Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Действующий ГПК РК провоцирует лоббирование в интересах адвокатского сообщества (М. Кушкарин)


18 мая 2007 года на Казахстанском юридическом портале был опубликован Проект «Концепции совершенствования системы предоставления юридической помощи гражданам».

Полагаю, что Проект этой “Концепции” полностью противоречит надлежащим положениям “Гражданского кодекса”, “Налогового кодекса”, Законам “Об адвокатской деятельности”, “Об естественных монополиях”, “О предпринимательской деятельности” и Постановлениям Конституционного Совета РК по регламентации деятельности адвокатов и юристов, не входящих в составы территориальных адвокатур. При этом документ насквозь пропитан циничным лоббированием, путём не объективного возвеличивания значимости только юристов, состоящих в коллегиях адвокатов, стремления Союза адвокатов РК к захвату полномочия процессуального представительства в гражданском судопроизводстве. “Концепция” также составлена без учёта особой процессуальной специфики ведения судьями гражданских дел. Необходимость “Концепции” при этом нелепо обосновывается, в виде ширмы, широкими ссылками, посредством искажения содержания и вольного трактования, на Конституцию РК и нормативные правовые акты за подписью президента РК о правовой реформе и правовом всеобуче населения. И, как я понимаю, “Концепция” разработана вопреки волеизъявлению большей части самих юристов, состоящих в коллегиях адвокатов.

Полнейшая безграмотность в понимании правовой природы деятельности юристов, состоящих в коллегиях адвокатов и не состоящих в таковых, проявляется в следующем.

Как известно, коллегии адвокатов являются всего лишь на всего территориальными общественными формированиями, как требует Конституция РК и закон - сугубо на добровольных началах. Однако, Министерство юстиции и его территориальные органы курируют деятельность коллегий адвокатов в качестве своего структурного подразделения. Упрочившаяся порочная практика противоречит Конституции РК, Постановлениям Конституционного Совета РК, запрещающих слияние государственных и общественных институтов. Тем самым, именно Министерство юстиции превратило положения этих основных нормативных правовых актов страны в формальную декларацию.

Применяемое в отрицательном контексте выражение “Частнопрактикующий юрист” незаслуженно распространено только в отношении юристов, не состоящих в коллегиях адвокатов. По своей сути оно не может служить водоразделом между юристами, состоящими в коллегиях адвокатов, и юристами, не состоящими в коллегиях адвокатов. Так как, по правовой регламентации деятельности юристов, состоящих в коллегиях адвокатов (адвокатов), и фиксации их взаимоотношений с клиентами, они самые что ни на есть - “частнопрактикующие юристы” по следующим причинам:

- Термин “адвокат” не является наименованием государственной должности и не регламентирован законодательством о государственной службе. Им обозначен общественный статус юриста, зачисленного в общественное формирование - территориальную коллегию адвокатов.

- Зачастую адвокаты называют себя “Частным адвокатом”, обозначают свои офисы “Частными адвокатскими конторами”, а себя “Президентом частной адвокатской конторы”.

- “Адвокат”, в соответствии с Законом “Об адвокатской деятельности”, обязан заключать с клиентом индивидуальный персонифицированный Договор об оказании платной юридической услуги на период судебного разбирательства по гражданскому делу. А посему, взаимоотношения между адвокатом и клиентом являются сугубо договорной гражданско-правовой сделкой и подпадают только под регламентацию обеих частей Гражданского Кодекса РК.

- Прямым и неопровержимым подтверждением принадлежности взаимоотношений адвоката и клиента к договорной гражданско-правовой сделке является требование об обязательности представления адвокатом суду наряду с ордером и нотариально удостоверенной доверенности о наделении его клиентом конкретными процессуальными полномочиями при участии в судебном разбирательстве по гражданскому делу. Поэтому в “Концепции” содержится неуклюжее предложение аннулировать такое требование.

- Адвокат обязан персонально зарегистрироваться в районном налоговом комитете и отдельно платить налоги.

Аналогичное требование к правовой природе фиксации взаимоотношений между юристом, не состоящим в коллегии адвокатов, и клиентом.

А посему, в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, не допустимо вмешательство кого-либо (в том числе, и Министерства юстиции РК) во взаимоотношения между адвокатом, юристом, не состоящим в коллегии адвокатов, и клиентом.

Более того, в силу действия положений гражданского процессуального законодательства о даче только судом юридической оценки обоснованиям процессуальных представителей сторон рассматриваемого гражданского дела такое стремление к надзору над процессуальной деятельностью адвоката (и теперь уже, как выясняется, и над процессуальной деятельностью юристов, не состоящих в коллегиях адвокатов, посредством насильственного обязывания их к переходу в адвокаты) является свидетельством низкого юридического образования заинтересованных сотрудников Министерства юстиции РК, безапелляционно претендующих на такую не законную роль.

Профессиональная деятельность юристов, объединённых в общественные формирования (коллегии адвокатов), после бурных публичных дебатов не отнесена и не засчитывается в качестве предпринимательской деятельности, вопреки её правовой природе и, опять же, в силу договорных отношений между ними и клиентами.

В то время как профессиональная деятельность юристов, не входящих и не состоящих в таких общественных формированиях (не адвокатов), признана предпринимательской деятельностью.

Несмотря на то, что и именуемые адвокатами юристы, в силу членства в таких общественных формированиях, и юристы, не вошедшие в таковые, индивидуально состоят на учёте районных органов налогового ведомства страны.

Именно из-за незнания указанных нормативных правовых актов автор проекта “Концепции” пошёл на огульное клеветническое обвинение юристов, не входящих и не состоящих в общественных формированиях (коллегиях адвокатов), в уклонении от уплаты налогов.

Тогда как, под условное обозначение “частнопрактикующий юрист” можно отнести только юристов, зарегистрированных в налоговом ведомстве в качестве индивидуальных предпринимателей по оказанию платных юридических услуг.

Остальные же лица, не имеющие и имеющие диплом о высшем юридическом образовании и занимающиеся оказанием платных ли, бесплатных ли юридических услуг вне членства в коллегиях адвокатов в качестве адвокатов и вне учёта в налоговом ведомстве в качестве предпринимателей по оказанию платных юридических услуг, не могут автоматически быть причисляемыми к “частнопрактикующим юристам”.

Понятно, юристы, занимающиеся неофициально, без регистрации своей деятельности по оказанию платных юридических услуг процессуального представительства в ходе гражданского судопроизводства, подлежат выявлению и привлечению к ответственности за занятие предпринимательской деятельностью без разрешения и за уклонение от уплаты налогов в доход государства от получаемых гонораров.

Механизм выявления таких лиц и отстранения от участия в судебном производстве по гражданскому делу в процессуальном статусе процессуального представителя истца или ответчика предоставлен судьям Гражданским процессуальным кодексом и Налоговым кодексом. Достаточно потребовать от юриста, заявившего суду об участии в судебном производстве в статусе процессуального представителя, предъявления выдаваемого районным налоговым комитетом “Свидетельства о регистрации индивидуального предпринимателя” и зарегистрированного “Заявления на получение Свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя”, в графе “Виды деятельности” которого должен быть обозначен для регистрации объявленный в явочном порядке перед налоговым ведомством вид предпринимательской деятельности по оказанию платных юридических услуг.

Сложившаяся косная практика допуска к предварительному и судебному расследованию уголовных дел только юристов-членов коллегий адвокатов тоже подлежит обязательному аннулированию.

Закон “Об адвокатской деятельности”, как основание искусственного водораздела, подлежит незамедлительному аннулированию. Я этот вопрос будировал ещё в 2000 году.

