Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Спасатели Малибу. По мнению некоторых финансистов, Валют-Транзит банк был подведен к банкротству искусственно

«Какое низкое коварство полуживого забавлять» - этой строкой из Онегина можно как нельзя лучше охарактеризовать ситуацию вокруг Валют-Транзит банка (ВТБ) на протяжении всего прошлого года. Долгих 300 дней и контролирующие органы, и аффилированные с ВТБ прогосударственные компании безмолвно наблюдали за завораживающим действом гибели этого «Титаника» отечественной банковской системы, который годом раньше входил в десятку крупнейших банков Казахстана. Пострадавшими же в результате, как всегда, оказались те, кто совершенно был ни при чем. Это уж как водится: «Бояре дерутся, а у холопов чубы трещат».

Еще летом 2005 года о грозящем ВТБ банкротстве никто и не помышлял. Проверка и финансовая отчетность не выявили больших недостатков. Убедились в этом и родное государство, и независимые аудиторы.

Конечно, определенные проблемы были, но вряд ли какой-то казахстанский банк средней руки может похвастаться полным отсутствием таковых. Ну и что, что много льготных займов аффилированным фирмам? Объективно потому они и аффилированные. Ну и что, что доля сомнительных кредитов велика? По большому счету, в нашей банковской системе это своеобразная норма и, как правило, составляет порядка 45-46 процентов от общего портфеля займов со стороны банков. Даже если обратиться к цифрам, то 400 млн долларов недоимки, возникшей в результате деятельности ВТБ к концу 2006 года - это вполне приемлемая величина, тем более принимая во внимание создавшуюся к тому времени ситуацию в банке. По последним данным Национального банка РК, усредненная доля сомнительных кредитов (имеющих вероятность невозвратности) на 34 казахстанских банка в сумме равна 21 млрд долларов, или по 642 млн долларов на банк, а то и больше. При таких цифрах если той гребенкой, какой расчесывали ВТБ, пройтись по всему казахстанскому финсектору, то от одной из лучших банковских систем в СНГ пшик останется. К сожалению, риск-менеджменту у нас пока не уделяется должного внимания, отсюда и постоянное балансирование отечественных банков на тонкой струне над долговой пропастью.

Казалось бы, все в ВТБ нормально. Так сказать, в лучших казахстанских традициях. Однако в феврале собственник ВТБ Андрей Беляев (по слухам, по настоянию Агентства по финнадзору, пекущемуся о здоровье его финансового детища) решил продать треть пакета акций господину Маргулану Сейсембаеву, члену правления группы компаний «Сеймар» (одноименная птицефабрика, «Альянс-банк» и прочее). Сам Беляев объясняет свой поступок двояко: мол, хотел увеличить чистый оборотный капитал, привлечь дополнительные инвестиции, а заодно и главному государственному регулятору в лице АФН угодить. Но это не суть важно. Существенно то, что стало происходить с банком после этого шага.

Ни о каких обещанных инвестициях в размере порядка 50 млн долларов со стороны М. Сейсембаева говорить не приходится, их не было. Более того, новый партнер, оплатив 20 процентов купленных акций, почему-то не посчитал нужным заплатить остальную сумму. При этом фактически лишившись контрольного пакета, Андрей Беляев, все еще являясь крупным акционером, потерял решающий голос. А спустя еще 3 месяца и вовсе был вынужден выйти из состава учредителей банка. К этому времени у банка появилась новая управляющая компания - в лице консалтинговой фирмы BPI International, зарегистрированной в Гонконге, под руководством некоего Стивена Ли Джонсона. Последний был намерен инвестировать в ВТБ 50 млн долларов. Однако обещаниям заграничного гостя сбыться было не суждено. Недавно в своем интервью одному из казахстанских изданий де факто он сообщил:

- Нам нужно было бы тщательнее изучить ситуацию в банке. На поверхности у банка все казалось хорошо - входил в десятку, его кредитовали финансовые институты, была большая филиальная сеть. Конечно, стоило копать глубже. Потом мы узнали, что Национальный банк несколько лет назад уже пытался отозвать лицензию у банка. Основания у него для этого явно были… В связи с противоречивостью сложившейся вокруг ВТБ ситуации на время назначения нашей компании первичная финансовая экспертиза проводилась совместно с высшим руководством банка, включая г-на Беляева, для получения более полного понимания состояния банка и его работы. Первоначальные встречи проходили в Караганде и Алматы между 19 и 23 июня 2006 года. Они включали встречу с аудиторами банка, которые отказались завершить аудит финансовой отчетности за 2005 год, требуемый нормативами по надзору за банками с марта 2006 года. Помимо других проблем, аудитор был особенно обеспокоен большим количеством займов, выданных банком, которые носили неупорядоченный характер.

Разумеется, можно допустить, что у человека, пришедшего с культурного Запада, от увиденного бардака, свойственного большинству отечественных банков, волосы встали дыбом. Но спрашивается, зачем же было, очертя голову, не прощупав почву, приобретать банк с якобы сомнительной на тот момент репутацией? Тем более что сумму, фигурировавшую в этих сделках, даже с натяжкой нельзя назвать незначительной. А это по меньшей мере негативно характеризует господина Джонсона в профессиональном плане.

- У нас был конкретный план развития банка, - говорит Стивен Ли, - то есть практически создание нового, который занимался бы лишь ипотечным бизнесом. Мы заручились поддержкой Лондонского финансового рынка, который поддержал бы нас. В итоге, по нашим расчетам, уже через три года мы смогли бы вывести банк на IPO, в результате чего акционеры получили бы от 300 млн до 1 млрд долларов прибыли.

Однако реальные меры, к которым прибегнул господин Джонсон, в дальнейшем не то что отдаленно не напоминали о его планах, но и даже полностью противоречили элементарной логике.

Предположим, человек в здравом уме и трезвой памяти решил приобрести банк. Или, как в этом случае, вложить в него значительные инвестиции. Чем руководствовался бы он при выборе банка? Наибольшая ценность в приобретаемой компании - раскрученный бренд. На создание нового бренда, как правило, уходит очень много времени и средств. Валют-Транзит - это несомненно популярная в Казахстане финансовая группа и хорошо зарекомендовавшая себя торговая марка. То есть имело смысл под вывеской ВТБ пускаться в масштабные авантюры, и народ бы поверил в благие намерения хорошо известного ему банка. Однако мистер Джонсон почему-то вдруг решил переименовать ВТБ в «Аспан Банк»… Однозначно: логики нет.

Вторая ценность - разветвленная филиальная сеть, позволяющая держать оборотный капитал в непрерывном движении, и, соответственно, обеспечивать себя пусть не большой, но стабильной прибылью и массово реализовывать новые финансовые продукты. В нашем случае через НОУ-ХАУ ВТБ - финансовые супермаркеты. Однако господин Джонсон, со словами на устах «государство ожидало от нас каких-то достижений», начал распродавать филиальную сеть, рассчитывая получить таким образом порядка 100 млн долларов. Заодно пошли бы с молотка и сеть ломбардов за 60 млн и пенсионный фонд за 16 млн долларов. К счастью, этой участи они избежали. Налицо опять логическая нестыковка.

В то же время создается впечатление, что глава BPI International, вовсе не созидательной деятельностью занимался, а намеренно или по чьему-то наущению разваливал банк. Тем более что судьба этих самых вырученных миллионов доподлинно неизвестна, несмотря на заверения Джонсона в прессе о транспарентности (открытости) финансовых потоков.

Если уж господину Джонсону действительно так хотелось поработать на казахстанском рынке ипотечного кредитования, почему бы ему не создать новое предприятие? Все равно ни одной ценности существующего он сохранять не намеревался, напротив, все его усилия были направлены на максимальное его выжимание, а в результате - полную ликвидацию. Фактически полгода, с июня по декабрь, ВТБ был жертвой колоссальной распродажи. Только плакатов красными буквами на желтом фоне не было, а в остальном и скидки, и стратегия напоминают пресловутую алматинскую барахолку. Бесхозность и целенаправленное уничтожение банка проявляются и в том, что даже после отзыва лицензии ВТБ, его сотрудники то ли пребывая в прострации от нерадужных перспектив, то ли по привычке продолжали принимать платежи, в том числе и по кредитам, от Казахстанской ипотечной компании на сумму более 1,5 млрд тенге. Судьба этих денег опять же неизвестна.

В общем и целом вся процедура превращения одного из крупнейших банков Казахстана во всеобщее позорище в экономике определяется четким понятием - рейдерство, хотя мистер Стивен Ли Джонсон и не приветствует, когда в прессе его имя упоминается рядом с этим словом. И не исключено повторение такой ситуации в любом из действующих банков в случае умелой провокации. Большинство из них, как и ВТБ, ведут бизнес слишком рискованно.

А пострадавшие: бренд ВТБ, дочерние структуры, вкладчики, заемщики, чрезмерно доверчивый собственник А. Беляев и команда управленцев Валют-Транзит банка, на каждого из которых возбуждены уголовные дела - похоже, будут отдуваться. А кто-то другой, похоже, выйдет сухим из воды…

Андрей БАЛИВАРОВ, Алматы


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...