Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Казахстанские юристы обратились с открытым письмом по поводу преследования их отца в Туркмении

Фото : 27 апреля 2011, 18:15

Открытое письмо Президенту Республики Казахстан Назарбаеву Н.А.:
Туркменские спецслужбы преследуют лидера казахской диаспоры Туркменистана

Вступление

11 апреля 2011 года нас шокировала новость о задержании в Ашхабаде нашего отца, Бегдесенова Бисенгула Онаевича, сотрудниками Министерства национальной безопасности Туркменистана (далее - «МНБ»). Отец является гражданином Туркменистана, кандидатом технических наук с многолетним стажем преподавания, членом Межведомственной рабочей группы Туркменистана по вопросу изучения организации приграничной торговли между Туркменистаном и РК. Но самое важное, наш отец является признанным лидером казахской диаспоры Туркменистана. Он был единственным в Туркменистане инициатором создания Казахского общественно-культурного центра «Елимай Туркменистан». Благородные инициативы нашего отца были поддержаны Посольством США в Туркменистане, которое вынесло решение о выделении гранта Казахскому общественно-культурному центру «Елимай Туркменистан». На средства гранта предполагалось оснастить и оборудовать информационно-культурный центр в г. Теджен Ахалского велаята Туркменистана, в котором всем любителям казахской культуры независимо от национальности была бы обеспечена возможность читать казахстанскую литературу, газеты и журналы, смотреть все казахстанские телеканалы по специальному спутниковому оборудованию компании «Кателко». Однако основным условием открытия финансирования была официальная регистрация Казахского общественно-культурного центра. По различным причинам Министерство юстиции Туркменистана дважды отказало нашему отцу в регистрации Казахского общественно-культурного центра. Учитывая, что ни одна национальная диаспора, представленная в Туркменистане, не смогла зарегистрировать свой национальный культурный центр, нашим отцом было принято решение отказаться от идеи регистрации национального культурного центра, в результате чего финансирование от посольства США не было начато. Вместе с тем, отец продолжал поддерживать связи с этнической Родиной, добился упрощения визового режима для посещения РК казахами Туркменистана, информировал казахские семьи о процедуре поступления в ВУЗы РК, привозил в Туркменистан казахстанские учебники (как правило, пользовались популярностью учебники по истории Казахстана). Отец настоял, чтобы мы обучились именно в ВУЗах Казахстана: на данный момент мы работаем в ведущих юридических компаниях, Амир - обзавелся семьей и является любящим мужем для своей жены и заботливым отцом для своей 3-летней дочки.

В качестве признания общественной деятельности отца, Всемирная ассоциация казахов назначила нашего отца делегатом IV Всемирного курултая казахов (пройдет в г. Астана, 25-27 мая 2011 года).

Учитывая, что отсутствует какая-либо публично доступная информация о расследовании в отношении нашего отца, в настоящем письме мы подробно описываем настоящее положение дел. Заранее приносим свои извинения за некоторые отступления от темы обращения, однако считаем, что такая информация также необходима для формирования общей картины вокруг обвинений в адрес нашего отца.

Проблемы казахов при миграции

После распада СССР в Туркменистане начались активные миграционные процессы по переезду всех представителей национальных меньшинств на свои исторические Родины. Активность этих процессов значительно возросла в последние годы в связи с тотальным переходом большинства средних общеобразовательных школ на обучение на туркменском языке. Обучение в высших учебных заведениях в Туркменистане уже с 2000 года ведется только на туркменском языке. Стремление национальных меньшинств сохранить свою национальную самоидентичность подталкивает их на переезд на свои исторические Родины.

Республика Казахстан с обретением независимости начала активно реализовывать программу репатриации этнических казахов на историческую Родину. Большая часть казахов Туркменистана воспользовалась данной возможностью. По данным переписи населения Туркменистана, проведенной в 1995 году, численность казахов составляла 86987 человек. С тех пор в Туркменистане больше не проводилась перепись населения. Согласно данным миграционных органов Казахстана за годы независимости в Казахстан переехали около 70 тысяч этнических казахов из Туркменистана. Таким образом, на данный момент численность казахов в Туркменистане составляет около 20 тысяч человек. Большая часть из этих 20 тысяч представлена казахами старше 50 лет, которые в ближайшие несколько лет собираются переехать из Туркменистана вслед за своими детьми, которые после окончания высших учебных заведений в Казахстане решили остаться на исторической Родине.

Основная проблема, которую испытывают казахи Туркменистана при переселении в Казахстан - это жилищная проблема. В Туркменистане большая часть жилищного фонда находится в государственной собственности, и при выезде на ПМЖ в Казахстан казахи обязаны сдать свои государственные квартиры местным властям. В Туркменистане, в отличие от Казахстана, не была проведена массовая бесплатная приватизация государственного жилищного фонда. Единственная возможность бесплатно приватизировать жилье гражданам Туркменистана предоставлена межгосударственным Соглашением между РФ и Туркменистаном о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев от 23.12.1993 г. Для реализации этой возможности бесплатной приватизации жилья казахам Туркменистана необходимо получить статус переселенца в Российскую Федерацию, который выдается Представительством Федеральной миграционной службы Российской Федерации в Туркменистане. Для получения статуса переселенца Представительство ФМС РФ запрашивает следующие документы: нотариально заверенное заявление-приглашение от гражданина России, справка с места жительства приглашающего лица из России, копия паспорта РФ приглашающего лица, справка о составе семьи переселенца, копия паспортов членов семьи переселенца, копии свидетельств о рождении детей переселенца. Наибольшую трудность для казахов Туркменистана представляет необходимость представления нотариально заверенного приглашения из России. Для оформления такого приглашения необходимо постоянно ездить в Россию и искать родственника или знакомого, который будет согласен оформить такое приглашение с гарантией предоставления переселенцу жилплощади в случае переселения на территорию России. Многие казахи Туркменистана обращались с просьбой к нашему отцу найти казахов в России, которые будут готовы оформить такие приглашения, предлагали компенсировать все расходы на поездку. С целью осуществлять свою деятельность в соответствии с действующим законодательством Туркменистана наш отец зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя в налоговой службе и получил патент. Таким образом, наш отец получал от казахов Туркменистана материальное вознаграждение за содействие в оформлении приглашений из России. Следует отметить, что за оформление приглашений наш отец брал с казахов сумму, эквивалентную 500 долларам, причем где-то 350-400 долларов из этой суммы уходило на фактические расходы (такие как поездки в Россию, оформление российской визы, поездки по территории России, проживание и питание). Месячные чистые доходы нашего отца от данной предпринимательской деятельности едва превышали 1000 долларов. Вся предпринимательская деятельность нашего отца осуществлялась в полном соответствии с законодательством Туркменистана без единого нарушения.

«Задержание с поличным»

Учитывая вышеописанное, тем более неожиданным для нас явилось сообщение о том, что 11 апреля 2011 года МНБ якобы задержало отца с поличным при получении суммы денег за свои услуги от г-на Ербола Санбаева, предположительно внештатного сотрудника (агента) МНБ. Следует отметить, что г-н Санбаев уже получил статус переселенца в Российскую Федерацию, то есть в момент задержания оплата производилась за фактически уже оказанные услуги. При этом, в нарушение пп. 1) п. 5 ст. 79 Уголовно-процессуального кодекса Туркменистана (далее - «УПК») ему даже не дали ознакомиться с протоколом о задержании (был составлен намного позже), не сказали в чем его обвиняют.

Несанкционированный обыск

12 апреля 2011 года в районе 00.30 минут нашего отца привели домой в сопровождении сотрудников МНБ и прокуратуры. Сотрудники МНБ провели обыск в нашей квартире и изъяли компьютер, ноутбук, все флешки и документы, в том числе и документы, связанные с несостоявшейся деятельностью Казахского общественно-культурного центра «Елимай Туркменистан». При этом, как мы поняли, обыск проводился без санкции прокурора - т.е. в нарушение ст. 11 Закона Туркменистана «Об оперативно-розыскной деятельности».

При изъятии компьютеров и документов вообще не был составлен в присутствии понятых акт изъятия вещественных доказательств. Сотрудники МНБ в грубой и резкой форме отказались разъяснить, с какой целью ими изымаются вся компьютерная техника и документы. Изъятие всей компьютерной техники затруднило возможность нашей мамы составлять различные процессуальные документы, пользоваться Интернетом для получения наших советов по формированию правовой защиты отца и т.д. Более того, по непонятным причинам сотрудники МНБ вернули изъятые у отца ключи от квартиры только через несколько часов после обыска.

Несостоявшаяся свобода

После проведения незаконного обыска МНБ препроводил нашего отца обратно в СИЗО.

Поздно вечером 12.04.2011 г. нашего отца отпустили. Мы подумали, что восторжествовала справедливость, и орган уголовного преследования нашел подозрение недостаточно обоснованным.

