Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Особенности национальной политики в Казахстане

Валерий КОРШУНОВ, Андрей ЧЕБОТАРЕВ,

Центр актуальных исследований «Альтернатива», №22 (684), 8 - 14 июня2007

Состояние и перспективы межэтнических отношений в Казахстане занимают умы очень многих казахстанских и зарубежных авторов. Имеется обширная литература, посвященная этому вопросу. Тем не менее все мы едины в том, что отсутствие до последнего времени значимых конфликтов или трений в этой очень деликатной сфере - безусловный позитив в практике государственного строительства в нашей стране.

Но говорить о том, что данный вопрос теряет свою остроту, пока рано. События последнего года в Атырауской и Алматинской областях вызывают в политической среде, в кругу экспертов и среди населения достаточно тревожную реакцию, выражающуюся в обеспокоенности сохранением уже достигнутого. Необходим обмен мнениями о том, как мы видим перспективы дальнейшего движения к укреплению национального единства государства и те проблемы, которые нужно решать на этом пути.

Сегодня рассматриваемый вопрос живет как бы в двух, независимых друг от друга, уровнях. На одном - официальном - проблем нет, и Казахстан может гордиться этим. Мы, в частности, заявили о готовности «вооружить» страны ОБСЕ своим опытом по обеспечению мира и согласия в нашем общем доме. В Астане состоялись уже два съезда лидеров мировых религий. Наверное, все согласны со словами Президента РК Нурсултана Назарбаева на последнем из этих съездов, что «использование религии для политической мобилизации населения - это много раз повторенный в истории ход. Ход, всегда заканчивавшийся трагедией».

На другом - уровне политических активистов и экспертов - восприятие проблемы гораздо острее и тревожнее. Об этом говорит, в частности, опыт проведения в стране целого ряда круглых столов и конференций по проблемам межэтнических отношений. Их участники не только анализируют проблему, но и сами часто оказываются оппонентами не только официальной точки зрения, но и друг друга. Общим знаменателем многих выступлений можно назвать одну мысль - об угрозе политизации этничности. Говоря проще, о потенциале конфликтности в отношениях между разными этносами.

Почему так отличаются подходы? Возможна ли сбалансированная оценка, свободная от крайностей: от безмятежности официальной пропаганды и от нагнетания реальных и мнимых угроз политической и общественной стабильности?

Возьмем утвержденную Постановлением Правительства в июне 2006 г. Программу совершенствования казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия на 2006-2008 гг. Фактически она сменила собой Стратегию Ассамблеи народов Казахстана на среднесрочный период (до 2007 года), утвержденную Указом Президента в апреле 2002 г.

Надо сказать, что само время принятия данной стратегии - накануне активных действий сил международной антитеррористической коалиции в Афганистане - объясняет имеющийся в тексте определенный акцент на угрозах, источником которых являются неконтролируемые процессы в геополитическом окружении Казахстана. В стратегии содержится много правильных и верных слов. Но, к сожалению, в ней нет ни одной цифры, даты, конкретного и проверенного показателя.

Это следует отметить особо, потому что в нашей стране АНК - это единственный ведущий орган в области регулирования и развития межэтнических отношений, хотя и имеющий статус консультативно-совещательного органа при Президенте РК. До 1997 г. таким органом являлся Государственный комитет по национальной политике, созданный в апреле 1995 г. и инициировавший в свое время проект Концепции национальной политики Республики Казахстан.

В настоящее же время в Казахстане нет специального государственного органа, регулирующего эту сферу. А все вопросы, связанные с этносферой, регламентируются статьями Конституции РК, посвященными общественному согласию, казахстанскому патриотизму (ст.1 п.2), языкам (ст.7), гражданству (ст.10,11,12), равенству всех перед законом и судом (ст.14), недопустимости дискриминации в любых ее проявлениях, способных нарушить национальное, межэтническое согласие (ст.14 п.2). Считается достаточным включение функций по регулированию данной сферы в деятельность соответствующих госорганов.

Нужен ли соответствующий орган у нас? Как политический орган - вряд ли. В практике многих зарубежных стран отсутствие специального органа по вопросам межэтнических отношений является нормальным. В самом деле, что может быть объектом управления у Министерства по делам национальностей (этносов и этнических групп)? Все конкретные вещи - образование, культура, языковая политика и т.д. - относятся к компетенции соответствующих ведомств.

С другой стороны, органы по делам национальностей, национальной политике, мультикультурализму и т.п. имеют место в некоторых полиэтничных государствах, как, например, Россия, Китай, Канада и др. В России, в частности, проблематикой национальных отношений сейчас занимается Министерство регионального развития, несмотря на то, что по своему основному профилю оно является экономическим.

