Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Следы экономических убийц в Казахстане. Эксклюзивное расследование

Следы экономических убийц в Казахстане


Не так давно появился русский перевод книги Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы», где на примере Эквадора, Индонезии или Саудовской Аравии описывается деятельность ЭКов (Economic Killers - прим. авт.), направленная на обанкрочивание и разорение целых государств, становящихся затем легкой добычей США. Мы попросили нашего видного эксперта Каната Берентаева ознакомиться с книгой и рассказать, не напоминает ли ему что-нибудь происходящее в казахстанской экономике, те приемы, которые описаны в книге.

Взять, к примеру, микрокредитование по 400 долларов на семью. Брали за основу опыт Пакистана, где в то время среднедушевое производство ВВП было около 400 долларов, и микрокредит обеспечивал семью средствами на весь год. Но в условиях Казахстана это не годилось, поскольку ВВП был около $2 тыс. И с учетом инфляции, рассчитанные микрокредиты должны были быть порядка $3-4 тыс. Но они все же пробили такой размер кредитования благодаря этим самым консультантам, и получилось, что большая часть кредитов оказалась полностью неэффективной, хотя и повисла дальнейшим долгом на Казахстане.

Борьба с «голландской болезнью» тоже велась с помощью консультантов. Соответственно рекомендациям Всемирного банка мы самые важные свои вещи, такие, как нефтяные доходы, законсервировали в Национальном фонде, и эти средства не используются. И в то же время «сажают на иглу» прямые иностранные инвестиции. То есть если не использовать свои ресурсы, а привлекать заемные, это означает не только выкачать под такие проекты свои природные ресурсы, но еще и детей и внуков обязать, чтобы они расплачивались за них.

Что касается описываемых в книге подходов примененных к Саудовской Аравии то можно взять нашу Стратегию индустриально-инновационного развития, это относится не столько к самой Стратегии, сколько к содержащемуся в ней упору на нанотехнологии и другие современные технологии. И, с одной стороны, открытых противоречий не выявляется, а с другой, - мы в принципе не готовы к освоению таких технологий, разработке, начиная с того, что отсутствуют кадры и т.д.

И все инвестиции, которые сейчас направляются в такие отрасли, оказываются выброшенными на ветер. Взять, к примеру, Казсат, который запустили уже года два назад. Дело идет успешно, мощность его используется более чем на 60%, в течение 2-3 лет мы выйдем на 100%. Это очень хорошо, и если мы его пока только на две трети используем, зачем же сейчас торопиться с запуском второго спутника? Ну, нет у нас необходимости.

Вот еще пример растранжиривания денег на престижные проекты, такой как создание крытого города в Астане. Ведь он ровным счетом ничего не дает, разве что создает комфорт для единиц и какую-то экзотику. Это тоже просто выбрасывание впустую денег, нескольких сотен миллионов долларов. Последний проект, о котором много говорится, - это строительство железной дороги до Ирана, через Туркмению. По мнению Нигматжана Исингарина, все это могло бы быть эффективно, если бы возить по ней не менее 10 млн. тонн грузов в год. Но он не уверен в том, что такой объем грузов может быть в принципе. То есть железная дорога уже заранее экономически нецелесообразна, сделана с расчетом на дальнюю перспективу. Так со многими проектами, потому что транспортная стратегия рассчитывается на большие объемы грузоперевозок, чтобы они были рентабельными, а так как эти грузоперевозки находятся под большим вопросом, то есть их фактически никто не обосновывал, то никто и не знает, что конкретно будет перевозиться. Никто эти грузопотоки на самом деле не просчитал, а затраты на инфраструктуры, такие, как эта, достаточно высоки.

И в то же время, если вспомнить ту часть книги, где говорится об Индонезии, о развитии ее энергосистемы, где по расчетам доказывалось что ее нужды в потреблении энергии будут расти на 18% в год, то, если обратиться к инфраструктурным отраслям, то для Казахстана сейчас наиболее дефицитным является не столько транспорт, сколько энергосистема. А в первых схемах развития энергетики КЕГОКом была предложена программа в 1996-1997 годах, где еще предусматривались и Буйнакская ГЭС и расширение павлодарских мощностей и Южно-Казахстанская ГРЭС и другие, в том числе малые. Сейчас из них только по Буйнакской начали вестись работы. За это время все их можно было бы построить, ведь они дают какую-то энергетическую независимость для Казахстана, но упомянутый проект не был поддержан данными организациями, и у нас осталась только стратегия, она не была задействована. И опять же, можно ли найти пример, чтобы вот такая волоконно-оптическая связь как-либо участвовала в информатизации страны?

Кроме того, что она проведена в таких-то направлениях - больше никаких данных нет, а как она используется - никто не знает. Так что получается, что вложили определенные деньги, но она, увы, не работает. И подобных проектов в Казахстане много.

В каждом проекте какие-то требования есть, и я уверен, что чем не нужнее будет проект, тем быстрее найдется инвестор, который будет в нем участвовать при софинансировании.

Так что вывод один. Как говорил Перкинс, чтобы не попасть на мушку своим киллерам, надо, в первую очередь, восстановить систему стратегических документов, и ни один проект, если он туда не включен, даже и не рассматривать, каким бы престижным его не называли. Пока что мы движемся, поэтому критерием оценки проектов является не их значимость для экономики, а то, сколько под них можно привлечь частных инвестиций, прежде всего, иностранных. Но это же не критерий оценки эффективности проекта! Тут показуха, просто набор проектов. Их трудно даже оценивать, поскольку ни одного проекта не было во всех деталях обнародовано. Взять Павлодарский электролизный завод. Еще года три-четыре назад он пошел как составляющая нового создающегося в Павлодаре кластера. После кто-то из высшего руководства закладывал первый кирпич. Через полтора-два года этот завод возникает вновь, его финансирует Машкевич, он идет как прорывной проект - тот же завод с теми же параметрами. Потом это дело немного приутихло, а в текущем году опять идет, и проект будет включен в госпрограмму «30 корпоративных лидеров». Один и тот же проект проходит по всем программам - и только потому, что включен в рамки этих программ, он может или бюджетные средства взять, или какие-то льготы получить.

Нужность данного проекта еще необходимо, а вообще, по-хорошему рассуждая, - если электролизный завод будет строиться, он вступает в конкуренцию с Русалом, и получится, что по своим ценовым показателям он будет уступать Русалу даже в Павлодаре. При этом мы лишаем Русал павлодарского глинозема - им его придется завозить из Венесуэлы или еще откуда-нибудь - ясно, что Русал поведет жесткую ценовую борьбу, и казахстанская продукция окажется неэффективной, а срок окупаемости сразу увеличится в несколько раз - как невостребованный.

В результате получается то же выбрасывание денег впустую. И последний завод - шинный в Астане заложили, он будет выпускать 1 млн. шин в год, а к 2010 году уже 4 млн. А сколько в Казахстане автомобилей, причем шины рассчитаны только для легковых, будут ли у них потребители? Понятно, что внутренний рынок для них слишком мал, а если возить в Узбекистан или Сибирь, то для этого завод недостаточно велик. Хотя данный проект и небольшой, всего-то около 200 млн. долл., но можно считать, что он полностью не оправдан.

Если в книге Перкинса описываются два способа: либо завлечь в задолженность, наобещав золотые горы в случае осуществления того или иного проекта, для которого нужны большие кредиты, как это было в ситуации с Индонезией, или вытянуть обратно свои нефтедоллары, как это было с Саудовской Аравией, которую убедили, что ей жизненно необходимы инновационные технологии за ее нефтедоллары, то в отношении Казахстана используется комбинация обоих способов.

Нефтедоллары откачивают двумя способами. Первый прямой - ведь у Саудовской Аравии все компании были национализированы, государственные, поэтому они пытались как можно быстрее выкачать эти деньги. А у нас они их сразу получают, поскольку компании иностранные. Когда говорят про наш финансовый кризис, спрашивают, почему у нас платежный баланс получается отрицательным?

Сейчас уже пошел возврат с тех самых прямых инвестиций, которые заложили в 1997 году - и еще выбросы дивидендов на прибыль. Это чисто официальные данные. Но плюс к тому мы нефтедоллары в завуалированном виде возвращаем на Запад посредством Национального фонда, ведь практически из нацфонда в экономику ничего не поступает, все деньги сразу же уходят, то есть мы от них отказываемся. Теперь возникает такой момент: если все же произойдет национализация, то в качестве запасного варианта надо внедрить прожектерские проекты, и наше руководство очень крепко попалось. Это началось со Стратегии индустриально-инновационного развития, когда впервые подбросили какие-то общие цифры, вот у Перкинса есть фраза, что они рассчитывают экономический рост только через рост ВВП, хотя на самом деле ВВП - это лишь верхушка. А все успехи казахстанской экономики связаны с тем, что у нас очень высокие темпы роста ВВП.

И второй момент: автор говорит, что когда начал изучать эконометрику, то понял, что с ее помощью можно доказать любые вещи, которые требуются. Всемирный банк и иностранные консультанты очень хорошо работают с эконометрическими моделями, показывая, что рост будет такой-то, хотя на самом деле это абсолютно не так. То есть качество роста вообще не рассматривается, а наше правительство, во-первых, находится под гипнозом западных экспертов - как же, - приехал представитель Гарвардского университета, который говорит то-то и то-то, а когда начинаешь смотреть, какие у него публикации - то их нет.

К примеру, я читал, что приехала какая-то американская исследовательница, провела несколько встреч и заявила, что по результатам своей поездки подготовит анализ состояния этой проблемы в Казахстане и рекомендации. Во-первых, она была с переводчиком и, во-вторых, как писал Перкинс про Индонезию, хотя и знал язык, но чувствовал, что к нему относятся с определенной долей вражды, но, тем не менее, для таких встреч подготавливают все материалы - либо недостоверные, либо, чтобы они соответствовали тому, что он ожидает. И здесь то же самое. До этого она работала где-то в Латинской Америке, в Африке и теперь, пробыв пару месяцев здесь, американка на таком основании является консультантом правительства.

Хотя эти страны не сравнимы с Казахстаном ни по части общества, ни менталитета, рекомендации же одни и те же. Итак, они снабжают наше правительство неверными ориентирами, а правительство берет их за основу своей деятельности. До 1998-1999 года я понимал правительство: почему оно вынуждено следовать рекомендациям, поскольку тогда была кризисная ситуация, и многое зависело от того, сколько кредитов нам дадут страны-доноры и международные финансовые организации.

Но мы же по их рекомендации пошли на самоубийственный шаг в этом плане, где даже киллер не нужен, мы сами себя приговорили - все доходы спрятали в Национальный фонд и опять оказались в такой же ситуации. И вот теперь в связи с хлебным кризисом и т.п. все это следствие тех рекомендаций абстрактной рыночной экономики, которая есть только в учебниках, а в жизни ее не бывает.

Даже Ахметжан Есимов оказался большим рыночником-фундаменталистом, чем они, говоря, что рынок есть рынок. Что касается нынешнего банковского кризиса, то здесь то же самое: я несколько лет настаивал, что наши деньги должны работать. Главное возражение было таково, что если мы сейчас возьмемся за наши деньги и начнем их в реальный сектор пускать, то эти бесплатные деньги все, конечно, тут же растащат. Но обычно растаскивает тот, кто стоит у русла этого потока, кто распределяет, значит, правительство уже и себе не верит.

Второй момент: если считать, что будут финансироваться неэффективные предприятия производства, - их можно было бы давать под те же 2-4% доходности из нацфонда нашим банкам второго уровня, вместо того, чтобы они занимали за рубежом. И при этом можно было бы оговорить особые условия использования кредитов так, чтобы возврат шел под те же самые 3-4%, а под процентов 6 давать в реальный сектор. Для той же части, что будет использоваться в торговых операциях, сделать процент повыше, скажем, 8%. И тогда у банков сразу же появился бы стимул инвестировать в реальный сектор, чем в торговые операции. А мы, не сделав этого, добились того, что они по уши залезли в долги западным банкам, и теперь 4 млрд. за счет налогоплательщиков будут вытаскивать банки.

Надо первым делом изменить модель нашей экономической политики, а то, что у нас есть, - нам сформировали как раз эти наши киллеры. Все настолько либерализовано, чтобы государство не играло никакой роли. Государство в современном мире отмирает, и основными игроками становятся ТНК.

И если взять первую сотню экономических субъектов, то больше половины занимают ТНК. То есть большинство государств по ВВП меньше, чем ТНК. И ими определяется внутренняя экономическая политика государств. И всю такую политику они проводят сами, без оглядки на государство, где она принимается. Для того чтобы сохранить государственность некрупным странам, не таким, как Китай, Россия, Бразилия США, им остается одно: либо создавать большие региональные блоки типа ЕС, либо государство должно стать полноправным игроком на мировом рынке. А таковым оно может стать только в том случае, если все свои торгово-экономические отношения будет проводить само - как экономический субъект. А это требует монополизации внешнеэкономической деятельности. Если раньше потеря независимости определялась главным образом военными действиями, то сейчас больше определяется экономическими. Захват командных плацдармов и затем либо через консультантов в правительстве, либо через группы влияния, чтобы государство само проводило ту политику, которая нужна ТНК.

…Моя работа заключалась «в убеждении мировых лидеров становиться частью обширной сети продвижения американских коммерческих интересов. В конце концов, эти лидеры должны оказаться пойманными в ловушку паутины долгов, которая гарантирует их лояльность… В свою очередь, они укрепят свои политические позиции тем, что дадут своему населению технопарки, электростанции и аэропорты. А владельцы американских инжиниринговых и строительных компаний станут баснословно богаты».

Родион Твердохлебов


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...