Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Рождение тенге

Рождение тенге

В один из январских дней 1993 года ни свет ни заря мне позвонили из приемной СЕМБАЕВА: “Даулет Хамитович (ДХ) просит срочно зайти”. Я мог бы, конечно, и не пойти, поскольку мы относились к разным ведомствам. К тому же он тогда был простым первым заместителем премьер-министра, а я - важным клерком пресс-службы президента. Но у нас с ДХ почему-то сложились доверительные отношения.

В “предбаннике” я увидел толпу народа сплошь с министерским выражением лица. В дверях уже стоял ДХ, в отличие от своих посетителей - в обычной бордовой вязаной жилетке с белой оторочкой.

ДХ с видом заговорщика тихо и с оглядкой сказал: “Ночью позвонил Ураз Джандосов из Парижа. Он добился, что Парижский клуб доноров выделяет Казахстану... (он назвал сумму, которую я никогда не вспомню) миллионов (а может быть, миллиардов?) долларов. Нужно срочно передать эту информацию в печать”.

Я ответил: “Так это как два пальца...”.

“Нет, - говорит мне ДХ. - Это надо опубликовать в российской прессе. Но это должна быть утечка информации. Чтобы ни наше славное правительство, ни ваша задрипанная пресс-служба не засветились”.

“С этого бы и начинали, ДХ, - сказал я, - но зачем же обижать? Я большой спец по организации утечек и всякой дезинформации населения, в том числе и своей жены. Давайте маляву писать!”

ДХ взялся за авторучку. К ужасу нынешних чиновников, у второго лица правительства в то время не было даже компьютера.

И мы понеслись, полуодетые, мимо оторопевшего министерского люда ко мне в кабинет на четвертый этаж. Нужный текст сочинили быстро.

Я уже знал, как его распространить.

То время было благодатным для журналистов. По обычным редакционным удостоверениям они бродили по коридорам резиденции президента табунами. (Сегодня такого в “Ак Орде” и в страшном сне не представишь.) Ирина БЕКТИЯРОВА, руководившая казахстанским отделением российского информационного агентства “Интерфакс”, была на особом положении. За субтильность и вечно угнетенный вид мы все ее любили и жалели. Давали возможность в любое время позвонить в Москву.

Я разгреб на столе все бумаги и на самое видное место как бы случайно положил маляву. Сославшись на занятость, предоставил Ирине все телефоны и убежал. Она сделала свое “подлое” дело безупречно.

Честно говоря, я и сам понял лишь одно: началась какая-то хитроумная игра с Россией, связанная с подготовкой к введению собственной валюты. Нас тогда усиленно выталкивали из рублевой зоны.

Хотя опытнейший хозяйственник Черномырдин все время заверял не менее опытнейшего хозяйственника Назарбаева, что мы, мол, “братья по крови” и никогда ничего... Над ним даже в Белом доме (российском) смеялись. Его заместители-младороссы были иного мнения.

В декабре 1992 года состоялся визит в Казахстан зама Черномырдина - Шохина. Он выражался примерно в таком духе: “Утром стулья - вечером деньги”. Имелось в виду, что Россия может гарантировать финансовую стабильность Казахстана в обмен на доступ к нашему нефтегазовому сектору.

Рубли, которые везли в Казахстан чуть ли не самосвалами, подешевели до невозможности. (Поработав час с Даулетом Хамитовичем, я хлопал по пустым карманам и просил тысяч пять на пачку сигарет. На что ДХ отвечал: чего мелочиться, мол, бери тыщ десять сразу.)

Как бы то ни было, но информацию о финансовой поддержке Парижского клуба доноров мы преподнесли весьма туманно: “по некоторым сведениям”, “по просочившейся информации”, “из достоверных источников”. Наверное, это нужно было для сдерживания амбиций некоторых российских политиков, которые должны были насторожиться: “Что-то Казахстан замышляет!”.

А Казахстан действительно замышлял. Разумеется, парижские субсидии можно было пустить на некоторое смягчение социальной напряженности в обществе. Но боюсь, что после этого я просил бы у ДХ не пять, а пятьдесят тысяч на ту же пачку сигарет.

Введение собственной валюты требовало укрепить мускулатуру государства. Речь шла даже об отказе от многих социальных проектов. Ведь в это время в Англии под завесой строжайшей секретности печатали новенькие купюры казахстанской валюты. Об этом, кстати, подробно рассказал глава нашего государства в одной из своих книг, правда, более известной зарубежному читателю, поскольку она вышла впервые на английском языке.

...В начале ноября 1993 года ДХ со своей командой куда-то исчез. И вдруг 12 ноября я получаю приказ: срочно выехать в санаторий “Алмалы” (это по дороге на Медео, справа, чуть выше моста). Санаторий, всегда оживленный, с множеством домиков, был пуст. В главном корпусе кроме обслуживающего персонала жили всего три человека - ДХ, Ураз Джандосов и Галина Гусева, в ту пору заведовавшая экономическим отделом правительства. Охраны зато было видимо-невидимо. ДХ вручил мне текст выступления президента по поводу введения национальной валюты. “Вы там посмотрите с Игорем Матвеевичем (Романовым) с точки зрения стилистики. И сразу же на стол Первому! Никому никаких копий!”

Почему я не ехал в бронированной машине, до сих пор не понимаю.

К сожалению, я не сохранил оригинальный текст этого выступления. Да, он был сразу опубликован во всех газетах и озвучен во всех электронных СМИ. Но была там одна маленькая деталька: в первой строчке стоял прочерк на месте даты введения тенге. То есть президент позже сам вставил эту дату - 15 ноября. Видимо, на самом верху до самого последнего момента были еще какие-то сомнения, а может, выжидание было оправдано другими причинами.

…Мне хотелось бы выделить нравственный императив в процессе становления тенге.

Кому-то может показаться странным такое сопоставление, но отсутствие разброда и шатания в стране, здоровый духовный климат волей-неволей помогал и самоутвердиться и тенге. И потом - уважение к национальной валюте. Это немаловажный фактор…

Народ безмолвствовал, но все знал. Хмурым утром 16 ноября я потратил последние несколько тысяч рублей на пачку самых дешевых сигарет “Полет”, и то с рук. Все прилавки были пусты.

На следующий день появились тенге и “фантики” - тиыны, о которых сегодня мало кто помнит. За четыре тенге я купил бутылку “Жигулевского” и блаженствовал!

Николай Ларин


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...