Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Я рыл себе могилу

В конце прошлого года средства массовой информации сообщили о ликвидации сотрудниками КНБ организованной преступной группы, терроризировавшей жителей Байзакского района Жамбылской области. От методов “работы с населением”, которые практиковали члены банды, волосы дыбом встают.

Мурат как сейчас помнит: свежий октябрьский день, шум подъезжающей к воротам машины, невнятные голоса. У калитки односельчане - Бахытжан ИСАБЕКОВ и Рустем МАДИМАРОВ. Кивнули на “уазик”: “Садись, дело есть”.

Мурат сел. И тем подписал себе приговор.

Его вывезли на окраину села. Попросили выйти из машины. Не успел он сделать шаг, как получил удар в переносицу. Присел от боли. И тут же его пнул Бахытжан. Рустем в это время звонил по мобильнику: “Приезжайте, он у нас в руках!”. Поговорил, сунул сотку в карман и разбил бутылку водки о затылок Мурата.

- Они били меня ногами, - рассказывает Мурат ОРТАЕВ, житель села Акжар Байзакского района. - Требовали, чтобы я признался в краже каких-то лошадей. Потом на “Ауди” подъехали еще трое - я никого из них не знал. Рустем распорядился: “Бейте, пока не признается!”. Тот, кого звали Жамбылом, отломил от дерева огромную сухую ветку и стал дубасить меня. Периодически я терял сознание.

Изверг работал палкой до тех пор, пока она не сломалась. На смену пришла монтировка от “уазика”. Мурат молил о пощаде, но садисты уже вошли в раж. Жамбыл отвертел машинный номер, замахнулся: “Ну, сейчас я тебя похороню!”.

Однако в этот момент появилось еще одно авто. Из него вышел Баглан МАДИМАРОВ, брат Рустема. Мурата поволокли к его “уазику”, забросили в багажник. Увозили все дальше от села. Мурат чувствовал, как машина переваливается по барханам. Наконец он начал понимать происходящее. От него требуется признание в краже 5 лошадей, принадлежащих Мадимаровым и Исабековым. Заодно он должен оговорить малознакомого ему парня, работающего чабаном у Мадимаровых. “Скажешь, что лошадей, которых ты украл, вывел тебе Бимен, - инструктировали его в “уазике”. - Будешь базарить по-другому - убьем”.

Вот и пастбище Жолбарысты. Бимен ИСМАИЛОВ пас там мадимаровских баранов за 4 тысячи тенге в месяц. Ни о чем не подозревая, он вышел во двор и чуть не был сбит с ног ударом кулака. Его окружила вся компания.

- Так это ты вывел хозяйских лошадей, чтобы их украли?! Признавайся, твой друг уже повинился!

Из машины выволокли Мурата. Тот с мольбой взглянул на Бимена:

- Признайся, а не то нас убьют…

- В чем признаваться, если мы не крали? - возмутился Бимен.

У бандитов на этот счет были свои аргументы. Жамбыл схватил черенок от лопаты, принялся избивать им поочередно Мурата с Бименом. Затем в ход пошла совковая лопата. Казалось, истязаниям не будет конца. Внезапно экзекуция прекратилась. Еле стоящих на ногах парней загнали в “уазик”. Туда же забросили лопату.

Проехали немного - метров пятьсот. Вытолкнули обоих из машины. Было уже совсем темно. На многие километры - ни души. Рустем, ухмыляясь, достал лопату, протянул пленникам:

- Копайте себе могилу, чтобы поместились оба.

Бимен мгновенно отпрянул: “Не буду!”.

- А я взял, - продолжает Мурат свой рассказ. - У меня уже не было сил сопротивляться, после всех этих пыток я был сломлен физически и морально. Я копал братскую могилу и не мог поверить, что это происходит со мной. Стыдно сказать, но я, взрослый 24-летний парень, плакал как мальчишка. Я не хотел умирать.

Мурат вырыл яму: полтора на полтора, глубиной - метр.

Вдруг степную тишь оглушил рокот мотора. К компании подкатил Баглан. “Ну что, признались?” - “Пока только один признался”. - “Теперь пусть даст такие же показания на следствии, а будет отрицать - убейте и закопайте!”

