Присутствовать при допросе несовершеннолетнего

 

Р. Карагаев,

судья Алматинского районного

суда г. Астаны

 

Судебная практика показывает, что несовершеннолетний может оказаться чуть ли не единственным очевидцем преступления. В подобной ситуации показания несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего приобретают по делу особую значимость.

Ч. 1 ст. 352 УПК РК, введенного в действие 1 января 1998 года, оставляла на усмотрение суда необходимость присутствия законных представителей при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших в ходе судебного следствия. Присутствие педагога при допросе несовершеннолетних в возрасте до 14 лет было обязательным, целесообразность же присутствия законных представителей при допросе несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определялась судом.

С введением в действие нового уголовно-процессуального закона процедура допроса несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля в некоторой степени претерпела изменения. Так, по смыслу ч. 1 ст. 371 УПК РК, при допросе в судебном следствии несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего любого возраста присутствие как законного представителя, так и педагога является обязательным. Надо полагать, что изменение позиции законодателя было обусловлено желанием максимально гарантировать учет особенностей психики несовершеннолетнего при допросе.

Но не всегда влияние законных представителей на несовершеннолетних мотивировано желанием оказать содействие правосудию. В ряде случаев поведение законных представителей обусловлено намерением минимизировать дачу показаний их несовершеннолетними детьми, обезопасив их от каких-либо последствий в будущем. Иногда законные представители могут и сами быть вовлечены в орбиту уголовного процесса в том или ином процессуальном статусе. Безусловно, что в таких случаях присутствие законного представителя при допросе несовершеннолетнего может отрицательно сказаться на правдивости показаний последнего. Естественно, что установление истины по делу может оказаться затруднительным либо невозможным, что в конечном итоге может привести к судебной ошибке, как в виде незаконного осуждения, так и несправедливого оправдания подсудимого.

Надо сказать, что законодатель предусмотрел несколько иной порядок допроса несовершеннолетних свидетеля или потерпевшего на стадии досудебного расследования. Так, в силу ч. 1 ст. 215 УПК РК участие законных представителей при допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего является правом, а не обязанностью.

Уровень профессионализма судей РК, присутствие педагога в судебном заседании, аудиовидеофиксация процесса позволяют максимально обеспечить деликатность допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших и в отсутствие их законных представителей, минимизировать вероятность каких-либо психических последствий допроса несовершеннолетних в главном судебном разбирательстве.

В свете изложенного представляется правильным вернуться к прежнему порядку, оставив за судом право определять целесообразность присутствия законных представителей при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших в возрасте от 14 до 18 лет.

Как уже было сказано, при допросе несовершеннолетних в главном судебном разбирательстве принимает участие педагог. При этом законодатель не обозначил конкретно каких-либо определенных педагогов, которые могут и должны участвовать при допросе несовершеннолетних.

Практика показывает, что не всегда и не все педагоги принимают активное участие при разбирательстве дела в суде, чтобы создать для ребенка необходимый климат, исключающий психотравмирующую ситуацию и помочь раскрыться ребенку, позволив дать ценные, порой чуть ли не единственные показания, позволяющие суду принять правильное процессуальное решение. В ряде случаев это может быть связано либо с неопытностью педагогов, либо с тем, что педагоги, несмотря на разъяснения им их прав в суде, не всегда понимают свою роль в судебном заседании.

Представляется, что для разрешения такой ситуации нет необходимости изменять законодательство. Вероятно, достаточным будет на уровне органов образования осмыслить необходимость закрепления участия в уголовных процессах определенных, желательно опытных педагогов. Участие одних и тех же педагогов в уголовном процессе позволит им правильно понять суть задач, которые перед ними стоят и, соответственно, принять самое активное участие при допросе несовершеннолетних.

Как известно, при участии в уголовном процессе несовершеннолетнего в том или ином процессуальном статусе обязательно участие и его законного представителя. В ряде случаев установить местонахождение законного представителя, т.е. родителей, усыновителей, опекунов и т.д. не представляется возможным, либо законный представитель сам участвует в уголовном процессе в том или ином процессуальном статусе, содержится под стражей, находится в местах лишения свободы, страдает психическим заболеванием или алкоголизмом.

В таких случаях как у органов досудебного расследования, так и суда могут возникать трудности с определением того, кто в подобных случаях должен выступать в уголовном процессе в качестве законного представителя. На практике имели место случаи, когда органы досудебного расследования вынуждены были привлекать к участию в деле в качестве законных представителей совершеннолетних братьев, сестер, других родственников, органы образования, т.е. лиц, которые юридически не являются законными представителями.

Как выходить из такой ситуации, законодателем не оговорено. Представляется целесообразным законодательно закрепить, что в случае неустановления местонахождения законных представителей либо невозможности по уважительным причинам (объективным обстоятельствам) ими представлять интересы несовершеннолетних, исполнение таких обязанностей в уголовном процессе возлагать на органы, осуществляющие функции по опеке и попечительству.

Как известно, новым уголовно-процессуальным законом предусмотрен институт ускоренного досудебного расследования. Ускоренное досудебное расследование может производиться по преступлениям небольшой и средней тяжести, а также тяжким преступлениям, если собранными доказательствами установлены факт преступления и совершившее его лицо, полное признание им своей вины, согласие с размером (суммой) причиненного ущерба (вреда) с уведомлением об этом подозреваемого и разъяснением ему правовых последствий этого решения. Ускоренное досудебное расследование должно быть закончено в течение 15 суток. Лицо, осуществляющее досудебное расследование, производит только те следственные и иные процессуальные действия, результаты которых фиксируют следы уголовного правонарушения и иные доказательства вины подозреваемого, обвиняемого. Законодатель исключил возможность проведения ускоренного досудебного расследования по уголовным правонарушениям, совершенным несовершеннолетними.

Для взрослого, вовлеченного в орбиту уголовного процесса, участие в предварительном следствии в определенной степени стресс, а для лица, не достигшего совершеннолетия, тем более. Поэтому думается необходимым осмыслить целесообразность исключения из уголовно-процессуального закона нормы, устанавливающей запрет на проведение ускоренного досудебного расследования в отношении несовершеннолетнего.

 

 

16 мая 2018, 12:02
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript