Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О состоянии проблемных объектов с долевым участием - директор департамента ГАСК

Фото : 19 декабря 2007, 11:11

Такой фактурный мужчина, как директор департамента ГАСК Владимир Лютов, мог бы с успехом исполнить роль главного дезоратора злодейской нечисти в каком-нибудь российском сериале с названием «Добро должно быть с кулаками». Владимир Викторович не стал таить на нас обиды за то, что мы перемывали ему косточки на страницах нашего издания, и решил донести информацию о состоянии проблемных объектов с долевым участием, что называется, из первых уст.

- Владимир Викторович, расскажите о проделанной акиматом в отношении проблемных долевых объектов работе.

- Как вы знаете, сегодня в Астане насчитывается 26 проблемных объектов. Это объекты «Дубайстройхолдинга», «Бразерс компани», «Болид Караганда», корпорации «АБС», «Актива», «Фабрики недвижимости».

В частности, сегодня сразу после вас у меня в кабинете состоится встреча дольщиков «Бразерс компани» и «Дубайстройхолдинга» с руководством «Тамыз Инвест групп», с которым достигнута договоренность об инвестировании проектов названных застройщиков. То есть мы совместно с руководством «Тамыз» объявляем о начале работ и о конкретных сроках сдачи объектов.

У нас есть два варианта работы с проблемными объектами.

Если у компании есть залоговое имущество, то есть она более или менее порядочная, тогда мы работаем по следующей схеме: мы находим БВУ, передаем ему в качестве залога активы этой компании, допустим, офисные помещения, выкупленные земельные участки. БВУ открывает кредитную линию, вернее, финансирование - это когда им оплачивают объем выполненных работ. По такой схеме мы работаем с Лакисовым и его «Бразерс компани»

Второй тип, причем схема эта согласована с правительством, когда на компании мы ставим крест, передаем ее хозяев тем, кому положено ими заниматься. Затем ищем инвестора, стимулируем его, как мы стимулируем инвестора, находим какие-то механизмы, ну, есть у нас какие-то стимуляторы. Передаем инвесторам полностью этот объект. Но прежде дольщикам необходимо создать жилищно-строительный кооператив (ЖСК). Допустим, число дольщиков «Фабрики недвижимости» насчитывает сегодня 547 человек. ЖСК подает на застройщика в суд, высуживает свой объект и дальше достраивает его либо с каким-нибудь государственным предприятием, как это было с «Активом», куда мы подключили «Квартирное бюро», либо мы находим инвестора.

- А долго ли будет идти суд?

- Ну, в принципе, недолго. «Активу» отдали объект за 2 месяца. Однако это в случае, если дольщики будут судиться централизованно, через ЖСК.

- Как же Вы поощряете инвесторов, если не секрет?

- Это не секрет. При хорошей несущей способности фундамента разрешаем надстроить1-2 этажа сверху. Если проект допускает. Если позволяет площадь участка, разрешаем возвести еще один блок. Финансово мы, конечно, не можем стимулировать, у нас таких возможностей нет, но и это очень большая помощь.

- Почему именно «Тамыз» выбран в качестве инвестора сильно запущенных объектов?

- Почему?! Не один «Тамыз». У нас «Тамыз» привлечен только по трем компаниям: ЖК «Кампус» корпорации «АБС», насколько я знаю, 5 февраля они будут сдавать первый блок. А также по объектам «Дубайстройхолдинга» и «Бразерс». А вот, к примеру, ЖК «Айя» «АН Риэлти» - помните очень скандальный комплекс, который 3 года не строился, доводит до ума компания «Орнек XXI век». С отдельными объектами работает «ВВК group» - это и «Зангар», и «Москва» печально известная.

- А Вы не могли бы назвать поименно 26 проблемных объектов?

- Не могу. Почему? Допустим, мы сейчас их опубликуем, а у них есть свободные квартиры, они могли бы их продать и достроиться, а после всей этой шумихи люди испугаются и к ним не пойдут. Нам бы этого не хотелось. А если они сейчас будут достраивать, то непроданные квартиры - это очень большой актив. К примеру, у застройщика есть 208 квартир, вы умножьте их на 78 тыс. долларов - это средняя цена квартиры - получается 200 миллионов.

Не то что нам жалко их, не жалко - нам стыдно за них. Просто боимся, что люди не пойдут, если узнают, что у них проблемы. Хотя, в принципе, они у всех на слуху, все про них знают.

- Я вам могу дать вот такой документ, - директор ГАСКа достал папочку, - Вот это список 112 компаний, утвержденный государственной комиссией по программе кредитования из ФУР «Казына». Хочу передать любимой газете, хоть вы и пишете обо мне не очень хорошо. Что я якобы с Лакисовым обнимаюсь, а я его ненавижу органически, у меня от него живот болит.

- Как Вы считаете, в правовом плане дольщики сами виноваты в том, что были неосмотрительны и доверчивы?