И снова дорога в тряском “уазике”.

Ночевали все вместе в отгонном доме Мадимаровых. Жамбыл положил рядом с собой на кошму охотничье ружье: “Попробуете бежать - пристрелю”.

Бимен проснулся около 6 утра. Стояла предрассветная тишина. Бандиты похрапывали во сне.

Вышел во двор. Осмотрелся. Решение созрело мгновенно: он быстро зашагал прочь от дома. Прошел километра три - и вот они, спасительные камыши. Здесь, в местах своего постоянного выпаса, Бимен знал каждую тропку. Он забирался все глубже в камышовую чащу - выбирал место “лежки”. Нужно было собраться с силами: впереди предстоял пеший ход в 40 километров.

Бимен бросил на землю куртку, завернулся в нее. Казалось, от побоев болит каждая клеточка. Однако сон все же сморил натерпевшегося путника.

Разбудили знакомые голоса. Он понял, что его ищут. Почему-то вспомнился фильм про фашистов и партизан. В его карманах были только нож и лепешка.

Минут через десять все стихло. Бимен достал хлеб, пожевал. Хромая, добрался до небольшого озерца, зачерпнул ладошкой студеную воду. Нога болела так, что о том, чтобы отправиться в путь, не могло быть и речи. Он доковылял до своего “лежбища”, утеплил его сухими стеблями и залег на многие часы.    Наступила ночь. Боль, голод, холод и тревожные мысли не давали заснуть.

Утром он смог обойти окрестности, но на марафонскую дистанцию сил пока не хватало. Бимен понял, что ему придется переждать здесь еще сутки. От лепешки не осталось ни крошки, благо воды было вдоволь. Так прошли еще один тягостный день и еще одна беспокойная ночь. На рассвете парень отправился в путь.

30 километров по пескам, еще 10 - по степи. За это время ему встретился лишь один пожилой чабан. Бимен рассказал ему о предшествующих событиях. Взамен получил хлеб и сигареты.

Около семи вечера на горизонте заблестели огоньки Кокузека - соседнего с Акжаром села. Там жила семья двоюродного брата Бимена.

Между тем в доме Мадимаровых на пастбище Жолбарысты, не обнаружив утром Бимена, Жамбыл и Рустем оседлали коней. Всю ярость от безрезультатных поисков они излили на Мурата. Вновь отходили его черенком от лопаты, жгли раскаленной отверткой ладонь. Под дулом приставленного к сердцу ружья Мурат снова давал “показания” о “краже” лошадей: дескать, он их “зарезал, мясо продал, а головы и внутренности выбросил в реку”.

Затем связанного Мурата на полчаса загнали в ледяную воду и заставили искать несуществующие потроха. После этого заставили написать расписку с обязательством “восстановить ущерб”. Роль “гаранта” выплаты кругленькой суммы была уготована брату Мурата - Орналы, пасшему скот на пастбище Жиланды.

Приехав к нему, провели уже привычную “очную ставку” с “признанием” Мурата. На “возмещение ущерба” дали неделю. На прощание бандиты пригрозили: “Сообщите ментам - зарежем!”.

…Сообщили не ментам - каэнбэшникам. И вот финальная сцена “кантри-боевика”: в селе Туймекент в доме Рустема “общество” собиралось, чтобы обсудить ситуацию. Когда чекисты вошли, в комнате кроме хозяина находились Арман и Жамбыл. А дальше - ну совсем, как в кино: в течение часа подъехали Баглан, Максут… В общем, взяли всех, кроме Куаныша.

P.S.- Всем шестерым предъявлены обвинения в похищении человека и вымогательстве с применением насилия группой лиц из корыстных побуждений, - комментирует замначальника следственного отдела ДКНБ по Жамбылской области Петр КОЖЕВИН. - Дело рассматривает Байзакский районный суд. Как нам известно, на процессе подсудимые избрали тактику: признаваться, но не в реальных тяжких преступлениях, а в якобы совершенном “самоуправстве”. Они мечтают получить небольшой срок…

Галина Выборнова, Тараз


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...