Следует принять Закон “О порядке оказания платных юридических услуг”. Проект такого Закона я также в тот период представил в МЮ РК, Генеральную прокуратуру РК и законодательные органы.

Следует прекратить порочную, не регламентированную законом, практику регистрации видом уставной деятельности юридических лиц оказание платных юридических услуг населению и юридическим лицам. Так как, такое действие противоречит положению ГПК о порядке оказания процессуальных представительских услуг только членам общественных формирований. Юридические же лица с таким видом деятельности не относятся к общественным формированиям.

Такими юридическими лицами, обозначающими себя в рекламных объявлениях “Юридическими компаниями”, “Юридическим агентствами” и тому подобными преувеличенными наименованиями, на самом деле по зарегистрированной организационно-правовой форме являющимися, максимум, товариществами с ограниченной ответственностью, нарушаются гражданское и налоговое законодательства.

Нарушение гражданского законодательства выражается в следующем:

Деятельность таких юридических лиц построена лишь на обозначении в уставе одним из перечисленного множества неоднородных видов деятельности - оказание платных юридических услуг.

Однако, регистрация территориальным управлениям юстиции или МЮ РК Устава юридического лица даже при наличии в нём видом уставной деятельности оказание платных юридических услуг, совершенно не означает предоставления Лицензиаром им полномочия на наделение принимаемых в штат юристов правом на оказание платных юридических услуг, включая и по процессуальному представительству стороне судебного производства. Так как, разрешение уполномоченного государством органа на право оказания платных юридических услуг является сугубо персонифицированным.

Нарушение юридическими лицами с уставным видом деятельности оказание платных юридических услуг налогового законодательства состоит в том:

В виду требования о персонификации частнопрактикующему юристу разрешения на право оказания платных юридических услуг, юридические лица обязаны выплачивать в доход государства налоги со всего объёма доходов, поступающих от обслуживания каждым состоящим в штате юристом клиента. В то время как, эти юридические лица лишены возможности применительно к состоящим в их штатах юристам обеспечивать такое требование законодательства в требуемом объёме. Потому что состоящий в штате юридического лица с уставным видом деятельности оказания платных юридических услуг юрист получает в виде заработной платы лишь часть от суммы причитающегося ему гонорара. И только от той толики гонорара юридическим лицом уплачиваются налоги и иные обязательные платежи в счёт своего работника.

Поэтому территориальным управлениям юстиции и МЮ РК надлежит аннулировать в Уставах вид уставной деятельность, оказание платных юридических услуг.

Судя по содержанию, автор Проекта предлагаемой “Концепции” имеет весьма смутное представление о практической судебной юриспруденции. В виду чего он сводит понятие действия “оказание юридической помощи в сфере гражданского судопроизводства” к элементарному ограничению составлением требуемых процессуальных обращений в судебные инстанции. Тогда как, участие процессуального представителя не может быть ограничиваемо такой лишь ролью статиста. Его процессуальная роль состоит в придании предстоящему судебному производству должного направления именно в интересах своего клиента по реализации принятого заказа. Так как, именно из-за некачественного содержания ГПК РК, в последующем подвергающегося многочисленным корректировкам в пролоббированных интересах судебного ведомства страны (а на самом деле, настоящих препонов в особенности для обозначаемой в иске “Ответчиком” стороны судебного производства), представления в судебную инстанцию лишь с соблюдением формы процессуального обращения (как обозначено в ГПК РК) далеко недостаточно.

Важно содержание процессуального обращения. И оно - главенствующее в деле отстаивания процессуальным путём законных интересов и прав клиента.

Назрела пора разобраться по вопросу, что за Гражданский процессуальный кодекс РК был разработан и представлен на подпись Главе государства и продолжает подвергаться постоянным корректировкам. То есть он был представлен на подпись Главе государства очень “в сыром виде”. В существующем виде - ГПК, служащий основанием к применению иных нормативно правовых актов гражданского процессуального законодательства, является тормозом к достижению процессуальным представителем стороны производимого судебного разбирательства потенциала конституционной гарантии судебной защиты законных интересов и прав граждан; противоречит закреп- лённому в самом ГПК РК принципу состязательности сторон. В обоснование своего суждения приведу только единственный наглядный пример.