Однако, 13.04.2011 г. его вновь позвали на допрос и «оформили» протокол о задержании. Данное задержание незаконно, и у органа уголовного преследования не было оснований для задержания, поскольку не имело место какое-либо из оснований, перечисленных в ч. 1 ст. 140 УПК Туркменистана. Эти основания включают в себя, помимо прочего, следующие основания: лицо застигнуто на месте преступления, очевидцы прямо укажут на данное лицо и т.д.

Получение доказательств угрозами

Таким образом, только 13.04.2011 г. мы узнали, что нашего отца подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 228 «Мошенничество» Уголовного кодекса Туркменистана (далее - «УК»). Ему грозит лишение свободы на срок до 5 лет с конфискацией имущества или без таковой. Оформленные приглашения орган уголовного преследования первоначально хотел поставить в основу обвинения - именно поэтому МНБ (даже в отсутствие санкции прокурора) проводил обыск в нашей квартире, были изъяты все копии и оригиналы приглашений. Однако, в связи с тем, что данные приглашения содержали «живые» печати российских нотариусов, возможность их использовать для доказательства состава преступления отпала.

По нашему мнению, МНБ, действуя по давно отработанной схеме, решил добиваться несоответствующих действительности показаний у казахов Туркменистана, угрожая им расправой[1]. Их заставляют писать «…Прошу его (Прим. нашего отца) наказать». Следует отметить, что всем казахам, написавшим под угрозой пыток признательные показания, приглашения для оформления статуса переселенца в РФ уже оформлены, все они имеются у органа уголовного преследования. Следовательно, налицо полное отсутствие состава преступления. Нашему отцу даже угрожали тем, что его мать (пожилой человек в возрасте 74 лет) также арестуют и будут держать в тюрьме. На самом деле, даже если собрать 1 000 заявлений, где люди под давлением МНБ будут наговаривать на нашего отца, состав ст. 228 Уголовного кодекса «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием» все равно доказать не удастся.

Невозможность доказательства состава преступления

Нашему отцу инкриминируется состав мошенничества, т.е. «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием». Таким образом, для доказательства состава и события преступления необходимо доказать наличие обмана либо злоупотребления доверием. Т.е. поскольку обвинения предъявляются действующему предпринимателю, необходимо доказать, что наш отец обманывал граждан Туркменистана (пообещав невозможное), завладел их имуществом - данные доказательства не имеются по сей день. По самой последней информации, МНБ инициировал проведение налоговой проверки в отношении деятельности нашего отца. Каким образом, отношения предпринимателя с государственным бюджетом могут быть использованы в качестве доказательств по составу мошенничества?

Незаконное удержание под стражей

При наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, находясь на свободе, скроется от следствия и суда или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, учитывая тяжесть и опасность преступлений, а также для обеспечения исполнения приговора дознаватель, следователь, прокурор, судья и суд вправе применять в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого одну из следующих мер пресечения: подписка о невыезде, личное поручительство, поручительство организации, залог, заключение под стражу. Таким образом, вышеуказанные меры пресечения могут быть применены только в случае «наличия достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, находясь на свободе, скроется от следствия и суда или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью. В отношении нашего отца никогда в жизни не возбуждали ни уголовное, ни даже административное производство, откуда могут появиться основания полагать, что он может скрыться от следствия?! Более того, из всех существующих 5 мер пресечения было выбрано именно заключение под стражу. Данная мера необоснованна, поскольку отсутствуют мотивы тяжести и опасности преступления[2]. Нашему отцу исполнилось 56 лет, он страдает астмой. Не учтены также семейное положение нашего отца: многолетний брак, а также наличие 2 сыновей! Мы полагаем, что наиболее строгая мера пресечения была выбрана именно с целью парализовать способности нашего отца искать аргументы в свою защиту и пользоваться квалифицированной юридической помощью своих сыновей.

Грубое ограничение прав подследственного

С момента задержания уже прошло более 2 недель, и следователи МНБ категорически отказывают в свиданиях нашего отца с супругой (нашей матерью). Согласно уголовно-процессуальному законодательству Туркменистана в качестве защитников по уголовному делу могут быть допущены близкие родственники обвиняемого, в число которых входит и наша мать. Однако следователи МНБ категорически отказываются выполнять данную норму, скорее всего с целью препятствовать утечке истинной информации о состоянии нашего отца. Нам до сих пор не известно, жив наш отец или мертв и вообще какому физическому воздействию он подвергается в застенках следственного изолятора МНБ. Сотрудники МНБ свой отказ в свиданиях нашей матери с отцом объясняют недопустимостью разглашения следственной тайны до завершения следствия. И какая же следственная тайна, по логике сотрудников МНБ, может быть для близких родственников?!

