Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Бегущий по лезвию бритвы. С точки зрения элиты, амбиции Рахата Алиева стали опасны для политической стабильности страны

Казахстанская политическая жизнь функционирует по принципу «то густо, то пусто». Долгие периоды политического затишья сменяются бурными событиями, которые поднимают на уши всю страну. Вот и на этот раз активно обсуждаемые конституционные изменения практически совпали с новым витком конфликта между старшим зятем президента Рахатом Алиевым и группой не менее влиятельных представителей президентского окружения.

Как обычно, все началось с банальной борьбы за собственность и финансовые ресурсы. Затем конфликт перекинулся в сферу информационной войны и постепенно приобрел политическую окраску. При этом на каждом этапе данного противостояния возникала своя порция вопросов. В начальной стадии конфликта: «А что там все-таки произошло?», затем: «Кто кого?». Уже после заведения уголовного дела, отставки и объявления в международный розыск Рахата Алиева все чаще стали звучать вопросы: «Почему?» и «Что дальше?».

На первый вопрос уже сейчас появилось большое количество ответов, нередко противоречащих друг другу. Всерьез даже обсуждается тема о том, что весь этот сыр-бор является хорошо спланированной политтехнологией, главной задачей которого была попытка отвлечь внимание общественности от конституционных изменений. Интересная получается политтехнология, если издержек от нее для власти больше, чем пользы. Другое дело, что кое-кто мог просто подбросить уголек в раздувание этого конфликта для того, чтобы воспользоваться благоприятной ситуацией и ослабить чересчур активного старшего зятя. И оказалось, что сделать это было не так сложно. Как говорится, клиент давно уже созрел, чтобы начать свой бег по лезвию бритвы.

Во-первых, президенту могло не понравиться то, что Рахат Алиев в очередной раз стал причиной новых конфликтов внутри элиты. Это уже было в 2001 году, а затем в 2006-м, после гибели Алтынбека Сарсенбаева. Если исходить из того, что одним из ключевых факторов политической стабильности в Казахстане является сохранение баланса сил между влиятельными группами давления, нарушение этого баланса снижает способность президента держать ситуацию под контролем, предоставляя возможность одной из конкурирующих групп усилиться настолько, чтобы заявлять права на расширение своих политических и экономических интересов.

Конечно, в отличие от России, где был период сильного влияния олигархов на процесс принятия политических решений, в Казахстане никогда не ослаблялась президентская вертикаль, которая долгое время держала элиту под жестким контролем. И любая попытка вырваться из-под президентской опеки обычно каралась достаточно жестко. Здесь можно вспомнить недвусмысленный намек, который президент когда-то сделал абсолютно всем «теневым игрокам». В частности, на открытии первой сессии парламента третьего созыва он упоминал о «десяти мегахолдингах», которые контролируют 80 процентов всего ВВП Казахстана и мешают транспарентности, а также конкурентоспособности на внутреннем рынке. При этом некоторые из них, по словам президента, рвутся к власти. Обращает на себя внимание то, что чуть ли не в первый раз президент подчеркнуто назвал их «олигархами», намеренно закладывая в это слово негативный смысл. Скорее всего, именно как реакцию на данное выступление президента можно рассматривать заявление, с которым к стране обратились представители крупнейших банков страны во время IV Конгресса финансистов Казахстана. Ключевым пунктом этого заявления был тезис о том, что банки страны считают недопустимым свое участие в деятельности и финансировании политических партий. Тогда для руководства страны было важным, чтобы крупный бизнес (желательно добровольно и публично) очертил границу своей компетенции, которая замыкается только на экономической сфере. Скорее всего, зять президента не понял, что такие границы существуют и для всех остальных.

Во-вторых, сразу же после конституционных изменений Рахат Алиев в одном из иностранных СМИ выступил против поправки, которая снимала ограничения по срокам полномочий для первого президента. Если исходить из того, что он имел планы поучаствовать в президентских выборах 2012 года, о чем и заявил в своем недавнем обращении, то такая реакция на поправку вполне объяснима. Судя по всему, ее появление могло испортить его собственные планы на будущее.

