Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Казахстан после выборов. Два взгляда, Абилов-Ертысбаев

Ербол КУРМАНБАЕВ 

Выборы в парламент дали забавный результат: все места в Мажилисе заняли представители одной партии - “Нур Отан”. Что это за парадокс? Мы пригласили прояснить этот вопрос двух ярких соперников, которые представляли в предвыборной кампании разные - провластную и оппозиционную - точки зрения. Участники сегодняшней “Байги” - министр культуры и информации РК Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ и член политсовета ОСДП Булат АБИЛОВ. На выборах они были непримиримыми соперниками, чуть ли не символами двух основных политических сил. После выборов оппозиция не признала их результаты, а “Нур Отан”, напротив, празднует победу и убеждает весь мир в том, что их победа была чистой.

Что это за выборы, Создатель?

ВОПРОС: Вы провели теледебаты, записанные в астанинской студии телеканала “Казахстан” и показанные на “31 канале”. После трансляции Булат Абилов заявил, что Ермухамет Ертысбаев применил телевизионные технологии, представив в выгодном свете себя и партию “Нур Отан”, а министр Ертысбаев дезавуировал свою цензорскую роль. Кто здесь прав, кто неправ?

ЕРТЫСБАЕВ: Я не согласен с Булатом. У каждого человека есть недостатки, но у Булата сверхэмоциональный характер. Для политического деятеля это большой минус. Политик должен контролировать свои слова и поступки. Булат может запросто обвинить Мухтара Тиникеева в совершении крайне неблаговидного поступка. Или сбить фуражку со стража порядка. Попробовал бы он это проделать в Америке или в Англии. Он бы быстро, за 5 секунд, понял, что такое демократия. И вот сейчас он обвиняет меня в совершении преступления. Цензура же запрещена Конституцией. А он обвиняет меня в совершении антиконституционных действий. Нехорошо.

О технологиях. 9 августа в студии ТРК “Казахстан” состоялась запись теледебатов. Дебаты записывали 6 телекамер, техническим монтажом, неизбежным в таких случаях, занимались работники студии. Если Булат желает, то пусть судится, пусть доказывает, что он должен был монтировать пленку, определять ракурсы, цветовые гаммы.

АБИЛОВ: Теледебаты оказались наглядной прелюдией к несправедливым выборам. Их будущей моделью. Наши оппоненты из “Нур Отан” применили цензуру к телевизионному продукту. Точно так же обошлись и с продуктом демократии - голосами избирателей. Совершена подлость по отношению к собственным гражданам. Нуротановцы настолько откровенно обнажили свою совесть, вернее, ее отсутствие, что никаких других аргументов не требуется. У них два избитых метода - прикрываться президентом и заниматься демагогией, что и продемонстрировал министр Ертысбаев.

ВОПРОС: Выборы прошли. Министр Ертысбаев уже заявил, что партия “Нур Отан” победила в честной и открытой борьбе. Положа руку на сердце - были ли все-таки выборы честными? Ведь огромные сомнения вызывает, к примеру, фантастическая явка избирателей - 90,12% в Алматинской области против 22% в Алматы. И таких примеров много.

ЕРТЫСБАЕВ: Ежегодно тысячи казахстанцев отдыхают за рубежом и львиная доля их из Алматы и Астаны. Я называю одну из причин низкой явки в обеих столицах. К тому же эти города - студенческие (по моим наблюдениям студенты принимали пассивное участие в этих выборах). А в регионах электоральная активность всегда была гораздо выше.

Выборы прошли в атмосфере беспрецедентной открытости, конкурентной борьбе. В стране работало 1029 аккредитованных зарубежных наблюдателей из 25 стран мира, наблюдатели были направлены от пяти солидных международных организаций - ОБСЕ, ПА ОБСЕ, ПАСЕ, ШОС, СНГ. Все они дали общую позитивную оценку выборам. И как раз все отметили высокую явку избирателей, точно указав даже ее причину - динамичное развитие страны в последнее время.

АБИЛОВ: Это еще одна пощечина гражданскому обществу! В Казахстане еще ни разу не были проведены честные и свободные выборы, которые бы не столько ОБСЕ признало, а сколько мы - граждане Казахстана. Продолжение сегодняшнего - это исторический тупик и застой, который становится все более очевидным. То есть откуда мы вышли, туда же и возвращаемся - в тоталитарную систему, словно и не было последних 16 лет. В итоге получается, что мы движемся назад - в будущее!

А что касается конкретных примеров нарушений, то если их перечислять, нам не хватит всех страниц газеты. По данным наших наблюдателей, на трех с половиной тысячах участков, где проживает почти 70% населения, мы набрали 11%! Это по уже фальсифицированным протоколам - с “каруселями”, подбросами и так далее. По итоговым данным ЦИК (“цирка”), у ОСДП - 4,54%. Представьте себе, что мы до сих пор не можем получить сводные данные по территориальным избирательным комиссиям из Алматинской, Акмолинской, Атырауской, Жамбылской, Мангыстауской, Северо-Казахстанской областей и Семипалатинского региона. Потому что идет массовая переделка протоколов под заданный результат - 88%.

Вот пример из Мангыстауской области, где ЦИК дает 0,88%, а у нас, по заверенным печатями протоколам, - 13%! То же самое по протоколам из ЮКО - за нас проголосовало 14,7%, а ЦИК дает 5%. В Павлодарской области, в Павлодаре, Экибастузе расхождения официальных данных избиркомов с нашими - в несколько раз! И это по всему Казахстану: ЦИК вывешивает одни данные, а у нас на руках - другие цифры проголосовавших за нас. Только по этим фактам выборы нужно было бы признать недействительными!

Радоваться или плакать?

ВОПРОС: Как вы расцените мнения о выборах международных наблюдателей из СНГ, ШОС и ОБСЕ, которые различались существенно. Глава миссии СНГ Владимир Рушайло сказал, что выборы были безупречными, а глава миссии ОБСЕ Любомир Копай заявил, что в 40% мест, где проводились наблюдения, были отмечены нарушения.

ЕРТЫСБАЕВ: Выборы в Афганистане признаны отвечающими стандартам ОБСЕ, хотя весь мир видел, в какой атмосфере они состоялись. Я не говорю о двойных подходах. Я констатирую факты. С другой стороны, поскольку Казахстан стремится к председательству в ОБСЕ, то и требования к нам завышенные. Мировая электоральная история говорит: выборов без нарушений не бывает. Могли ли нарушения у нас повлиять на общий исход? Нет, конечно. Безусловное лидерство “Нур Отан” признавали абсолютно все. В том числе и оппозиция.

Если Рушайло говорит, что выборы были безупречными, то у него есть все основания так заявлять. Я полностью разделяю его мнение. Разумеется, наши оппоненты будут заявлять обратное. Булат будет говорить, что у него забрали 25%. Гани Касымов уже заявил, что по его подсчетам у него - 10%. Алихан Байменов тоже остановился на 10%. Я больше доверяю официальным данным ЦИК.

АБИЛОВ: Челночная команда наблюдателей из СНГ гастролирует по Содружеству и признает демократичными любые выборы - в Туркмении или Узбекистане, Белоруссии или Казахстане.

Выборы в очередной раз показали, что наша власть не готова к честной борьбе, потому что не уверена в победе. Ее победа - всегда плод фальсификации. Так делают многие в СНГ. Из той же породы и господин Рушайло, который уже после первого часа начавшегося голосования, как всегда, не моргнув глазом, бодро заявил, что выборы безупречны!

Есть еще одна порода наблюдателей, которые с удивительной последовательностью проявляют интерес к нашим выборам. Среди них, например, некий месье Монтескье, сенатор из Франции, который заявляет, что он знаток Казахстана, потому что приезжает к нам в 50-й раз. Злые языки считают причиной столь частых визитов экономические, в частности нефтяные, интересы г-на Монтескье в нашей стране. Естественно, судьбы казахстанской демократии его и на этот раз волновали мало. Как и в 2004, 2005 годах, этот наблюдатель не сумел обнаружить никаких нарушений, да и не стремился их найти.

Другое дело - миссия ОБСЕ. Наблюдая за ходом голосования на 160 участках, в 40 из них они получили отказ в просьбе выдать протоколы. Комментируя эти эпизоды, г-н Копай был в недоумении. Имеющиеся в распоряжении миссии протоколы со 120 избирательных участков говорят о наличии партии, которая уверенно преодолела 7%-ный барьер. Мы знаем, какую партию имел в виду г-н Копай. Это ОСДП, которая вышла на второе место даже по фальсифицированным протоколам! Я думаю, вряд ли итоговый отчет миссии ОБСЕ будет приятным для Астаны.

ВОПРОС: Вам приходится общаться с большим числом людей. Какие настроения вы наблюдаете сегодня среди избирателей? Согласны ли они с тем, что выборы прошли без существенных нарушений или, напротив, они негодуют?

ЕРТЫСБАЕВ: Открытость и публичность нашего министерства общеизвестна. Действительно, мне приходится чуть ли не ежедневно встречаться с большим числом людей из самых различных слоев общества. Подавляющее большинство искренне радо, что страна сохранила стабильность и устойчивое развитие. Мне кажется, оппозиция сильно недооценила “Нур Отан” именно как политическую партию, ее широкую социально-политическую базу в обществе.

АБИЛОВ: Общество разочаровано. Когда у тебя воруют твой голос, воруют твое время, будущее, надежду на достойную жизнь, о каком настроении можно говорить? Они воруют миллионы наших голосов, чтобы воровать миллиарды народных денег, пугая цветными революциями, запуская провокаторов.

Если 88 уронить на бок, то мы увидим два знака бесконечности кряду: ∞. В контексте “нуротанизации” всей страны они обозначают бесконечность лжи, лицемерия и коррупции. Эмблема торжества бюрократа-партократа над обществом, над законами. Он нагло “рулил” избиркомами, крутил “карусель”, оскорблял и выгонял наблюдателей, подбрасывал бюллетени, воровал голоса. А наутро, усталый и счастливый, вернулся домой к жене и детям. Вряд ли он посвятил их в таинство выборов, рассказал о слагаемых успеха, собственном вкладе в неизбежную победу над простыми людьми.

Страдания однополого парламента

ВОПРОС: Выборы прошли. Парламент получился однополым. Раньше в парламенте были люди с мнением, не зависимым от идеологии правящей партии. Они представляли другие партии или были самовыдвиженцами и имели возможность оппонировать в парламенте. Теперь это вообще исключено. Хорошо это или плохо? Разве абсолютное отсутствие инакомыслия и оппонирования не обещает застой? Какая польза может быть от такого парламента?

ЕРТЫСБАЕВ: Исторически так сложилось, что парламентаризм в СНГ никак не может найти свое место в реформах. Корни этого явления достаточно глубоки. Герберт Уэллс, попав на заседание Петроградского совета в 1921 году, был совершенно поражен увиденным. “Нас предупредили, - писал он, - что этот законодательный орган совсем не похож на английскую палату общин, и это совершенно справедливо. Как почти все, что делается в Советской России, заседание поразило нас полнейшей неподготовленностью и стихийным характером. Невозможно придумать организацию, менее подходящую для столь серьезных и ответственных функций. В сущности, это был митинг, решительно неспособный ни на какую законодательную деятельность”.

Вам нужен многопартийный и конфликтный парламент? Если бы президент не добился единого режима работы парламента и правительства, то никаких демократических реформ не было бы.

С другой стороны, демократия - это власть большинства, уважающая права меньшинства. В парламенте будут работать люди, которых избрал народ - источник власти. Но большинство уважает права меньшинства: действуют оппозиционные партии, выходят оппозиционные газеты, партии участвуют в выборах, критикуют президента и правительство, так что ни о каком застое не может быть и речи.

АБИЛОВ: Венцом политической изобретательности авторитарного творения стал абсурд - однопартийный парламент. И это заслуга, как ни парадоксально, демократической оппозиции в лице ОСДП. В случае бойкота, к чему ее призывали сочувствующие, “нуротановский” депутатский корпус был бы разбавлен псевдооппозиционным “Ак жол”. ОСДП своим участием в выборах сломала заготовленный сценарий Астаны, вынудив ее в очередной раз обнажить свою квазидемократическую суть. Какая от такого мажилиса польза? Абсолютно никакой, и общество в этом очень скоро убедится, потому что все решения будет принимать Ак орда, и мы вернемся к пропаганде успехов “От съезда - к съезду” и лозунгу “Планы партии “Нур Отан” - планы народа”. К чему ведет такой однопартийный путь, всем нам хорошо известно.

ВОПРОС: В России, которая сегодня не блещет демократическими подвижками и тоже подвергается резкой критике за авторитаризм, есть закон, по которому в Думе не может работать только одна партия. И если партии, кроме одной, не преодолевают пороговый барьер, то партия, которая занимает второе место, автоматически проходит в Думу. Почему у нас нет такого страхующего механизма?

ЕРТЫСБАЕВ: Я лично не возражаю против такого механизма, как в России. Но, как говорили римляне: “Суров закон, но это закон”. Действительно, 7%-ный порог оказался слишком высоким для других партий, кроме “Нур Отан”. В России такой закон потому, что имеется практика 70-летнего господства одной партии - КПСС. В других странах таких законов нет. Надо было шести другим партиям объединиться еще до начала выборов, и они могли бы получить от 12 до 20%, а при тщательно продуманной тактике, взвешенной агитации, пропаганде и риторике лидеров и того больше - до 25%. Надо извлекать уроки.

АБИЛОВ: Нас перестают воспринимать всерьез. Президент Казахстана ни с того ни с сего начал соблазнять россиян третьим сроком Путина, заявив, что не понимает, почему президент России должен завершить свое президентство и уходить. Думается, он был искренен в своем непонимании и желании насадить культ однообразия и политической монополии. Но в России еще сохранились ростки ельцинской демократии, что видно по итогам последних выборов в Госдуму, на которых путинская “Единая Россия” набрала треть голосов, и этого было вполне достаточно для управляемой демократии.

Все мы читали комментарии российских политиков и экспертов - многие дали отрицательную оценку выборам в Казахстане. Российские политики в основном говорили, что азиатский путь им не подходит. Их беспокоит, что Путин может повторить казахстанский сценарий. Ведь дурной пример заразителен.

А почему у нас нет такого страховочного механизма, как у россиян? Да потому, что нашей власти это абсолютно не нужно. Она всегда хотела быть монопольной и таковой, к сожалению, остается.

ВОПРОС: Демократия - это возможность выбора и учет мнения народа. А мы получили парламент, целиком состоящий из партии власти. То есть парламент не представляет интересы народа. К какой вообще политической системе мы пришли? Существуют ли аналоги нашей политической системы в мире, и каков их результат?

ЕРТЫСБАЕВ: Еще раз подчеркиваю: нельзя утверждать, что народ 100% поддержал только одну партию. Во-первых, 12% проголосовали против “Нур Отан”. Во-вторых, 35% электората встали на путь абсентеизма (уклонение от голосования). Но большинство-то проголосовало так, как проголосовало. Это разве не учет мнения народа? Аналоги в истории: монополия ЛДП в Японии, Индийского Национального Конгресса в Индии.

АБИЛОВ: Увы, история учит нас тому, что ничему не учит. Все, что сейчас творится в Казахстане, мир давно проходил в ХХ веке. Власть говорит о том, что мы должны быть ближе к цивилизованным странам, даже стремится председательствовать в ОБСЕ. Но на деле мы все больше скатываемся к одиозным африканским и азиатским режимам. В Иране, видимо, Аллаха боятся и не грешат с подсчетами и явками. А у нас не боятся ни Аллаха, ни Бога, ни черта, ни сатаны.

Бороться или вливаться?

ВОПРОС: Что теперь делать тем партиям, которые не прошли в парламент и не признали итоги выборов? Что можете им посоветовать - распуститься, влиться в “Нур Отан”, признать свое поражение или бороться дальше за власть?

ЕРТЫСБАЕВ: Некоторым можно и самораспуститься. Ничего зазорного в этом нет. Я до 1996 года много времени и энергии потратил на деятельность Социалистической партии Казахстана, но в 1996 году мы свернули деятельность. Причина: отсутствие в стране социально-политической базы для распространения подлинных идей социал-демократии. Я пришел к выводу, что это дело отдаленного будущего. Если кто-то желает вступить в “Нур Отан”, то это дело осознанного политического выбора. Может быть, кто-то желает объединения всех партий в единую организацию. Вроде бы с этой идеей выступил Байменов. Не знаю. Мне сейчас не до этого. Надо приложить максимум усилий, чтобы отстоять на республиканской бюджетной комиссии бюджет культуры на 2008 год. Голова этим занята.

АБИЛОВ: Цель “Нур Отан” - показать свое превосходство, постараться деморализовать своих оппонентов, оппозицию. Но поверьте, у нас руки не опускаются, мы готовы бороться дальше, бороться за свои идеи, все только начинается. Все победы и все лучшее - впереди, чтобы на самом деле произошли изменения, о которых мы говорим.

Ну а влиться или нет в “Нур Отан” - должны решать те партии, которые играли в поддавки на прошедших выборах.

ВОПРОС: Что дальше делать оппозиции? Что может посоветовать ей г-н Ертысбаев, представитель победившей стороны? Считает ли он, что оппозиция необходима на политическом поле? А как оценивает результаты оппозиции на выборах г-н Абилов? На что дальше будет нацелена оппозиция?

ЕРТЫСБАЕВ: Оппозиция в демократическом обществе была и будет, ибо демократия базируется на политическом плюрализме. Другое дело, что бывают случаи, когда оппозиция не представлена в парламенте. Что я могу посоветовать? Надо ответственно подходить к роли оппозиции. Готовиться к следующим выборам. Извлечь уроки из поражения. Понять, что политика - это профессия. Недавно перечитал фундаментальную монографию Шахермайера “Александр Македонский”. Так вот, даже великий Александр 10% проблем и задач решал кавалерийским наскоком и ударом своей знаменитой фаланги. Остальные 90% он решал исключительно политическими, дипломатическими методами, тщательно продуманной политикой. Члены ОСДП называют себя социал-демократами. Основатель западноевропейской социал-демократии Эдуард Бернштейн говорил: “Демократия - это высшая школа компромиссов”. Если брать содержательную часть всех публичных выступлений Туякбая, Абилова, Жандосова и других функционеров ОСДП, то их идеология строится на ленинских принципах бескомпромиссной и яростной борьбы. Вовсе не на принципах Бернштейна.

АБИЛОВ: Мы знали, что будет тяжело - времени мало. Но мы знали и другое - наша партия пользуется поддержкой большой части населения. Надо было до них донести наши предложения и нашу программу. Цель достигнута. В Алматы даже фальсифицированные итоги показывают, что за нас проголосовало 25%! Я считаю, что это успех.

Вы читали программу партии “Нур Отан”? Сплошная демагогия. Отсутствие свежих мыслей, креатива. Поэтому бьюсь об заклад - программа нашей партии в ближайшие годы станет программой действия правительства и партии “Нур Отан”, как случалось ранее. Все наши идеи “Нур Отан” вынужден будет реализовать, и уже начал реализовывать. В частности - пересмотр контракта в нефтегазовом секторе с итальянской компанией ENI.

Что дальше? А дальше нужно делать выводы и консолидироваться в большую единую партию, идти к людям со своими идеями, объяснять всю пагубность создавшейся ситуации и этого режима. При такой власти без работы мы не останемся.

ВОПРОС: Ушедший парламент был третьим преждевременно распущенным в Казахстане. Это уже синдром. Верите ли вы, что новый парламент отработает все пять лет? Или он тоже скоро потеряет авторитет и будет распущен?

ЕРТЫСБАЕВ: В Англии и Италии частенько назначаются досрочные выборы. Причем, в Англии лидер правящей партии может назначить выборы в удобный для правящей партии момент. Новый казахстанский парламент, естественно, настроен на пятилетний срок работы. Президент уже призвал другие партии к конструктивному сотрудничеству. Не надо посыпать голову пеплом.

АБИЛОВ: Невозможно потерять то, чего нет по определению. Я думаю, этот парламент не станет исключением из правил. С 1995 года ни один парламент в Казахстане полноценным представительным органом не являлся. И это одна из причин произошедшего расслоения общества на бедных и богатых. Позор стране, когда минимальная пенсия не превышает 10 тысяч тенге, а стоимость квадратного метра жилья в центре Алматы перевалила за 10 тысяч долларов! Чувствуете разницу этих “десяток”?

Назарбаев - демократ?

ВОПРОС: Мы получили абсолютную власть в стране. Нурсултан Назарбаев - и лидер правящей партии, и президент со всеми властными полномочиями. Чем оправдано такое сосредоточение власти в руках одного человека? Ведь так поступают, если в государстве складывается чрезвычайная ситуация, например, царит разруха, как в послевоенную пору.

ЕРТЫСБАЕВ: У вас странный понятийный аппарат. Эпоха абсолютизма (безраздельной власти монарха) давно канула в лету. Власть заключена в обществе в целом, однако право на ее использование распределяется селективно. Когда говорят, что одно лицо обладает большей властью, чем другое, это означает, что оно имеет большую свободу действий. Говоря о власти, точнее было бы сказать о праве на свободное ее применение. Конечно, президент будет иметь большое влияние на парламент, но только парламент принимает законы. Об абсолютной власти обычно говорят те, кто не имеет ни малейшего понятия о том, как вообще реально работает государственный механизм, каков способ принятия решений, как работает система сдержек и противовесов. В настоящее время в Казахстане партия власти - это выбор народа (88% участвовавших в голосовании). Учтено и мнение голосовавших против, но они оказались в меньшинстве. Парламент, повторяю, представляет и учитывает мнение большинства. Это демократия. Если в ОБСЕ распишут процентный стандарт демократии (скажем 51 на 49), тогда выборы будут не нужны. Будем просто садиться за круглый стол и договариваться - кому сколько расписать.

АБИЛОВ: В августе 2007 года бесконечное самодурство, чванство и раболепие акимов достигло апогея. Они довершили дискредитацию Казахстана, превратив его в объект насмешек. Английский комик Саша Коэн отдыхает. Казахстанских туристов за рубежом уже кличут “Боратами”. Наши отбиваются, как могут.

В середине 90-х, когда циничный принцип “нефть в обмен на демократию” еще не утвердился окончательно, Казахстан нарекли страной невыполненных обещаний и бархатной диктатуры. Что изменилось с тех пор? Только цены на нефть и президентский срок. Они увеличивались в прямой зависимости друг от друга. Чем выше росли цены за баррель нефти, тем длиннее становились сроки президентского правления: пять лет, затем семь лет. В итоге - выборность одного лица без ограничения срока. Дальше некуда. Дальше только бесконечность. Казахстан после этих выборов еще раз доказал живучесть формулы: чем выше цены на нефть, тем меньше демократии.

ВОПРОС: Как теперь будет Казахстан восприниматься в мире? Например, получит ли право председательства в ОБСЕ в 2009 году?

ЕРТЫСБАЕВ: ОБСЕ и США подчеркнули, что прошедшие выборы с точки зрения открытости, публичных дебатов, конкуренций партийных платформ - шаг вперед в сравнении с предыдущими выборами. Относительно председательства: мы будем стремиться к этой роли. Окончательно вопрос будет рассматриваться в декабре этого года.

АБИЛОВ: Казахстан стал страной, потерявшей голос. Тотальную политическую монополию одной партии пытаются выдать за демократический прорыв. И смех и грех. Театр абсурда. Занавес.

В этот выборный спектакль никто не верит, он провален и осмеян. Ведь очевидно, что магией цифр Центризбиркома мало кто очарован как внутри, так и за пределами. Новый однопартийный парламент приходит не всерьез и не надолго. Я думаю, власть уже не стремится председательствовать в ОБСЕ. Ее больше прельщает председательствование на саммитах ШОС, как альтернативе ОБСЕ, где твои партнеры - Россия, Китай, Узбекистан, близкие по авторитарному духу, не отчитывают тебя за нечестные выборы, за отсутствие свободы слова. Если же страны-участницы ОБСЕ утвердят кандидатуру Казахстана в качестве председателя, то это станет свидетельством серьезного кризиса авторитетной организации.

Судьбу казахстанской демократии попытались решить в августе 2007-го. Тем не менее, приключения свободы продолжаются.

Рукопожатие соперников

ЕРТЫСБАЕВ: Пожелание: Булат, если не можешь изменить мир, измени свое отношение к нему. В ближайшие дни буду в Алматы, если не возражаешь, можем встретиться в “Бисквите”, выпить кофе и пообщаться.

АБИЛОВ: Сказать откровенно, у меня нет желания жать господину Ертысбаеву руку и даже полемизировать, зная его отношение к свободе слова. Но из уважения к читателям газеты и ввиду отсутствия цензуры в “Свободе Слова” я принял участие в “Байге”. Министр Ертысбаев, ссылаясь на наличие в мире государств с однопартийным парламентом, приводит в пример Японию, где 45 лет страной монопольно рулит ЛДПЯ - либерально-демократическая партия Японии. Не секрет, что у японцев силен дух самурайской чести. Случись у них такая подтасовка, как у нас, честные либералы-демократы сделали бы себе харакири. Но нам такое не грозит!

“Свобода Слова”, 29 августа 2007 г.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...