Истинные мотивы задержания нашего отца

Выше в данном письме был приведен ряд грубых нарушений, которые были допущены сотрудниками МНБ при задержании нашего отца. Мы предполагаем, что уголовное преследование нашего отца связано с его активной общественной деятельностью и нежеланием туркменских властей допустить его на IV Всемирный курултай казахов мира, который состоится 25-27 мая 2011 года в Астане.

Просьба о помощи

Глубокоуважаемый Нурсултан Абишевич! С самого начала обретения независимости Вы были активным инициатором проведения политики репатриации этнических казахов на историческую Родину. Казахи всего мира полностью поддерживают Ваши начинания. В Казахстане казахи-репатрианты получают возможность трудиться и быть уверенными в завтрашнем дне. Мы также считаем, что в Вашем титуле Лидер Нации, термин «нация» объединяет не только граждан Казахстана (казахстанцев), но и всех казахов, проживающих за рубежом - также считает наш отец.

Вы являетесь самым авторитетным лидером на всем постсоветском пространстве, к Вашему мнению зачастую прислушиваются даже западные государства. Благодаря Вашей взвешенной и толерантной политике, различные этносы живут в Казахстане в мире и согласии. Именно поэтому, в 2010 году Казахстан был удостоен чести председательствовать в ОБСЕ, одним из основных принципов которой является верховенство прав человека.

Как юристы мы считаем, что «вор должен сидеть в тюрьме»;

Как дети своего отца, мы уверены в его невиновности и надуманности всех обвинений;

Как казахи, мы просим Вас вмешаться в эту ситуацию и, используя свое политическое влияние, поспособствовать освобождению туркменскими властями лидера казахской диаспоры Туркменистана - будущего гражданина суверенного Казахстана[3].

Обращения членов нашей семьи в различные инстанции в Туркменистане (Президенту Туркменистана, Генеральному прокурору, Консульство Туркменистана в Республике Казахстан) не увенчались успехом.

Правозащитные организации «Туркменская Инициатива по правам человека» и Human Rights Watch уже начали кампанию в защиту нашего отца, проинформировав членов делегации Европарламента, которая на этой неделе посетит Туркменистан.

Возможно, в данный момент жизнь наших родителей и бабушки зависит только от Вас. Мы очень рассчитываем на Вашу помощь.

Понимаем, в какой негатив может вылиться данное письмо, могут быть высказаны даже различные националистические позывы в адрес туркмен. Поэтому особенно хотим отметить: туркмены являлись и являются дружественным народом для казахов. В трудные для казахов времена (времена джута) туркмены помогли казахам Западного Казахстана обустроиться на туркменской земле, помогли нашим предкам. Мы уверены, нынешняя ситуация с лидером казахской диаспоры является не чем иным, как самовольничеством отдельных сотрудников спецслужб Туркменистана.

P.S. в последнем разговоре наша мать, Бегдесенова Багыт Усеновна, сказала нам: «Мы (прим. наша мать, отец и бабушка) находимся в здравом уме и твердой памяти, очень любим жизнь. Если с нами что-то случится - Вы знаете, кого в этом винить.». После начала нами кампании по защите прав нашего отца неизвестные сотрудники МНБ постоянно стучатся в нашу квартиру в Ашхабаде. У нас есть подозрения, что они желают похитить и уничтожить всю нашу семью оставшуюся в Туркменистане семью (мать и бабушку).

26 апреля 2011 года

Алибек Бегдесенов, юрист Алматинского филиала международной юридической компании Macleod Dixon ELP

Амир Бегдесенов, помощник адвоката В. Водолазкина, работающего в составе Адвокатской конторы «Саят Жолши и Партнеры».

[1] Такая практика запрещена ч. 3 ст. 23 УПК.

[2] Ч. 2 ст. 154 УК.

[3] Следует отметить, что поскольку МНБ Туркменистана нарушает обязательства, заложенные во Всеобщей декларации прав человека, имеет место нарушение обязательств erga omnes. Следовательно, Казахстан вправе потребовать соблюдения Туркменистаном права нашего отца на справедливое разбирательство о расследование. Альтернативно, Казахстан вправе для целей сотрудничества вступить в переговоры с Туркменистаном - во исполнение положений статьи 7 Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии