Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Татьяна Квятковская: Коммунальные структуры необходимо поднимать

Татьяна Квятковская: Коммунальные структуры необходимо поднимать

- Беседовала Антонина ШЕПЕЛЮК.

В этот вторник Экспертный совет при КМГ-Энерго согласился с необходимостью повышения тарифа на транспортировку тепла. Правда, с условием — что в самое ближайшее время специалисты займутся «выработкой нормальных условий продажи Гкал/ч потребителю»

Обоснованно ли повышение тарифа, чего нам ждать в случае передачи АО «Алматинские тепловые сети» в коммунальную собственность, и поможет ли разрабатываемый сейчас законопроект «О теплоснабжении» решить нерешенные вопросы? Об этом корреспондент «Комсомолки» поговорил с заместителем председателя Экспертного совета, кандидатом юридических наук и экс-депутатом мажилиса Татьяной Квятковской.

Держать ноги в тепле — дорогое удовольствие
— Экспертный совет одобрил повышение тарифа на тепло. Оно действительно обоснованно?
— Действительно. Ведь тариф должен покрывать все затраты. АО «Алматинские тепловые сети» представило нам документ, в котором расписаны все расходы — они объективны, убедительны и от них никуда не денешься. Им нужно поднимать зарплаты, потому что хорошие слесари не станут и дальше работать за тридцать тысяч, им нужно ремонтировать трубы, потому что они все дырявые. Тепловым сетям протяженностью более 800 километров — уже пятьдесят лет. К примеру, расходы на текущий ремонт у АО «Алматинские тепловые сети» в этом году составили 714 млн. тенге. В общей сложности расходы на услуги по передаче, распределению и снабжению тепловой энергией составили 4 464,6 млн. тенге.
Поймите, когда-то в государственном бюджете не было денег, чтобы поднять пенсии, увеличить суммы социальных пособий незащищенным слоям населения, у людей и работы тогда не было — тариф искусственно сдерживался. Если бы тариф был поднят, у людей бы не осталось средств даже на корочку хлеба. Мы не могли этого допустить. Так вот, именно в этот период коммунальная сфера фактически приняла на себя весь удар, вынесла на своих плечах период перестройки. Пока страна выруливала из кризиса, мы буквально выживали за счет коммунальных хозяйств. А они крутились как могли на своих старых резервах: на станциях был какой-то запас — потребление уменьшилось за счет того, что многие предприятия встали. Но теперь все заработало, коммунальные структуры нужно поднимать, они же за эти годы пришли в полный упадок. А иначе мы останемся без газа, света, тепла и воды. В наших же интересах, чтобы трубы были отремонтированы. А поменять сейчас необходимо 854 километра труб — это дело не одного дня, и даже года. Это дело нескольких лет. Невозможно остановить город, перекрыть все улицы и начать менять все трубы сразу. Нужен согласованный с ГАИ график, нужны квалифицированные рабочие, техника.
— Не так давно обсуждался вопрос о поднятии тарифа на производство тепла. Теперь и транспортировщики будут брать с потребителя больше, чем прежде за то, что перегоняют тепло в их дома. Судя по всему, все это ощутимо ударит по карману алматинцев…
— В общей сложности тариф на тепло для потребителя увеличится на 50%. И потребитель это, конечно, почувствует, потому что это сразу ударит по кошельку. По сравнению с тарифом на тепло, тариф на горячую воду — крохи. Европейцы, американцы за коммунальные услуги платят от 25 до 30% от своего дохода — мы тоже к этому придем, и тогда уж мы точно начнем контролировать, сколько и за что мы платим. Потребитель, наконец, должен проснуться. Сейчас же он спит — его обвешивают, продают в магазине просроченный продукт, а он не всегда даже идет его возвращать.
— А как проконтролировать количество реально полученного тепла?
— Самое дорогое в коммунальных услугах — это отопление. Тепло, которое подается в дом, дороже электроэнергии, газа. Это самая тяжелая составляющая в коммунальных платежах. Из-за того, что повышение тарифов тяжело ляжет на плечи потребителей, нельзя допускать никакой усредниловки. Тут нужно, чтобы каждый платил только за то, что он потребил. Как это сделать? Цена установлена, но как сосчитать, сколько дом съел гигакалорий, как измерить, сколько ушло тепла на один дом, квартиру?
У большинства алматинцев нет тепловых счетчиков. Они стоят в очень малом количестве домов — с тех пор, как в 1997 году запускался пилотный проект, позволивший установить их кое-где. Несколько лет назад кто-то придумал установить единую норму по городу — 0,153 гигакалории на один квадратный метр. Но теплоемкость домов разная! Это все равно, что прийти в больницу и спросить у врача: «Какая у этого больного температура?», а он вам ответит: «У нас сегодня по больнице средняя температура 37,3».
Нам пытались возразить, что если установить счетчики, то жильцам очень старых домов, с большой энергоемкостью, придется несладко — им, мол, придется платить большие деньги. Но этот аргумент, по меньшей мере, удивляет — почему дядя Федя должен заплатить за дядю Васю, который живет в холодном доме с протекающими трубами?
Скажем, энергоемкость дома, в котором я жила, — 0,143, а я должна платить 0,153. Рынок — это когда взвесил один килограмм — заплатил за один, взвесил два — за¬платил за два.
— И кто же должен заниматься установкой счетчиков?
— В Законе «О естественных монополиях» записана большая глупость о том, что монополист должен установить счетчик, и этот счетчик будет его собственностью.
Но разве монополисту до счетчиков? Да и вообще, как он сможет следить за своей собственностью в таком количестве домов? Как следить за тем, чтобы счетчики не ломали, к примеру? У монополистов совершенно другое поле деятельности. Счетчик — дело потребителя. Это он должен выбрать его, купить, следить за ним и рассчитываться по его показаниям. Однако наш потребитель воспитан в иждивенческом духе — он все сидит и ждет, что кто-нибудь придет и сделает все за него. Другой вопрос — чтобы это сделать, должна быть специальная государственная программа, которая бы организовала людей, организации и весь процесс в целом. Счетчик должен еще и регулировать тепло, чтобы его можно было поставить на заданный режим. А то у нас как — январь, холодно, подается одно тепло, март — жарко, а тепло по-прежнему подается большое и, открыв форточки, жильцы начинают отапливать улицу.
По идее, теплоемкость дома должна оценивать специальная комиссия, ее же специалисты должны составить технический паспорт. В нем будет указано, что, скажем, когда дом сдавался в эксплуатацию, его нормативная теплоемкость составляла 0,143, теперь же в доме есть пластиковые окна, в подъезде установлена дверь, закрывающаяся на замок — и поэтому теплоемкость этого дома в плане потребления сократилась до 0,131. Жильцам такой расчет будет выгоднее.

Было ваше — стало наше
— АО «Алматинские тепловые сети» уже были выделены деньги на ремонт труб, это так?
— Да, представители АО «Алматинские тепловые сети» говорили на заседании, что из городского бюджета им был обещан один миллиард шестьсот миллионов тенге и три миллиарда из бюджета правительства. В дальнейшем правительство планирует выделять на ремонт теплосетей еще по десять миллиардов каждый год. Правительство пошло на это потому, что город согласился принять в коммунальную собственность тепловые сети.
— Значит фактически АО «Алматинские тепловые сети» уже отдано в коммунальную собственность?
— Да. Фактически вопрос согласован. Речь идет о формальном оформлении. Мы долго и много бились за то, чтобы это, наконец, случилось. Потому что никакая частная структура не выдержит такого груза — ей попросту негде взять деньги, а с потребителя таких денег тоже не соберешь. Между тем, чтобы полностью заменить теплосети, необходимо порядка 800 миллиардов тенге. Правительство каждый год готово выделять по десять миллиардов, а ремонтироваться трубы будут не меньше десяти лет, представляете, сколько это? Триллион! Какой инвестор согласится на такие вложения, зная, что прибыль будет в лучшем случае лет через сто? Частник вложит деньги только в том случае, если сегодня он вложил рубль, а через два дня получил три. Поэтому тепловые сети во всем мире являются коммунальным хозяйством — государство должно их содержать и дотировать.
— А зачем же тогда поднимать тариф, если правительство начнет выделять деньги?
— В этом году 600 миллионов уйдут только на составление проектно-сметной документации. Остальное покроет небольшую часть ремонтных работ. Больше в этом году они уже не успеют ничего сделать. А дырки-то текут, их же надо латать. Надо повысить зарплату рабочим, заплатить налоги — вот и считайте…
— Сейчас много споров о необходимости разработки законопроекта «О теплоснабжении». Нужен ли он, на ваш взгляд?
— Конечно, нужен. Вот откуда взялась норма 0,153 гигакалории, о которой мы с вами говорили? Оказывается, утверждали ее в акимате. А с какой стати это было сделано в акимате? А еще раньше ее утверждал маслихат. Но разве там есть специалисты, которые могут утвердить подобную норму? Если это СНиПовская норма, то ее должны утверждать специалисты, технари, специальная комиссия. В законопроекте «О теплоснабжении» долж¬но быть прописано, кто эту норму устанавливает, кто может образовывать комиссию и обследовать дома, какие взаимоотношения должны быть между потребителем и продавцом. Этот закон должен урегулировать ряд специальных, почти технических проблем. В нем должен быть отражен целый ряд вопросов, которые не могут быть отражены ни в каких других общих законах.

01 июнь 2007


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...