Другие новеллы в законодательстве о ТОО (Климкин С.И., к.ю.н., профессор Каспийского университета (г. Алматы), арбитр Казахстанского Международного Арбитража, Арбитражного центра НПП РК «Атамекен», Международного арбитража «IUS») (© Paragraph 2018) (5.0.1.76)

Другие новеллы в законодательстве о ТОО

 

С.И. Климкин, к.ю.н.,

профессор Каспийского университета (г. Алматы),

арбитр Казахстанского Международного Арбитража,

Арбитражного центра НПП РК «Атамекен»,

Международного арбитража «IUS»

 

 

 

Другие новеллы в законодательстве о ТОО (Климкин С.И., к.ю.н., профессор Каспийского университета (г. Алматы), арбитр Казахстанского Международного Арбитража, Арбитражного центра НПП РК «Атамекен», Международного арбитража «IUS»)1. Мы продолжаем серию публикаций, посвященных комментированию Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2018 г. № 11 «О внесении изменений и дополнений в нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года № 2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (далее также - Нормативное постановление, Постановление).

Наш первый материал был посвящен принудительному выкупу доли в уставном капитале ТОО (см. «Аналитику» на Zakon. kz. от 30 июля 2018 г.), второй - праву преимущественной покупки доли в уставном капитале ТОО (см. «Аналитику» на Zakon. kz. от 6 августа 2018 г.)

2. Однако Верховный Суд РК в своем Нормативном постановлении заслуженно обратил внимание на целый ряд других вопросов, требовавших официальной интерпретации в силу неоднозначности их регулирования Законом о ТОО.

3. Так, Нормативное постановление ВС от 10 июля 2008 г. № 2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» дополнено пунктом 1-1, которым определен круг субъектов корпоративных споров с участием товарищества с ограниченной ответственностью.

Среди прочих названы «лица, вступившие в число участников товарищества, вследствие приобретения доли, в порядке, установленном Законом (статья 22 и пункт 2 статьи 28 Закона)».

Данное указание является излишним, поскольку эти «лица» в силу приобретения ими права на долю в уставном капитале ТОО по различным основаниям (вступление в порядке принятия нового участника, приобретение доли по договору, в порядке наследования или реорганизации и т.д.) стали участниками товарищества. Поэтому выделять их как-то особо необходимости нет. А вот «бывших участников», наоборот, следовало бы выделить отдельно.

Также имеются претензии к пунктуации в указанной норме.

4. Принципиально изменен пункт 6 Нормативного постановления ВС от 10 июля 2008 г. № 2, в котором речь идет об определении момента перехода прав и обязанностей участника ТОО при приобретении доли в уставном капитале.

Этот вопрос имеет давнюю историю и неоднократно являлся предметом нашего анализа (см., например: Выбытие участника из хозяйственного товарищества. - Алматы: Высшая школа права «Әдiлет», «ӘдiлетПресс», 1996; Еще раз к вопросу об отчуждении доли в уставном капитале хозяйственного товарищества // Юрист, 2004, № 3; Комментарий к нормативному постановлению Верховного суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 г. № 2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» // Юрист, 2009, № 7; то же: Предприниматель и право, 2009, № 13; Товарищество с ограниченной ответственностью: Комментарий к Закону Республики Казахстан от 22 апреля 1998 года. 2-е издание. - Алматы: ЮРИСТ, 2016).

В первоначальной редакции пункт 6 Нормативного постановления ВС от 10 июля 2008 г. № 2 выглядел так: «Приобретение доли в порядке, установленном Законом, означает вступление приобретателя доли в число участников товарищества (пункт 2 статьи 28 Закона). Право распоряжения участника своей долей возникает с момента внесения изменений в учредительные документы и их регистрации в территориальном органе Министерства юстиции Республики Казахстан».

Из этого следовало, что право распоряжения долей в уставном капитале ТОО возникало у приобретателя с момента, указанного в Постановлении, а иные права (очевидно, право голоса в ОСУ, на получение части чистого дохода, на часть имущества, оставшегося после ликвидации ТОО и др. - ранее).

Но такой подход буквально противоречил пункту 2 ст. 28 Закона о ТОО: утрата права на долю по любым основаниям влечет выбытие участника из товарищества с ограниченной ответственностью. Приобретение доли в порядке, установленном настоящим Законом, означает вступление приобретателя доли в число участников товарищества.

И если лицо приобрело статус участника, то одновременно приобрело и всю совокупность прав, включая право на распоряжение своей долей в уставном капитале. Каких-либо изъятий в этой связи Закон о ТОО не содержит. Иначе получалось, что приобретатель доли до перерегистрации товарищества был лишь «немного (или «чуть-чуть») участником».

Теперь же, в обновленной редакции, пункт 6 Нормативного постановления ВС от 10 июля 2008 г. № 2 решает этот вопрос в соответствии с Законом о ТОО, а также пунктом 6 ст. 42 ГК РК: прием нового участника и изменения в составе участников без внесения записи в реестр участников товарищества, ведение которого осуществляется регистратором, либо, соответственно, перерегистрации юридического лица, являются недействительными. В этой связи право приобретателя на долю переходит к нему с момента перерегистрации товарищества либо внесения записи в реестр участников товарищества.

