен обладать, кроме словарного запаса, еще и огромными стилистическими и грамматическими возможностями, чтобы излагать мысли в каждой определенной сфере, языком именно этой сферы, увязывая ее еще и с новой переведенной терминологией.

Для того чтобы господам - участникам «круглых столов» глубже понять эту проблему, я предлагаю взять техническую документацию одного строящегося производства, перевести ее на казахский язык и попытаться доложить в правительстве. Думаю, это будет сложной задачей. Заранее предполагаю, что этот перевод не лучшим образом скажется и на строительстве, и на техническом уровне данного объекта.

Существует заключение военных историков, исследовавших причины поражения японцев в войне 1945 года, при наличии на тот момент у них мощной военной авиации. Оказывается, одна из главных причин поражения - это команды на японском языке, не обладавшие необходимой жесткостью и краткостью военного стиля.

Можно на казахский язык перевести слово «самолет», но множество процессов внутри самолета перевести невозможно, каждое слово в нем имеет решающее значение для безопасности полета, да и в делопроизводстве авиации эти слова должны иметь свое место.

Сегодня в Казахстане для большинства неказахов наш язык не стал потребностью, хотя тысячи людей на курсах постигают азы казахского языка, думаю, тем самым подчеркивая уважение к государствообразующей нации и языку, но такое уважение, в общем-то, - это показатель внутренней культуры каждого человека, которую требовать в приказном порядке не вполне этично. Уровень же этих познаний, на мой взгляд, каких-либо «дивидендов» ни языку, ни народу, ни государству не дадут.

Казахский язык, параллельно с русским, думаю, должен насыщаться заимствованными словами, при необходимости трансформируя под свою языковую особенность, и нельзя требовать от языка звучания эпохи Абая, так как в век высоких технологий язык должен быть не только средством общения, но и рабочим инструментом в хорошем смысле этого слова.

И в качестве итоговой части моего мнения о языках хотелось бы пожелать «реформаторам» языка и письменности отказаться от идеи введения нового алфавита и выйти с предложением к президенту о введении в качестве второго государственного языка русского, учитывая его острую необходимость, а также подчеркнув тем самым свое уважение к неказахской части нашего многонационального государства.

…Мнение свое о статусе языков я уже выражал в 1994 году в статье газеты «Караван», к сожалению, оно осталось незамеченным. Возможно, моя позиция в вопросах, мной изложенных, у кого-то вызовет желание опровергнуть их или подискутировать. Я готов к диалогу на любом из двух языков при соответствующей аудитории.

Гизат ХАЛИЛОВ, генеральный директор завода «Жаиккабель», г. Уральск


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...