Получается, что, с точки зрения элиты, политические амбиции Рахата Алиева стали опасными в целом для политической стабильности страны. И здесь возникает странная закономерность. В прошлом году Дарига Назарбаева сделала сенсационное заявление о наличии оппозиции президенту внутри бюрократического аппарата. По мнению дочери президента, большая часть казахстанской политической оппозиции - это работники государственного аппарата, которые как кроты подтачивают существующую политическую систему страны и угрожают президентской власти. Еще более конкретно прозвучал тезис о том, что оппозицию поддерживает часть кланово-бюрократической системы, которая вошла в тактический союз с финансово-промышленными группировками и олигархами. Именно последние, в свою очередь, будируют тему о возможной смене власти и обсуждают кандидатуры преемников, тем самым повышая напряженность внутри элиты. Может быть, уже тогда чувствовалось напряжение в элите по поводу 2012 года, и тот факт, что Рахат Алиев вроде бы готовился к президентским выборам, мог послужить основой для того, чтобы перевести стрелки на других представителей элиты, обвинив их в «заговоре». И намек дочери президента на этот «заговор» внутри элиты являлся скорее превентивной защитой, чем нападением.

Что касается перспектив всей этой конфликтной ситуации, то на вопрос «что дальше?» будет не меньше ответов, чем на вопрос «почему?». Кто-то сомневается, что уголовное дело Рахата Алиева вообще дойдет до суда. Другие считают, что Рахат Алиев вообще не захочет вернуться в Казахстан и останется за границей. В худшем случае, есть вероятность того, что он может уйти в оппозицию президенту, что было бы самым нежелательным вариантом с учетом ценности Алиева в качестве носителя специфической информации. И, судя по его недавним письмам из-за «бугра», он сам загоняет себя в такую ситуацию. При лучшем сценарии, который был бы выгоден и Алиеву, и президенту, старший зять просто временно «ложится на дно», чтобы переждать неспокойные для него времена, с последующим возвращением в родные пенаты. Тем более, как показывает казахстанский опыт, находиться в международном розыске - еще не значит гарантированно сесть на нары, как это было, например, в случае с бывшим руководителем ФОМС, которого давно уже ищут, да найти никак не могут либо не очень и стараются это сделать.

Но при любом раскладе ясно вырисовываются четыре вывода. Во-первых, этот внутриэлитный конфликт имеет серьезные отличия от 2001 года, так как впервые член «семьи» бросил вызов системе, построенной главой «семьи», по причине ярко выраженного желания его заменить. Единственное, что объединяет эти два события, так это главный герой и то, что уже тогда старшему зятю ясно дали понять, кто в доме хозяин. Во-вторых, позиции Рахата Алиева в элите серьезно ослабли, так как союзников внутри страны он так и не приобрел, а врагов нажил немало. В-третьих, от всей этой ситуации в выигрыше остались те представители элиты, которые сейчас попытаются заполнить образовавшуюся после Алиева нишу влияния, в том числе и с расчетом на участие в проекте «Преемник». В-четвертых, президент в очередной раз показал, что ради сохранения политической стабильности и внутриэлитного порядка он готов пойти на крайние меры, вне зависимости от родственных и прочих связей.

Что касается общества, то, оставаясь в основном зрителем этого увлекательного политического экшена, оно, как ни странно, также получает свой выигрышный бонус. Ведь, оказывается, в большом количестве конкурирующих олигархических групп, которые формируют своеобразный олигархический плюрализм, есть не только минусы, но и значительный плюс. Постоянно борясь за место под солнцем, они постепенно выходят из тени на публичное поле и даже иногда апеллируют к общественному мнению. И последний конфликт в элите четко показал, что эпоха кулуарности и подковерного решения любых проблем уже прошла. Тот факт, что некоторые представители элиты стали активно использовать СМИ в своих разборках, говорит о том, что прежние, традиционные инструменты улаживания споров уже не совсем эффективны. Кроме этого, другим представителям элиты, в том числе и нашим олигархам, должно быть ясно, что рано или поздно единственным оружием против произвола станет перемещение конфликта именно в публичное пространство, открытое общественному контролю.

Досым САТПАЕВ, Алматы


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...