Именно Гражданский процессуальный кодекс РК в принятом виде, является главной преградой достижению обратившимся в суд (Истцом) и вынужденно втянутым в судебную тяжбу (Ответчиком) регламентированной Конституцией РК судебной защиты собственных законных интересов и прав.

Принявший в своё производство “Исковое заявление” Истца с учётом лишь соблюдения процессуальной формы процессуального обращения, судья (он в содержание вникать не обязан) выносимым Определением суда возбуждает гражданское дело, основанием чему указывает в судебном акте “Исковое заявление” Истца. То есть тем самым, Истец получает фору. Истец с судьёй уже связываются между собой незримой процессуальной нитью. Потому что возбужденное гражданское дело уже председательствующим на судебном производстве тому судье прекратить противопоказано. Так как, возбужденное судьёй гражданское дело тотчас попадает на статистический учёт судебного ведомства.

Причём, Истец только своим одним обращением в суд номинально, непроизвольно от волеизъявления судьи, получает гарантированное преимущество. Так построен ГПК РК опять же инициаторами такого видения содержания. То есть - шаблонно.

А Ответчик, в силу такого негативного процессуального постулата, за счёт своих финансовых средств (в том числе и идя на найм высококвалифицированного специалиста в гражданском судопроизводстве) сразу же, одним лишь фактом возбуждения судьёй гражданского дела, обязывается доказывать свою непричастность и не виновность в исковых обвинениях Истца.

То есть, вследствие совокупности других положений ГПК РК, должность судьи содержит элемент процессуального заложничества. Например, чего стоит положение ГПК РК о представлении ходатайства о назначении судом судебной экспертизы противной стороне на рассмотрение. Разве другая сторона когда-нибудь согласится на проведение по делу судебной экспертизы, заведомо просчитывая вред своей процессуальной позиции? Такое положение ГПК РК означает уже не состязательность сторон, а согласование сторон выполняемых процессуальных действий.

Тем самым, председательствующий на судебном производстве судья волей не волей одним лишь фактом возбуждения гражданского дела именно по иску Истца вынуждается к склонению на позицию того.

Мною уже неоднократно будировался перед государственными законодательными органами вопрос о существенной корректировке ГПК РК с полным обоснованием несостоятельности преобладающего большинства его норм.

Я считаю, что действие и применение такого ГПК РК мешает становлению надлежащего судейского корпуса и претворению в жизнь процессуальной установки о состязательности сторон судебного производства, так как председательствующий на судебном процессе судья непроизвольно оказывается втянутым в действия истца.

Одновременно с тем, исподволь позволяет судьям низового звена склоняться к самоутверждению в качестве истины в последней инстанции. Тому способствует не только противодействующие конституционной установке об обеспечении надлежащей судебной защитой физических и юридических лиц многие положения ГПК РК, но и заявляемые утверждения о независимости судей вплоть от руководителей райсудов, в штатах которых они работают. Уже публикуются мнения о недопустимости отмены вынесенных судьями районных судов и судов первой инстанции судебных решений, как выносимых мол от имени Республики Казахстан и назначением судей непосредственно Президентом РК.

Всё чаще звучат высказывания о том, что принесение прокурорами апелляционных и надзорных протестов тоже мол де является ничем иным, как посягательством на независимость судей. И недалеко то время, когда те мнения перерастут в утверждения. Тем самым, субъективное мнение судьи, именно в силу постулата “руководство внутренним убеждением”, плавно трансформируют в значимость государственного толка.

Я считаю, настала пора коренного изменения процедуры рассмотрения поступающих от физических и юридических лиц исков.

Конечно, имею своё видение искоренения сложившейся в силу отведения только судебному ведомству прерогативы на рассмотрение всех видов споров и сохранении по прежнему за судебным ведомством страны.

Однако, внутренний распорядок судебного ведомства, на самом деле, совершенно иной. В соответствии с применяемыми только во внутреннем пользовании приказами Председателей Верховного Суда РК и Комитета судебного администрирования при Верховном Суде РК, действует жёсткая субординация между судебными инстанциями по признаку беспрекословной подчинённости вплоть до закрепления кураторов из числа судей вышестоящих судебных органов над нижестоящими судебными органами. В особенности, судей территориальных (то есть областных и приравненных к ним) судов над входящими в их структуры районными судами. При такой внутренней подчинённости вести речь об объективности рассмотрения апелляционных жалоб процессуальных представителей в интересах Доверителей говорить не приходиться. Тем более, что отмена вынесенного судьёй районного суда судебного решения не только эхом отзывается на его положении, будучи показателем служебной деятельности, но и служит показателем уровня не обеспечения куратором-судьёй территориального суда надлежащей работы вверенного районного суда и негативным показателем работы всего территориального суда в целом. А посему, предметом реагирования Верховного Суда РК.

Необходимо вступление подписываемых Председателями Верховного и территориальных судов РК и Комитета судебного администрирования при Верховном Суде РК приказов в законную силу приурочить к общему порядку законодательства о нормативных правовых актах. Так как, судебное ведомство представляет собой обыкновенное государственное ведомство с возложенными, как на иные Министерства и Агентства, функциями.

Требуется также исключить из Конституции РК норму об отнесении принимаемых Верховным Судом РК постановлений к источнику права по факту лишь принятия.

Эти постановления Верховного Суда РК хоть и обозначаются “Нормативными”, на самом деле, являются ничем иным, как внутриведомственными актами.

Однако же, в силу указанного положения Конституции РК, этими ведомственными актами юридически вносятся корректировки в ГПК РК в обход действующего обширного глубоко регламентированного механизма рассмотрения законопроектов.

Наличие таких негативных положений в ГПК РК и процедуры придания юридической силы ведомственным актам судебного ведомства предоставляет заинтересованным структурам инструмент приспособления механизма исполнения представительских процессуальных полномочий. Вследствие чего умаляется предназначение процессуального представительства в деле достижения фиксации в судебном порядке признания законными заявляемой физическим или юридическим лицом претензии.

Желание работать индивидуально в режиме частнопрактикующегося юриста совсем не диктуется нежеланием сдачи теста на получение права на занятие адвокатской деятельностью, как трактуется лоббирующими интересы адвокатуры, а в первую очередь гарантированными Основным Законом РК положениями о свободе занятия профессиональной деятельностью и запрете на принудительное объединение граждан в общественные формирования по инициативе их образовавших лиц.

К тому же, сдача теста на получение права на занятие адвокатской деятельностью, в силу двух объективных факторов, является обыкновенной профанацией:

- Как известно в соответствии ГПК РК, только председательствующий на судебном заседании судья даёт юридическую оценку представляемым процессуальными представителями истца и ответчика доказательствам. Тем самым, в действительности мнение любого судьи несоизмеримо выше решения Квалификационной коллегии юстиции РК, засчитывающего юриста соответствующим праву на занятие адвокатской деятельностью.

- Между стороной судебного производства и нанимаемым ею в качестве процессуального представителя юристом складываются обыкновенные гражданско-правовые отношения по праву свободного выбора любым гражданином не только гражданина, имеющего юридическое образование, но даже не имеющего такового, для наделения процессуальными полномочиями.

В планируемом МЮ РК варианте прослеживается обыкновенный диктат не только не только над гражданами, имеющими юридическое образование, но и над волеизъявлением граждан, определяющих на период своего участия в судебном производстве для себя процессуального представителя.

Такой формы диктат действительно будет прямым воздействием на судебное ведомство. Так как определяет по своему выбору тех юристов, которых оно считает допустимым на участие в гражданском судопроизводстве.

Аналогичная порочная практика уже существует на протяжении многих десятилетий в сфере расследования органами следствия и судом уголовных дел. Потому что вопреки волеизъявлению прямого участника расследования и рассмотрения уголовного дела обвиняемому навязывают в качестве защитника из определённого круга юристов-членов коллегии адвокатов.

Необходимо аннулировать, по примеру аннулирования “Государственной Лицензии на право оказания платных юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью”, “Государственные Лицензии на право занятия адвокатской деятельностью”.

Такая новелла совершенно не означила освобождения от обязанности получения гражданами, имеющими высшее юридическое образование, разрешения государства на оказание платных юридических услуг. Такой уполномоченной государством инстанцией является Налоговый комитет При МФ РК и его территориальные структурные органы. Именно при рассмотрении вопроса о предоставлении такого разрешения проверяется наличие у претендента высшего юридического образования.

По требованию Президента РК аннулированием же “Государственной Лицензии на право оказания платных юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью” достигнуто сокращение процедуры оформления такого разрешения в рамках сокращения количества лицензируемых видов предпринимательской деятельности.

В отличие от сохранённой многоэтапной процедуры получения разрешения на адвокатскую деятельность. При которой отсутствие хоть одного звена не позволит претенденту получить разрешение на занятие адвокатской деятельностью.

Позиция МЮ РК провозглашает, что без участия процессуального представителя судебное производство по гражданским делам не допустимо.

На самом деле, конституционный термин “судебная защита” является составной частью и производной от другого конституционного термина “квалифицированная юридическая помощь”. Потому что выносимое в ходе гражданского судопроизводства судебное решение содержит в себе элемент разъяснения стороне по делу, против которого оно оказалось состоявшимся, ошибочности его стремления на признание в судебном порядке законным его претензии. Определение суда же полностью содержит консультацию стороне судебного производства относительно несостоятельности совершённого процессуального действия.

Считаю, что проект этой “Концепции”, заведомо вводящий в заблуждение руководство страны, сотрудников законодательных органов и общественность, не может подлежать утверждению и применению в качестве основания принятия нормативного правового акта в предлагаемом варианте.

Настоящая инициатива МЮ РК соответствует созданию в его составе отдела адвокатов, оказание юридической помощи которыми могло бы полностью производиться за счёт государственных средств в виде фиксированной заработной платы. Тем более, выделяемые из республиканского бюджета на оказание бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам концентрируются при нём.

Должен отметить, что это мероприятие является вторым массированным про- явлением по завладению правом на участие в гражданском судопроизводстве только юристов- членов коллегий адвокатов.

В настоящее время я занимаюсь консолидацией частнопрактикующих юристов для выработки единой совместной стратегии противостояния на уровне законодательных органов государства не прекращающемуся не законному с применением административного ресурса лоббированию в пользу адвокатского общественного формирования, несмотря на вынесение Конституционным Советом РК в феврале 2007 года Постановления по содержанию “Концепции”.

Даю объявления в нескольких СМИ. Приглашаю юридические компании, единолично работающих и не работающих юристов, особенно уволившихся и вышедших в отставку руководителей и сотрудников следственно-оперативного состава органов прокуратуры и силовых ведомств и уволившихся судей, не могущих трудоустроиться по профилю, обратиться ко мне по этому вопросу по следующим координатам:

С 6 до 22 часов ежедневно без выходных, переносной телефон с городским номером 296-96-15, офисный тел. 268-28-89, моб. тел. 8-701-432-84-45, E-mail: ataka@omen.ru.

Оказывающий платные юридические услуги.

в сфере гражданского судопроизводства,

ИП “Частный юрист “Compass” Мурзагали Кубаевич Кушкарин

3 июня 2007 года


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...