Возвращаясь к Казахстану, надо признать, что иметь соответствующий орган в качестве рабочего весьма целесообразно. Известно, например, что еще в апреле 2005 г. Президентом был подписан Указ о создании при АНК в качестве ее рабочего органа исследовательского центра по проблемам межэтнических отношений. Однако, как нам стало известно, такой центр был создан совсем недавно и, судя по всему, еще только готовится делать первые шаги на аналитическом поле республики. Так или иначе, но подобный орган нужен, и именно как координатор профессиональной научно-исследовательской, а отнюдь не бюрократической деятельности.

Президент же решил по-другому. Сегодня конкретный пункт отмеченной выше программы - укрепление общественной роли Ассамблеи народов Казахстана - фактически уже реализован. Теперь в соответствии с конституционными поправками она стала называться Ассамблеей народа Казахстана. По задумке власти, это изменение призвано отражать приоритет консолидации многонационального народа и формирование единой гражданской общности или даже единой казахстанской нации.

Кроме того, АНК получила статус конституционного органа, состав которого формируется Президентом. Наконец, она будет представлена в Парламенте и таким образом получит реальные рычаги влияния на законодательную деятельность. Следует ожидать, что отныне любой законопроект будет неизбежно, в силу институционального фактора, проходить в Парламенте дополнительную экспертизу на предмет соответствия интересам межнационального согласия и этнической толерантности.

Правда, что изменится в реальности, кроме того, что Президент получил дополнительный властный ресурс, еще предстоит оценить. К тому же сам порядок фактического назначения представителей АНК в законодательный орган власти страны, при том, что и сама ассамблея не избирается, порождает новые вопросы о демократичности такой процедуры. Трудно предположить, что в ситуации, когда два основных этноса - казахи и русские - составляют более 80% населения Казахстана, решения смогут принимать представители более 100 сотальных этносов и этнических групп, представленные в АНК. На наш взгляд, фактор политического порядка в очередной раз взял верх над прагматическими соображениями.

Следует отметить, что основным разработчиком действующей Программы совершенствования казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия на 2006-2008 гг. выступило Министерство культуры и информации. Основными ее задачами указаны разработка и реализация комплекса мероприятий по совершенствованию казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия в республике. В том числе мониторинг, диагностика и прогнозирование социально-политической ситуации в стране, а также ситуации в сфере межконфессиональных и межэтнических отношений и уровня социально-психологической напряженности в обществе. При этом ожидается, что «будет создана атмосфера для гармонизации межэтнических и межконфессиональных отношений в республике», и другие аналогичные результаты.

В реальности, как все мы понимаем, запланированные в данной программе тысячи информационных материалов, десятки конференций и семинаров, госзаказы из средств МКИ и иные подобные вещи, конечно, нужны. Но это из области пропаганды того, что сделано или предстоит сделать. «Казахстанский опыт построения полиэтнического и мультикультурного сообщества во многом уникален». Однако это все, что говорится об этой «уникальности».

В документе также не найти главного - это ответа на вопрос «А что же такое казахстанская модель межэтнических отношений, в чем ее специфика, каковы отличия и параметры?» Это грустно, но это так. Хотя именно это и должна была, судя по ее названию, содержать программа. Нет также ее четкой характеристики и в других источниках. Или вот, к примеру, в другом фрагменте текста говорится: «...модели и механизмы консолидации полиэтнического и межкультурного сообщества…» Тут либо проявилась небрежность разработчиков данного документа, либо получается, что моделей может быть несколько! Где, интересно сказать, истина?

А что же о проблемах? Наряду с возникшей «тенденцией подчеркивать общинную идентичность… в современных условиях совершенно неизбежно происходит размывание традиционных этнических связей, преодоление обособленности этнических общностей, ассимиляция людьми инокультурных ценностей и норм». Так что же здесь является преобладающей тенденцией? Как влияет на этот процесс отмеченный в документе рост числа верующих (около 62%)? Думайте сами, хотя это принципиальный оценочный момент. Было бы интересно увидеть реакцию социологов на такой тезис.

В тексте программы также есть очень весомый пассаж: «Ситуация в сфере межэтнического и межконфессионального взаимодействия развивается динамично и во многом непредсказуема». Вот с этим как раз можно согласиться. Только как непредсказуемость ситуации увязывается с демонстрируемыми властью успехами? Тем более что «с укреплением экономики и демократизацией общества ослабнет дестабилизирующий потенциал целого ряда настораживающих тенденций в религиозной сфере».

Разумеется, мы понимаем, что в казахстанских условиях слова часто живут отдельно от обозначаемых ими явлений. Но именно в этом и состоит одна из проблем обсуждаемой темы, как и всей нашей жизни во многих ее аспектах.