5. Казахстанская практика сталкивалась с проблемой, стоящей на стыке корпоративного и трудового права (см. наши публикации в этой связи: О соотношении корпоративного и трудового законодательства (на примере ТОО) / Предмет, метод и система гражданского права: Материалы МНПК, Алматы, 13-14 мая 2010 г. / Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИЧП КазГЮУ, ГТЦ, 2010; Исполнительный орган товарищества с ограниченной ответственностью (срок полномочий и ответственность) // ЮРИСТ, 2010, № 9; Превысил ли руководитель свои полномочия? // Делопроизводство в Казахстане, 2011, № 1; Директор ТОО, которого не уволили // Справочник кадровика. Казахстан, 2011, № 1).

Речь идет о пункте 3 ст. 51 Закона о ТОО: члены исполнительного органа избираются общим собранием товарищества на установленный срок, но не более пяти лет.

В этой связи возникали вопросы о правомочности исполнительного органа ТОО осуществлять текущую финансово-хозяйственную деятельность и административно-оперативное управление товариществом по истечении срока действия его полномочий, установленных учредительными документами товарищества, в случае, если участниками товарищества не предприняты действия по продлению срока его полномочий, как и по назначению другого директора; являются ли правомерными действия директора по подписанию документов по финансово-хозяйственной деятельности товарищества при вышеуказанных обстоятельствах и т.п.?

До принятия и введения в действие комментируемого Постановления наши рассуждения, помимо ссылок на трудовое законодательство, строились с учетом статьи 37 ГК РК, согласно которой юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности только через свои органы, действующие в соответствии с законодательными актами и учредительными документами.

К компетенции исполнительного органа товарищества с ограниченной ответственностью относятся все вопросы обеспечения деятельности товарищества, не относящиеся к компетенции общего собрания или наблюдательных органов, определенные Законом о ТОО, уставом товарищества или правилами и иными документами, принятыми общим собранием (п. 1 ст. 52 Закона о ТОО).

Также необходимо учитывать, что, согласно подпункту 3) п. 2 ст. 49 ГК РК, отсутствие, в том числе, должностных лиц, без которых юридическое лицо не может функционировать в течение одного года, может явиться основанием для принудительной ликвидации юридического лица.

Комментируемое Нормативное постановление теперь однозначно решает этот вопрос в пользу трудового законодательства: полномочия единоличного или коллегиального исполнительного органа товарищества по истечении срока, на который они были избраны (назначены), продлеваются на срок до принятия общим собранием участников соответствующего решения, если ни одна из сторон не позднее последнего рабочего дня до истечения срока действия трудового договора не уведомила о прекращении трудовых отношений (пункт 4 статьи 30 Трудового кодекса Республики Казахстан).

Здесь же отметим, что, по нашему мнению, установление в Законе о ТОО максимального срока полномочий членов исполнительного органа, как и наблюдательного совета и ревизионной комиссии (ревизора), вообще не является обоснованным. Считаем, что этот вопрос относится к категории частноправовых и не должен иметь каких-либо законодательных ограничений. Тем более в ситуации, когда товарищество создано узким кругом учредителей, состоящих в лично-доверительных отношениях (и уж тем более одним учредителем).

6. Принципиальные изменения коснулись вопроса о необходимости получения согласия супруга (супруги) на распоряжение долей в уставном капитале ТОО, находящейся в совместной собственности супругов. Причем пункт 16 Нормативного постановления ВС от 10 июля 2008 г. № 2 подвергся правке уже третий раз (до комментируемого Постановления изменения в него вносились Нормативными постановлениями ВС РК от 25 июня 2010 г. № 3, от 31 марта 2017 г. № 2).

До последних поправок этот вопрос регулировался следующим образом: распоряжение супругами имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по их согласию, которое предполагается независимо от того, кем из них совершена сделка по распоряжению имуществом, поэтому письменное или нотариально удостоверенное согласие супруги (супруга) участника ТОО на распоряжение долей в имуществе товарищества не требуется.

Данное положение как противоречащее, в том числе, части второй п. 3 ст. 220 ГК РК нами неоднократно подвергалось критике (см. наши материалы «Комментарий к нормативному постановлению Верховного суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 г. № 2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» // Юрист, 2009, № 7; то же: Предприниматель и право, 2009, № 13).

В обновленной редакции Нормативного постановления этот вопрос решается так: «Распоряжение долей или ее частью в уставном капитале товарищества, находящейся в совместной собственности супругов, может осуществляться участником по нотариально удостоверенному согласию супруги (супруга) участника товарищества в соответствии с пунктом 3 статьи 34 КоБС.

Супруг, нотариально удостоверенное согласие которого на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение трех лет со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки в случае, предусмотренном пунктом 2 статьи 34 КоБС».

7. На такой, казалось бы, мажорной ноте хотелось закончить обзор очередной части Постановления. Но нет, вновь не обошлось без недоразумения. Во втором случае ссылаться следует на часть вторую п. 3 ст. 34 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье».

 

9 августа 2018, 14:16
Источник, интернет-ресурс: Климкин С.И.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript