Не наступить бы на одни и те же грабли

 

Г. Насыров, главный консультант

Комитета по международным делам, обороне и безопасности

 

Признаться, после внесения изменений в Конституцию, воплотившую в реальность общепризнанные принципы защиты прав и свобод человека, мне, человеку, в течение последних десяти лет в своих публикациях и законотворческой деятельности упорно радевшему за судебное санкционирование ареста, меньше всего хотелось написать статью под таким пессимистическим названием. Однако внесенные весьма в срочном порядке изменения и дополнения в УПК по вопросам санкционирования ареста судом дают мало повода для оптимизма.

Дело в том, что представленный Правительством в Парламент проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам применения меры пресечения в виде ареста» дает основания усомниться, насколько эти в спешном порядке внесенные поправки являются верными, обоснованными и осознанными. И, естественно, возникают вопросы: будут ли они эффективно работать в повседневной правоприменительной практике, сумеют ли стать преградой на пути к незаконным и необоснованным арестам, и тем самым стать реальным гарантом защиты прав и свобод граждан республики.

Как известно, прежняя редакция ч. 2 ст. 16 Конституции, предоставляющая право прокурору санкционировать арест, была предметом длительного спора. Теперь новая редакция этой статьи гласит: «Арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов». Таким образом, каждому, кого органы уголовного преследования захотят взять под стражу, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание было необоснованным и незаконным, или применить меру пресечения в виде ареста, если будут представлены на то достаточные основания. Безусловно, такие законодательные новеллы - значительный прогресс по сравнению с ранее действовавшим прокурорским санкционированием ареста, так как любой процесс, связанный с ограничением прав и свобод человека, должен быть максимально открытым, с соблюдением принципов равенства сторон, состязательности перед независимым и беспристрастным органом, каковым является суд.

Действовавшее до этого санкционирование ареста прокурором этим критериям не отвечало и имело немало отрицательного.

Во-первых, эта процедура носила заочный характер. Задержанные лица, за исключением несовершеннолетних, к прокурору не доставлялись и не имели возможности представить какие-либо пояснения или оправдания в свою защиту. Во-вторых, при даче санкции на арест не присутствовал защитник, а прокурор выслушивал только следователя. Вследствие чего данное процессуальное решение в большинстве случаев сводилось к простому утверждению постановления следователя. Отсюда масса неудовольствия и критики в адрес прокуратуры.

Теперь эти конституционные изменения свое логическое продолжение и законодательное воплощение должны находить в других законодательных актах, прежде всего в Уголовно-процессуальном кодексе. Вот тут-то возникает большое сомнение относительно правильности внесенных в спешном порядке изменений и дополнений в УПК РК. В связи с этим, не претендуя на истину в последней инстанции, хочу выразить свой взгляд по этому поводу, так как мне представляется, что проект закона внесенный на рассмотрение Правительством в Парламент от 7 июля 2007 г. № 586, разработчик - Министерство юстиции, далеко не бесспорный.

Суть моих сомнений заключается в следующем. Прежде всего небесспорным является утверждение разработчиков о том, что для реализации данного закона финансовые затраты не требуются. Создается впечатление, что инициаторы внесенных поправок смутно представляют проблемы и задачи, которые должно решать данное процессуальное новшество в условиях реальной действительности. Попытаюсь это обосновать.

Как известно, в нашей стране избрание самой жесткой меры в виде ареста является наиболее распространенным. Здесь, думается, будет нелишним обратиться к статистике. Итак, по данным Комитета по правовой статистике, прокурорами республики санкционирован арест как мера пресечения: в 2004 г. 22 951 раз, в 2005 г. - 21 472, в 2006 г. - 21 147. Из приведенных данных нетрудно увидеть, что прокурорами ежегодно в среднем утверждалось около 22 тысяч санкций на арест. Теперь эта задача должна выполняться и так перегруженными работой судами.

Согласно Конституции и международно-правовым нормам, ратифицированным республикой, задержанное лицо должно предстать перед судом, и это правило закреплено в УПК. Суд заслушивает доставленное лицо и воочию видит, кого именно органы расследования намереваются изолировать от общества и заслуживает ли этого данное лицо. При этом присутствуют и обвинение в лице прокурора, и защита в лице адвоката. Они должны, соответственно, доказывать перед судом необходимость ареста или же оставления человека на свободе. По решению судьи на заседание могут быть вызваны и допрошены подозреваемый (обвиняемый) и другие лица, в чьих показаниях обосновывается ходатайство о применении ареста. Также судья может истребовать и проверить документы и вещественные доказательства, подтверждающие необходимость ареста.

Как видим, сама процедура выдачи санкции на арест судом намного сложнее, чем прокурорская, так как она будет проходить в режиме состязательности. Стало быть, разработчикам следовало бы задуматься и учесть, что теперь совершенно иная ситуация будет складываться при санкционировании ареста судом. Будут и другие сложности в организационном плане.

Представьте, что возникнет необходимость санкционировать арест в выходные или праздничные дни. А такие ситуации непременно возникнут, так как за санкцией обращаться будут все органы предварительного расследования и дознания, то есть МВД, КНБ, финансовая полиция, таможенная служба и военная полиция. Как известно, у них работа ненормированная, преступления совершаются в любое время. То есть теперь необходимо будет наладить круглосуточное дежурство судей, потому что решение о санкционировании ареста согласно проекту закона должно быть принято в течение шести часов с момента поступления дела в суд (п. 6 ст. 150 УПК). То есть вне всякого сомнения, нагрузка на судей возрастет колоссально чисто физически. Особенно в районах, где работает один или двое судей. Совершенно ясно, что для их нормального функционирования требуются дополнительные штаты судей и новых работников судебного аппарата, что, безусловно, требует дополнительных финансовых затрат. А как иначе? Как видим, проблемы есть. И нерешение данного и, на мой взгляд, самого главного вопроса, уверен, самым негативным образом скажется на нормальном функционировании судебной власти. В законопроекте по этому вопросу заключение научно-правовой экспертизы отсутствует.

Кстати, нельзя не обратить внимания на удивительную «способность» экспертов АО «Казахского гуманитарного юридического университета» сумевшего дать заключение по такому сложному законопроекту в течение одних суток (7 июля 2007 г.). Комментарии туг, как говорится, излишни.

Мы часто, когда нужно, ссылаемся на положительные опыты цивилизованных или развитых стран мира не только в сфере ведения финансов, бизнеса, но и законотворческой деятельности. И это правильно. Однако, принимая этот положительный опыт, или, как принято сейчас говорить, имплимитируя общепризнанные международные правовые нормы в национальное законодательство, мы не всегда соблюдаем принципиальные требования этих норм.

Так, теперь санкционирование ареста возложено на всех судей первой инстанции, рассматривающих уголовные дела по существу. А в тех странах, на которые мы часто ссылаемся в качестве примера, это не допускается.

Во Франции санкционированием ареста занимается следственный судья; в Германии это специальный судья (Ermittlungsrichter); в Италии (сокращено GIP) - судья по предварительному расследованию, который надзирает над органами предварительного следствия; в Англии мировой судья (Magistrate или Justice of Peace) в основном выполняет функции судьи, который выдает ордер на арест (arrest warrant) и т. д. Все указанные судьи не участвуют в решении дел в первой инстанции или по существу. Это правильно и абсолютно обоснованно, поскольку, принимая решение об аресте подозреваемого или обвиняемого, судья уже в какой-то мере высказался о дальнейшей перспективе дела как в части доказанности вины, так и меры наказания. Поэтому судья, который рассматривал вопросы, связанные с избранием меры пресечения, не вправе рассматривать это дело по существу. Законодатели этих стран совершенно справедливо это предусмотрели и запретили, полагая, что судья, санкционировавший арест, может проявить по этому делу определенную заинтересованность.

Можно предположить, что же произойдет у нас с введением нового порядка выдачи санкций судами? Представим себе обычный районный суд, в котором работают всего двое судей. (Их у нас в республике более ста). Один из них дает санкцию на арест подозреваемого, посоветовавшись предварительно со вторым, который является председателем этого же суда. Таким образом, оба судьи уже косвенно высказали мнение по данному уголовному делу. А ведь им еще предстоит рассматривать его по существу после завершения предварительного расследования. Поскольку судья, давший санкцию, выносить приговор по этому делу уже не имеет права, то оно попадет к председателю суда, который, во-первых, уже высказал судье свое мнение при санкционировании ареста, а во-вторых, он находится, как правило, в товарищеских отношениях с судьей, санкционировавшим арест (судьи - тоже люди и ничего людское им не чуждо). И в случае ошибки, оправдательный приговор подсудимому по этому делу он вряд ли вынесет.

На мой взгляд, разработчикам данного закона вначале следовало бы решить вопрос об укреплении судебной власти. То есть в законопроекте решить вопрос об увеличении штатной численности уже существующих в республике административных судов (как раз осенью будет принят бюджет на 2008 год), а затем им передать функцию санкционирования ареста и продления его сроков. В этом случае полностью обеспечивались бы главные принципы судопроизводства - объективность и беспристрастность, так как судья, рассматривающий дело по существу, не будет связан решениями, принятыми в стадии предварительного расследования. Именно такой механизм обеспечения беспристрастности и объективности судебной власти предусмотрен и принят во всех вышеуказанных демократических государствах.

Этот вопрос назревал очень давно. Сам Глава государства на протяжении последних шести лет неоднократно обращался к вопросу судебного санкционирования ареста. Об этом подчеркивалось в его выступлении на съезде судей (2001 г.), в Концепции правовой политики, утвержденной его Указом (2002 г.), Послании народу Казахстана (2003 г.), выступлении на совещании руководителей правоохранительных органов (2003 г.), мартовском Послании (2007 г.). Во всех этих случаях Правительству и заинтересованным органам поручалось рассмотреть и решить в сжатые сроки передачу санкционирования ареста в компетенцию судов. И что же было сделано за это время? Ровным счетом ничего. Предпочли не увидеть проблему. А решили очень просто - внести изменения в законы, забрать эти полномочия у прокуратуры и передать в суд, а дальше, как говорится, куда кривая выведет. Можно было готовиться к тому, что рано или поздно эти указания Главы государства придется выполнять и серьезно проработать. Утвердить специальную программу финансирования, увеличить штаты административных судов, провести материально-техническое оснащение. Жизнь нам много раз доказала, что любое реформирование потребует комплексного и всестороннего подхода.

Необходим обстоятельный анализ проблемы и выдвижение адекватных средств ее разрешения. Таким испытанным методологическим путем шли члены рабочей группы по совершенствованию систем правосудия и правоохранительных органов Госкомиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан. Она была образована Указом Президента от 20 марта 2006 года. В завершение был составлен документ «Предложения членов и экспертов рабочей группы по совершенствованию систем правосудия и правоохранительных органов, Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан». В ходе обсуждения соответствующего раздела, посвященного судебной реформе вопрос судебного санкционирования ареста, на мой взгляд, был проработан весьма основательно. Были и анализ ситуации, и характеристика целей и механизмов реализации этого процессуального новшества. И после долгих обсуждений предложено санкционирование ареста возложить специализированным административным судам, увеличить их штатную численность и целый ряд других вопросов касательно судебной реформе. В течение семи месяцев члены рабочей группы активно поработали, чтобы выполнить поставленную Главой государства задачу в указанный срок. Мне непонятна странная судьба этого документа, оказавшегося, к сожалению, абсолютно не востребованным именно при разработке данного законопроекта.

В заключение, думается, будет уместно напомнить вот о чем. Мы все ныне являемся вольными или невольными, активными или пассивными участниками либо свидетелями исторических событий последнего десятилетия в республике. Сейчас, конечно, никому не хочется вспоминать печальный опыт недавнего прошлого, связанный с созданием Государственного следственного комитета (ГСК). Особенно те, кто активно в этом участвовал и разрабатывал сомнительный проект, ведь ГСК был организован в одночасье после принятия Конституции (1995 г.). Однако в принципе правильная и, надо сказать, прогрессивная идея была провалена. Потому что, при ее создании также не был проведен тщательный анализ, не сделан прогноз дальнейшего ее развития, механизм взаимодействия с другими правоохранительными органами. Просуществовав недолго, этот орган упразднен, разрушив существующую систему расследования, от которой не могут оправиться до сих пор все правоохранительные органы. Но есть единственная положительная сторона этого горького опыта: отрицательный результат, который тоже результат. И его надо учитывать. Необходимо извлекать уроки не только из чужих ошибок, но и из своего собственного прошлого. Ведь наступать на одни и те же грабли не только больно, но и глупо.

 

5 сентября 2007, 16:47
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код