В документе употребляется термин «национальная политика». Он является предметом споров в экспертной среде. Взамен предлагается термин «этнополитика». Приведем лишь два высказывания. Казахстанский автор С. Серажиева полагает, что «этнополитика является инициативой населения и отражает его интересы, а национальная политика отражает прежде всего интересы государства. …И в соответствии с этим этнополитика является неотъемлемой частью национальной политики и не должна отделяться от нее». (К вопросу о понятиях «этнополитика» и «национальная политика». www.kisi.kz, 2004 год.)

Авторы же учебного пособия «Этнополитология» (М.,2005) полагают, что «…Национальная политика есть политика обеспечения интересов государства и всех его граждан, осуществляемая как внутри государства, так и на международной арене. Поэтому применять термин «национальный» к действиям государства в отношении этносов и этнических групп не совсем корректно. …Более точным будет все же термин «этнополитика». Поскольку он исключает всякую двусмысленность». Как видим, споры по данному вопросу продолжаются. Спрашивается, означает ли указанный термин в программе поддержку устоявшемуся подходу или это просто привычный стереотип?

Все это не придирки к тексту. Понятно, что министерским работникам приходится писать много программ. Но если в политически важном документе, который должен вооружить исполнителей, прослеживаются явная спешка и разностильность, то возникает вопрос: а есть ли реально орган, который «знает всю правду»? Может быть, это Совет безопасности или КНБ? Реалии последнего времени вселяют обоснованные сомнения в профессионализме чиновников этих структур даже при выполнении их основных функций. Что уж говорить об осмыслении имеющихся тенденций на перспективу.

Суть же использования привычных клише «национальной политики» в другом. Это отвечает ожиданиям населения, которое в массе своей все еще предпочитает патерналистское государство, по определению, заботящееся обо всех и обо всем. Характерно, что такое представление практически одинаково имеет место как среди основных этносов, так и в остальных этнических группах. В последнем случае оно выражено даже несколько сильнее, учитывая объективную ситуацию и соответствующую психологию меньшинств. Многочисленные замеры накануне президентских выборов 2005 года показали это достаточно убедительно.

Население в значительной своей части искренне верит, что без «национальной политики» нас ждут серьезные проблемы. Отказ от такой риторики означал бы нежелательное для власти изменение картины мира электората. В действительности же решение таких сложных и противоречивых проблем, как миграция населения, демографические диспропорции, культурные и языковые, запросы, ликвидация региональных различий в уровне социально-экономического развития, законодательное гарантирование прав меньшинств и многое другое, это прежде всего вопрос политический. Для этого нужны реальная демократизация политического устройства страны, вовлечение самих граждан в процесс управления, повышение профессионализма государственного аппарата, регулируемая законом деятельность СМИ, а также правовые решения вместо морализирования и назиданий.

Очевидно, что на ближайшую перспективу одним из основных потенциальных источников напряженности в области межэтнических отношений будет оставаться именно политическая сфера. Одной из моделей интерпретации здесь является тезис об автономности политической сферы по отношению к экономической и социальной. Исходя из этого этноэлиты («этнические предприниматели») руководствуются не абстрактными интересами этноса как целого, а его ресурсом политического влияния. А сам этнополитический процесс (заявления, демонстрации, публичные кампании и т.д.) организуется лидерами в качестве рычага для политического шантажа власти.

Недооценивать эту тенденцию в условиях нашей политической жизни уже невозможно. Выборная кампания в мажилис в 2004 г. и президентские выборы 2005 г. показали это достаточно убедительно. Сегодня, к примеру, мы слышим и читаем, с одной стороны, призывы к объединению национально-патриотических сил под знаменем партии депутата Мухтара Шаханова. С другой - возмущение славянских организаций и апелляции к власти пресечь эти попытки. Позиция же арбитра для власти как нельзя более желательна. Этот цикл воспроизводится в Казахстане уже много лет.

Надо быть реалистами. Переходный период в политическом смысле для Казахстана еще не закончился. Хотя целый ряд расколов в правящей элите очевиден. Тем не менее власть и дальше будет основным участником процесса, учитывая ее административные, материальные и информационные ресурсы. В интересах сохранения своих позиций она объективно заинтересована в том, чтобы политизированные процессы в этнической среде не дошли до критического уровня.

Поэтому этнополитика Казахстана должна базироваться в перспективе не на производстве все новых и новых проблем - реальных или мнимых, а на исследовании потенциала управляемости и выработке механизмов самоорганизации. В идеале такая политика должна не только фиксировать, отражать, но и предвидеть, чтобы упреждать, разрешать конфликты и создавать максимально бесконфликтное пространство социальной жизни.

Конечно, проблема «политического предпринимательства» на ниве этнополитических проблем сохранится как неизбежный фактор в каждой полиэтничной и многоконфессиональной стране. Но ее можно удерживать под контролем, имея реальное представление об объекте.

Поэтому политическое рассмотрение проблемы межэтнических отношений необходимо дополнить прагматическим, управленческим видением, на основе реальной позитивной в смысле несомненности информации. В каждой правительственной программе должны рассчитываться этнополитические последствия возможных преобразований в трансформации территорий, производств и технологий. Необходимо учитывать и такой фактор, как влияние информации на ситуацию, к которой она относится.

Политтехнологический подход к проблеме уже недостаточен для самой власти. Проблема заслуживает рассмотрения сама по себе. Знаменитый философ Хайдеггер говорил: «Понять направление, в каком вещь уже движется сама по себе, значит увидеть ее смысл». В понимании тенденций развития межэтнических отношений, в том, чтобы соответствующее направление стало более предсказуемым для авторов правительственных программ, и заключается смысл необходимости объединения усилий власти, политического и экспертного сообщества.

Программа конструктивных шагов здесь могла бы включать в себя коллективные попытки поиска ответов на целый ряд вопросов. Прежде всего внутри самого экспертного сообщества необходимо определиться в процессе профессионального обсуждения с такими проблемами, как:

- общепринятая терминология в сфере межэтнических отношений, существующие концепции и системы их аргументации в привязке не только к мировой, но и прежде всего к казахстанской действительности;

- подготовка справочных изданий по профильным темам: этносы Казахстана, демографические процессы, миграционная политика и миграционная ситуация в Казахстане, международные стандарты в области защиты индивидуальных и коллективных прав и т.д.;

- подготовка справочного издания «Этнокультурная политика Казахстана: история и современность»;

- экспертиза действующих и выработка предложений по подготовке новых законодательных актов с точки зрения полноты отражения развивающихся процессов и обеспечения интересов общества и государства в рассматриваемой сфере.

Пора преодолеть и такой недостаток исследований в этой сфере, как бессистемность, разбросанность во времени и пространстве различного рода социологических исследований, чтобы иметь необходимый противовес попыткам эксплуатации темы межэтнических отношений в текучке политического процесса.

В стране до сих пор нет ясной картины соответствия или расхождения основных параметров данной сферы сравнительно с международными стандартами, которые мы уже признали или еще не признали обязательными для себя. Подготовка ежегодных базовых национальных докладов о положении с правами человека предоставляет для этого необходимую организационную базу.

Нельзя не вспомнить и то, что в 2009 г. предстоит проведение переписи населения. В данном случае надо иметь в виду не только методологическую сторону подготовки переписи в аспекте отражения этнического компонента жизни страны, но и организационную и кадровую стороны этого важного мероприятия. Оно составит ту отправную базу данных, на которую будут опираться экспертное сообщество и органы государственного управления в течение длительного времени.

Имеющийся же опыт проведения властью аналогичных действий в контексте подготовки выборных кампаний вселяет обоснованные опасения в том, что касается организованности в работе соответствующих ведомств, достоверности, полноты и необходимого в нынешних условиях уровня технической обработки данных. Сегодня исследователи не имеют полной картины структуры населения по национальному и возрастному признаку, по уровню доходов жителей конкретных населенных пунктов в разрезе конкретных этносов, устарели показатели владения языками и т.д.

Поэтому к числу приоритетов практической работы следует отнести определение пропорций тех ресурсов и усилий, которые должны быть сосредоточены на центральном и местном уровне, исходя из посылки приближения этнокультурной политики к ее объекту - этносам республики. Необходимо обратить самое пристальное внимание на проблему конкуренции этносов на рынке труда и состояние профессиональной подготовки местных кадров. Именно она вместе с проблемой трудовой миграции стала детонатором прошлогодних событий на западе республики, оттеснив языковые проблемы.

Во внешнеполитической же сфере упор необходимо сделать на выработку и донесение до международного сообщества приоритетов этнокультурной политики Казахстана, основных черт ее нынешнего и перспективного состояния. Все это должно стать одной из существенных положительных черт имиджа страны на международной арене.

Не стоит объяснять значение этой работы для системной постановки образовательного процесса в стране. Именно с детского сада, школы, высшего учебного заведения закладывается фундамент представлений конкретной личности о прошлом и будущем полиэтнического и многоконфессионального сообщества своей страны, о текущем и должном в этой исключительно важной сфере нашей жизни.

В целом до последнего времени власть и общество вели в значительной степени параллельное существование. Люди выживали, а власть решала проблемы перераспределения ресурсов. В итоге около 600 тыс. безработных, 2,6 млн «самозанятых», что составляет 1/3 от всего числа занятых в экономике, несчитанное количество незаконных мигрантов в крупных городах страны, отсутствие точных данных даже о количестве избирателей - вот реальное состояние проблемы. В связи с этим знать соответствующие параметры досконально является уже не только чисто исследовательской, но и политической задачей, которую и должно решать государство.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...