Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Политическая карьера Рахата Алиева: развитие и результаты

04/06/2007

Андрей ЧЕБОТАРЕВ, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», политолог, №21 (683), 1 - 7 июня2007

http://www.press-uz.info/ru/content.scm?topicId=2803&contentId=70144

Очевидно, что, не успев отметить триумф после проведенной в Казахстане конституционной реформы, которая серьезно укрепила его позиции в политико-властной системе, Президенту страны пришлось столкнуться с довольно серьезным испытанием. Причем, как это уже было не один раз, главным фигурантом в данной ситуации стал старший зять главы государства Рахат Алиев. Вместе с тем анализ развития политической карьеры последнего говорит о том, что виноват во всем, что теперь происходит, далеко не он один, сообщает газета "Начнем с понедельника" (Казахстан).

Будучи выпускником Алматинского мединститута и врачом-хирургом по образованию, Рахат Алиев, безусловно, всей своей политической карьерой обязан своему тестю - первому президенту РК Нурсултану Назарбаеву. Как известно, его карьерный рост начался в декабре 1996 г., когда он был назначен первым замначальника главного Управления налоговой полиции - начальником Управления по борьбе с коррупцией и контрабандой Государственного налогового комитета. Затем Алиев сам возглавил налоговую полицию и даже побывал в должности первого вице-министра государственных доходов. При этом он успел получить вторую профессию - юриста, закончив в 1997 г. Высшую школу права «Адилет».

С сентября 1999 г. по ноябрь 2001 г. старший зять главы государства работает в органах национальной безопасности, пройдя путь от начальника Департамента КНБ по Алматы и Алматинской области до первого заместителя председателя комитета и получив звание генерал-майора. Параллельно с карьерой Алиева при его прямом или косвенном участии активно развивался и его бизнес, включающий коммерческие и медийные структуры «Сахарный центр», «Нурбанк», КТК, «Караван» и т.д. При этом связанные с Рахатом Алиевым СМИ в то время активно создавали ему имидж борца с коррупцией и наркобизнесом. Наконец, он взял на себя еще и общественную работу, возглавив Футбольный союза Казахстана и Национальный олимпийский комитет республики.

Однако осенью 2001 г. политическая карьера Алиева дала первый «сбой». Как известно, против его действий, связанных с использованием силовых методов и информационного компромата в отношении неугодных ему персон, выступила группа бизнесменов, чиновников, парламентариев, представителей интеллигенции и масс-медиа. В результате Алиев первоначально был переведен из КНБ в Службу охраны Президента, а чуть позже вообще удален с государственной службы.

Судя по всему, на это повлияли не только публичные протесты инициаторов создания движения «Демократический выбор Казахстана», но и скрытые действия некоторых влиятельных персон из окружения главы государства, считающих Алиева своим соперником за влияние в госаппарате и сфере бизнеса. Президент же поступил в тот раз по принципу «ни нашим, ни вашим», поскольку удалил с госслужбы не только своего зятя, но и ряд его ведущих оппонентов. С другой стороны, он как бы вывел Алиева из-под дальнейшего «огня» критики.

В июне 2002 г. Р. Алиев неожиданно был назначен послом Казахстана в Австрии и одновременно представителем РК в ОБСЕ. Скорее всего, в этом назначении совпали интересы главы государства и соперников его зятя. Последних явно устраивало отсутствие Алиева в Казахстане. Что касается Президента, то не исключено, что отправкой своего зятя за рубеж он попытался дать утихнуть разгоревшемуся осенью 2001 г. скандалу вокруг его персоны. Причем не исключено, что глава государства рассчитывал за время пребывания Алиева за рубежом подготовить необходимую почву для дальнейшего продолжения его карьеры в Казахстане. Тем более что тот получил хорошую возможность повысить на дипломатическом поприще свою квалификацию и опыт работы в госаппарате.

Самым заметным в рамках дипломатической деятельности Алиева стало его заявление в феврале 2003 г. от имени руководства РК на заседании постоянного совета ОБСЕ с просьбой рассматривать Казахстан в качестве кандидата на действующее председательство в этой организации в 2009 г. Хотя не исключено, что в то время это был чисто пропагандистский ход, поскольку казахстанские власти, постоянно допускающие отступления от стандартов ОБСЕ в области демократии и прав человека, в тот момент прекрасно осознавали бесперспективность такого акта. Что, кстати, частично подтвердил перенос в декабре 2006 г. Советом министров иностранных дел рассмотрения указанной заявки на 2007 г.

Нельзя также не отметить, что, пребывая вне системы власти, а затем за пределами Казахстана, Алиев довольно часто напоминал о том, что его влияние в общественно-политической жизни республики полностью не утрачено. Одним из показателей этого стали его неоднократные судебные иски к неправительственной организации «Интерньюс-Казахстан», газетам «Навигатор» и «Республика» по обвинению в оскорблении его чести и достоинства. При этом сумма компенсации в разных случаях составляла от 5 до 10 млн тенге. Практически все эти процессы Алиев выиграл. Разве что суд существенно снижал исковые суммы к ответчикам, а также сам истец удовлетворялся в некоторых случаях публикацией опровержений.

В июле 2005 г. распоряжением Президента Рахат Алиев был назначен первым заместителем министра иностранных дел. Вероятно, что в преддверии президентских выборов, обусловивших заметную напряженность в отношениях власти и оппозиции, а также внутри самой власти и среди провластных сил, глава государства был заинтересован собрать вокруг себя наиболее верных людей. Возможно, что в тех условиях присутствие Алиева в системе власти в руководящем статусе способствовало созданию некоторого баланса между соперничающими друг с другом внутриэлитными группами.

В то же время Президент явно не хотел этим своим шагом вызвать напряженность внутри элиты и испортить свои отношения с представителями тех групп, которые являются потенциальными соперниками Алиева, вплоть до их перехода в оппозицию к нему. Поэтому, видимо, для продолжения карьеры президентского зятя был выбран относительно нейтральный и дистанциированный от внутриполитической жизни страны пост первого вице-министра иностранных дел. Но, как показали последующие события, остаться вне политики у Алиева никак не получилось.


В частности, после жестокого убийства в феврале 2006 г. одного из ведущих общественно-политических деятелей Алтынбека Сарсенбайулы и двух его помощников первый замглавы МИДа был назван в составе подозреваемых в причастности к этому преступлению. Причем такого мнения придерживаются не только представители политической оппозиции, но и, согласно известной статье супруги Алиева Дариги Назарбаевой «Дежа вю» в газете «Караван» за 10 марта 2006 г., экс-председатель КНБ Нартай Дутбаев.

Правда, сам Алиев, имея определенное алиби, связанное с его отсутствием в стране в соответствующее время, практически никак не фигурировал в прошедшем летом прошлого года в Талдыкоргане судебном процессе по данному делу. Кроме того, еще в мае того же года он выиграл суд против полковника КНБ в отставке Арата Нарманбетова, который открыто утверждал о его прямом участии в совершении данного преступления. В какой-то степени все это несколько дезавуировало отмеченные подозрения и прочие «кривотолки» вокруг его персоны.

Вместе с тем откровенные проколы и фальсификации в процессе следствия и судебного разбирательства и сомнительный в плане объективности приговор суда по этому делу способны вновь поднять среди широкой казахстанской и международной общественности вопрос о необходимости проведения нового, более тщательного и объективного расследования, включая четкое выяснение по поводу возможной причастности к данному преступлению вероятных подозреваемых, включая и Алиева. Тем более что на волне последних событий тема тройного убийства начинает подниматься вновь.

Так или иначе, но с момента своего возвращения в Казахстан Р. Алиев все чаще и чаще стал делать шаги по выходу за пределы внешнеполитической сферы своей деятельности. Так, в июне 2006 г. он выступил с критикой печально известных поправок в законодательство по вопросам СМИ, инициируемых Министерством культуры и информации. По его мнению, эти поправки «негативно отражаются на имидже страны». При этом здесь персонально был задет глава МКИ Ермухамет Ертысбаев, который, по мнению Алиева, вряд ли «готов взять на себя лично всю полноту ответственности за срыв задачи (избрание Казахстана председателем ОБСЕ. - Прим.) и при этом не прикрываться высоким портретом».

Поскольку после известных событий пятилетней давности практически не было случаев взаимной критики членов Правительства со стороны своих же коллег, приведенный выше факт можно считать беспрецедентным. А отсутствие реакции главы государства на выпад своего старшего зятя в отношении одного из своих давних и преданных соратников говорит о том, что Алиев мог получить карт-бланш на этот шаг «сверху». Разве что это обстоятельство было обусловлено не столько стремлением главы государства вернуть его в «большую» политику, сколько поддерживать традиционный баланс среди своих подчиненных по схеме «разделяй и властвуй».

Но самым беспрецедентным заявлением Рахата Алиева о себе стала его статья «Республикостан или Казахский Султанат. Какой выбор мы сделаем?», опубликованная в газете «Караван» за 1 сентября 2006 г. Подвергнув критике действующую в Казахстане модель республиканского правления за то, что она «не защищает нас от коррупции», «никак не отражает реальной структуры нашего общества» и т.д., автор открытым текстом призвал установить в стране монархию.

Трудно сказать однозначно, чего хотел добиться выдвижением такой своей инициативы Р. Алиев. Не исключено, что здесь имело место санкционированный главой государства зондаж настроений и отношений населения страны к возможной смене формы правления. Другое дело, что все заключалось не в переходе к монархии, а в формировании правовых оснований и механизмов дальнейшего пребывания у верховной власти Н. Назарбаева после завершения конституционного срока его президентства. Что, кстати, в конце концов и произошло, правда, теперь уже вызвав у самого автора рассматриваемой идеи резкую критику.

Будучи спецпредставителем РК по сотрудничеству с ОБСЕ, Алиев, безусловно, несет свою долю ответственности за то, что заявка Казахстана на председательство в ОБСЕ не была поддержана другими странами-участницами. Однако решение о переносе рассмотрения этой заявки на 2007 год он оценил как «победу казахстанской дипломатии». Хотя, если так разобраться, в декабре 2006 г. в Брюсселе имело место явное поражение. Причем не только отечественной дипломатии, но и всей системы действующей власти ввиду ее неоправданного затягивания с проведением ожидаемых в обществе политических реформ.

В этих условиях трудно считать искренним заявление Алиева о том, что «Казахстан, таким образом, получает еще один год для того, чтобы были успешно завершены реформы в рамках возглавляемой Президентом страны Госкомиссии по демократизации». Во-первых, хорошо зная нравы и, возможно, планы руководства страны, вряд ли он ожидал чего-то принципиально иного, чем то, что было принято в рамках конституционной реформы. А во-вторых, что еще более важно, своими последующими действиями в отношении своих ближайших партнеров по банковскому бизнесу он явно не способствовал положительному решению вопроса «Казахстан-ОБСЕ-2009».

Завершающим же карьеру Р. Алиева в госаппарате событием стал известный теперь уже скандал вокруг «Нурбанка», главным акционером которого он является. Начался он с того, что в начале февраля этого года супруга бывшего первого зампредседателя правления указанного банка Жолдаса Тимралиева Армангуль Капашева сделала заявление в прессе, что ее мужа похитили и насильственно удерживают в неизвестном месте. При этом, по ее словам, к пропаже Тимралиева причастен Алиев. Аналогичное заявление чуть позже сделала и супруга бывшего председателя правления «Нурбанка» Абильмажена Гилимова Назира Базарбаева.

Расценив эти заявления как «откровенную клевету, похожую на тщательно спланированную провокацию», Алиев предъявил обеим женщинам исковые претензии с требованием компенсации морального ущерба в сумме 1 млн тенге для каждой. Однако, учитывая обращение Капашевой, не имеющей до этого никакого отношения к политике, за защитой лично к Президенту страны, заявление ее и Базарбаевой выглядели вполне правдоподобно. В любом случае, вследствие своей и без того не смотрящейся в «розовом» свете репутации их главного оппонента его позиция в данном конфликте не встретила поддержки у общественного мнения.

Вольно или невольно неправоту своего зятя косвенно подтвердил сам глава государства, назначив его вновь послом Казахстана в Австрии и представителем республики при международных организациях в Вене, включая ОБСЕ. Таким образом, пережив январские кадровые перестановки, Алиев уже не смог сохранить свой пост в МИДе после начавшихся публичных обвинений в свой адрес.

Возможно, что, отправляя его в очередную дипломатическую «ссылку», Президент рассчитывал как можно быстрее уладить скандал вокруг «Нурбанка» и его бывших руководителей. Тем более что здесь не было таких политических «страстей», которые кипели осенью 2001 г. Однако, в конце концов, ситуацию обострил и политизировал сам Алиев, открыто обвинив в причастности к «очередной клеветнической истерики» по отношению к нему и некой «криминальной афере» акима Алматы Имангали Тасмагамбетова и министра внутренних дел Бауыржана Мухамеджанова.

В итоге все закончилось возбуждением в отношении Рахата Алиева уголовного дела по подозрению в причастности к похищению Гилимова и Тимралиева, снятием его с занимаемых должностей и объявлением в международный розыск. Помимо этого правоохранительными органами был задержан еще ряд так или иначе связанных с ним людей, а также были произведены обыски в доме самого экс-дипломата и его отца Мухтара Алиева. Кроме того, решением суда приостановлена деятельность КТК и газеты «Караван». Реакцией же самого Алиева на все это стало выступление с резкой критикой в адрес Президента страны и проводимой им политики.




Итак, Р. Алиев фактически перешел в оппозицию к действующей власти. При этом, находясь за рубежом, он вряд ли намерен вернуться на родину и предстать перед следствием. По некоторым данным, он не исключает для себя возможности попросить в Австрии либо в какой-нибудь другой стране политического убежища. Скорее всего, существенную помощь в этом ему окажут арабские родственники по линии мужа его родной сестры Гульшат Хорани.

Очевидно, что, имея солидные финансовые ресурсы, Алиев вполне может стать одним из центров казахстанской оппозиции за рубежом. Не исключены также его попытки вступить в контакт с реальными оппонентами действующей власти, которые были вынуждены в разное время покинуть родину, в том числе с экс-премьером Акежаном Кажегельдиным. Хотя пока что сложно сказать, насколько возможными и результативными будут эти контакты.

В то же время еще в прошлом году после слияния партии «Асар», возглавляемой его супругой Д. Назарбаевой, с «Отаном» Алиев и его команда утратили серьезную базу для развития в ближайшей перспективе активной общественно-политической деятельности своих сторонников на территории Казахстана. Другим не менее сильным ударом по ним стало взятие государством под свой контроль телеканала «Хабар». На волне же нынешних событий не исключено, что, используя, кстати, хорошо известные бывшему послу способы и механизмы административного воздействия, власти вполне могут в отношении пока еще контролируемых им коммерческих структур и СМИ добиться либо полной их ликвидации, либо передачи другим собственникам.

В этих условиях Алиев и его соратники практически никак не смогут влиять на ситуацию в Казахстане и будут вынуждены ограничиться очередными выпадами против власти и ее отдельных представителей. Во всяком случае, очень сомнительно, что они смогут найти себе сторонников среди казахстанской общественности и тем более действующей оппозиции. Любые же попытки выступления на его стороне раннее связанных с Алиевом по работе бывших или даже еще действующих сотрудников силовых структур будут моментально блокированы властями. Судя по всему, это уже наблюдается разве что пока в качестве превентивных мер.

В то же время не исключен и другой возможный вариант дальнейшего развития событий, предполагающий примирение Рахата Алиева со своим властвующим тестем. Главным фактором здесь, безусловно, станут их семейно-родственные связи. Правда, трудно сказать, в какой форме это может произойти. Либо это будет публичное «покаяние» «мятежного» зятя с последующим его возвращением в Казахстан и полным уходом из общественно-политической сферы. Либо Алиев вернется на дипломатическую службу и будет представлять интересы Казахстана в какой-либо из стран СНГ или «третьего мира». Либо… результатом его договоренности с главой государства может стать назначение на один из ключевых постов в госаппарате, который в перспективе позволит ему претендовать на президентский пост. Хотя в нынешних условиях последний вариант маловероятен.

Оценивая демарш Алиева, нельзя не отметить, что во многом он повторяет сценарий своих действий в 2001 г. Особенно это прослеживается в разоблачительной риторике. Другое дело, что в тот раз данные действия, во всяком случае, на публичном уровне, не выходили за рамки лояльности к главе государства и семьи. Теперь же Алиев, похоже, перешел все пределы дозволенного в иерархии отношений внутри правящей элиты. Поэтому его возвращение в эту систему представляется весьма проблематичным.

Другое дело, что не следует считать его антипрезидентские выпады искренними с точки зрения защиты демократии и прав человека. Судя по всему, Алиеву очень нужно продемонстрировать всему миру, что он стал жертвой «гуманного способа удаления оппонентов из политического пространства» и не является лицом, преследуемым по закону. Иначе говоря, он заинтересован полностью дезавуировать криминальную составляющую своего уголовного преследования и заменить ее на политическую.

Хотя, учитывая все прошлые дела Алиева, эта задача для него будет весьма сложной и, скорее всего, безуспешной. Кстати, Акежан Кажегельдин, Галымжан Жакиянов, Булат Абилов и многие другие оппоненты действующей власти подвергались и до сих пор подвергаются уголовному преследованию уже после того, как стали активно заявлять и продвигать свои политические позиции. Тогда как Алиев неожиданно ушел в оппозицию уже после того, как в отношении него было возбуждено уголовное дело.

К тому же своей политической непоследовательностью Алиев сам дает основания для больших сомнений в искренности своей вновь заявленной позиции. Так, например, в своем интервью газете «Караван» от 16 февраля этого года на вопрос относительно наиболее вероятных кандидатов на пост главы государства после истечения последнего президентского срока Назарбаева он заявил следующее: «По-моему, подобные разговоры - это бессмысленное политиканство... Я считаю, что первый Президент независимого Казахстана Нурсултан Назарбаев заложил мощный фундамент нашего многонационального дома, Казахстана, и теперь нашей стабильности и прогрессу ничто не сможет помешать».

Теперь же Алиев утверждает, что «несколько месяцев назад я сказал Нурсултану Абишевичу, что принял решение баллотироваться на пост президента на следующих выборах в 2012 году. Это естественное развитие моей политической карьеры». Спрашивается, где правда? К тому же, не ясно о каком «естественном» продолжении своей карьеры он может говорить, если она является абсолютным результатом личного и политического волеизъявления главы государства ввиду особого прежнего расположения к мужу своей старшей дочери?

В целом, очевидно, что Рахат Алиев несет большую ответственность не только за те дела, которые он совершил, но и за внесение своего немалого вклада в создание централизованной политико-властной системы, которую он теперь активно отвергает. И в той же степени свою, причем гораздо большую ответственность несут сама система и возглавляющий ее Президент страны за то, что прежде они откровенно закрывали глаза на все то, что под их эгидой спокойно и безнаказанно творил один из ярко выраженных представителей этой системы, олицетворяющий все ее негативные стороны.

При этом не были учтены уроки истории различных автократических правлений, когда ради обретения власти высокопоставленные персоны предательски выступали против своих властвующих отцов, братьев и иных близких родственников. Даже события 2001 г. и их последствия многим не пошли впрок. С этих точек зрения, настоящий демарш Рахата Алиева является хотя и малоприятным, но далеко не самым худшим событием, какие могли произойти в Казахстане более 5 лет тому назад. В общем, таковы «издержки» масштабных проявлений непотизма в политико-властной системе Казахстана.


Лучший выбор – инвес-тиции в свое образо-вание! MINI-MBA -43%

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...