- Те, кто вступил в договор долевого участия с 2004 по 1 января 2007 года, когда еще не было закона, - за ними вины нет. В то время едва застройщик получал землю, как он тут же открывал продажи. Конечно, в этом случае дольщики не виноваты. Была реклама, был всплеск. А вот те, и их очень много, кто после 1 января 2007 года понесли деньги, не проверив лицензии на привлечение долевого капитала, конечно, вынуждены частично винить себя.

Вот вчера представитель «Фабрики недвижимости» сидел: говорит, я в мае 2007 года деньги отнес. Объект к этому времени не строился уже 2-3 года, приди на участок, посмотри, поспрашивай, с дольщиками переговори, ты же видишь, сколько объект стоит и не строится. Видно же сразу.

А так я не могу сказать, что дольщики виноваты, - мне до слез жалко их. Есть такие, которые продали буквально все. Комнаты снимают, на дачах живут. Сюда к нам много людей приходит. Если раньше у меня был прием среда-пятница с 15 до 17, то я сегодня только до обеда принял человек сорок.

Да, просто жалко их, а вы видели хоть одного бедного застройщика? Я тоже не могу назвать ни одного.

- Значит, до 2007 года это все было как лотерея? Повезет или не повезет?

- В принципе, если рассуждать, то что произошло? Коммерческая сделка двух субъектов. Один юридическое лицо, другой - физическое. С каждым такое может произойти. Скажем, я у вас хочу купить сахар: перевел вам деньги, а вы меня обманули, я же не буду бежать в акимат.

- Почему же дольщики бегут?

- Сейчас все в акимат идут: и банки, и застройщики, и дольщики. Спрашиваем у них: вы были в финансовой полиции? Нет, потому что вот его посадят, а кто будет дома достраивать? Резонный вопрос. Но в акимате ведь тоже денег нет. Есть же какие-то правовые отношения. Можно подать в суд, с него пеню снимут за просрочку. Суд вынесет приговор по принуждению к выполнению договора. Однако не хотят почему-то люди подавать в суд. Боятся.

- Дольщики мотивируют свои претензии к власти тем, что это ведь она выдавала разрешительные документы таким субъектам, как Лакисов («Бразерс компани») и Кретов («Дубайстройхолдинг»).

- Лакисов и Калмагамбетов («Фабрика недвижимости») получили разрешительные документы на строительство, а не на продажу. До 1 января 2007 года мы договора долевого участия не контролировали, никаких финансовых проверок мы не делали. После выхода закона «О долевом участии» мы регистрируем договора долевого участия, проводим финансовую проверку застройщика, наличие у него 12% от стоимости проекта. Затем отслеживаем целевое использование средств. До 2007 года мы этого не делали.

- Были ли при выдаче разрешительных документов какие-то коррупционные нарушения?

- На этот вопрос я ответить не могу, это может вам сказать финансовая полиция. Я могу сказать, что с моей стороны никаких коррупционных нарушений нет. Более того, после того, как я пришел на эту должность, мной было уволено несколько человек за недобросовестное отношение к своим должностным обязанностям.

- Так почему, если это чисто гражданские правоотношения, акимат взял на себя обязательства по разрешению этого конфликта?

- Акимат - это власть, мы же не можем оставить беззащитных людей в одиночестве. Мы для этого и существуем, чтобы людям помогать. Не могу же я им сказать «А-а, ты с ним заключил сделку, ну и иди». Мы достраиваем объекты.

- А финансовые затраты акимат несет?

- Нет. Не несет, не может, потому что это бюджетная организация, то, что не заложено в бюджет, акимат делать не может.

- Возможен ли такой сценарий, что государство вынуждено будет на свои средства достраивать отдельные безнадежные объекты?

- Как вам сказать, с моей стороны было предложено организовать какой-нибудь фонд. Но это будет решаться на уровне правительства. Мое мнение такое, что все-таки такой фонд нужен. Потому что некоторые объекты очень тяжелые.

- Как вы думаете, понесут ли какую-нибудь ответственность такие, как Лакисов и Калмагамбетов?

- Это опять же по инициативе дольщиков, они должны передать эти дела туда, куда следует,

- После того, как он объекты достроит?

- Во-первых, он должен выплатить им неустойку за просроченные годы вне зависимости от содержания договора. У нас законодательство предполагает выплату пени за просроченные обязательства. Это первое, что нужно сделать, насчитают пеню - квартира практически бесплатно достанется.

Что касается директора «Дубайстройхолдинга» г-на Кретова, то это дело должно быть рассмотрено в компетентных органах. Мы его объекты раздали, но я считаю, что он должен понести заслуженное наказание. К сожалению, это не входит в компетенцию ГАСКа. И я не могу рассуждать об этом, я не судебная инстанция, не правоохранительные органы. Вообще в обязанности ГАСКа входит контроль над качеством строительства и строительных материалов - и только, это наша основная функция.

Жанар Тулиндинова


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии