Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Мытарства налоговой службы

Фото : 19 декабря 2007, 12:22

Даже в приватных, ни к чему не обязывающих беседах сотрудники Налогового комитета Минфина отзываются о своем шефе, как о человеке исключительно демократичных, новаторских взглядов. Расхожее понятие "чиновник новой формации" действительно применимо к Нурлану РАХМЕТОВУ (на фото). С той только оговоркой, что сама эта "новая формация" еще не проявилась в нашем госаппарате в достаточной степени. Однако тем интереснее было беседовать с одним из первых ее представителей.

- Насколько велика разница между тем Налоговым комитетом, который вы возглавили два года назад, и нынешним?

- В принципе, налоговая служба, начиная с момента ее создания, а тем более после принятия Налогового кодекса в 2002 году, развивалась достаточно динамично.

В новом кодексе заложены основные направления нашей деятельности. В том же 2002 году были приняты ключевые, на мой взгляд, решения об автоматизации процессов налогового администрирования. Автоматизация дала значительные результаты в развитии налоговой службы и увеличила собираемость налогов. В 2002 году отношение налогов к ВВП составляло 16,9 процента, а в прошлом году - уже 21,8 процента. То есть из года в год наблюдался рост.

Так что, когда я заступил на эту должность, прогресс уже был. Однако президент страны поставил задачу о модернизации госуправления на принципах управления корпоративного.

Мы переходим на управление стратегическое. То есть уже утвердили стратегию развития налоговой службы на ближайшие пять лет, выделили основные приоритетные стратегические направления, поставили перед собой стратегические цели - причем индикаторные, конкретные, измеримые, к которым мы будем стремиться.

Например, первое ключевое, базовое, направление - максимально полное обеспечение поступления налогов в бюджет. Мы ставим перед собой цель - довести этот показатель до 27 процентов к ВВП в 2012 году. Данная задача достаточно амбициозна. Потому что одно дело, когда рост по проценту в год стабильно удерживается первые пять лет. Проблема-то в том, что эта тенденция не может быть постоянно столь динамичной. Мы ведь никогда не достигнем 100 процентов, это всем понятно. То есть определенный темп снижения все равно будет, никуда не денешься от такой перспективы. Но мы считаем, что в налоговом администрировании есть резервы, которые позволят обеспечивать рост отношения к ВВП.

- Какие, например?

- О, их достаточно! Первый - наши налогоплательщики очень активно используют схему ухода от налогов через обнальные фирмы и лжепредприятия. Эта тема поднимается на самом высоком уровне. Не постесняюсь сказать, что на самом деле именно благодаря инициативе налоговых органов в этом году изменения, ужесточающие налоговые требования по отношению к сделкам с лжепредприятиями, были внесены в законодательство.

Еще один хороший налоговый резерв - наши крупные недропользователи. Крупные экспортеры иногда используют методы ухода от налогов через трансфертное ценообразование. На экспорт товар отправляется по цене, существенно ниже рыночной, а потом где-то в оффшоре оседает дельта, а дальше продукт реализуется по рыночной стоимости. Только благодаря проверкам крупнейших компаний мы за этот год доначислили в бюджет где-то 3,6 млрд долларов.

Далее. Мы занимаемся жестким администрированием в рамках автоматизации. Сейчас информационные системы позволяют нам эффективно находить предприятия, которые строят схемы и накапливают убытки. Резерв мы видим и в том, что будем теснее работать с нашими зарубежными коллегами:

- Кстати, не так давно вы подписали меморандум с Финансовой гвардией Италии. И при этом, если не ошибаюсь, отметили, что это первый прецедент сотрудничества нашей налоговой службы с иностранными коллегами. Почему так произошло, что за 16 лет независимости республики в столь важной сфере, как надзор за налогами, не было налажено контактов с зарубежными службами?

- Мне трудно комментировать, почему этого сотрудничества не было раньше. Да, это первая ласточка, и мы будем налаживать такое сотрудничество с другими странами. Очень активный информационный обмен у нас планируется в рамках ЕврАзЭС. Он будет уже автоматизированный. Конечно, со странами, входящими в ЕврАзЭС, у нас вообще более тесный контакт, но первый прецедент сотрудничества с Западной Европой - это действительно прогресс. Обычно наши запросы носят для европейцев далеко не приоритетный характер, и ответа мы можем ждать по три-четыре месяца. И часто проверку вынуждены закрывать, не дождавшись ответа из-за рубежа. Налоги теряются.

Так что надо отдать должное итальянским коллегам - мы договорились, что с ними у нас будет сотрудничество не менее активное, чем с нашими ближайшими соседями:

Однако вернусь к резервам. Сейчас налоговое законодательство таково, что существует очень много льготных режимов. Есть, например, специальный налоговый режим для малого и среднего бизнеса. Но границы его применения из года в год растут. И фактически им уже пользуются далеко не мелкие предприятия. Мы выступаем за то, чтобы эти специальные налоговые режимы отменить. Тогда появится дополнительный источник поступлений.

- А с большим ли воодушевлением, по вашему мнению, информацию об открытии этих резервов воспримут налогоплательщики?

- Как раз второе наше стратегическое направление - это обеспечение максимальной удовлетворенности общества работой налоговых органов. Это объемный вопрос, но ключевой аспект здесь - качество услуг. Сегодня, если объективно, качество этих услуг невысокое.

Недавнее социологическое исследование свидетельствует о том, что удовлетворенность общества нашей работой - порядка 50-60 процентов:

- Так ведь это совсем даже немало! С налоговой службой вообще связан стереотип, что это, мягко говоря, не очень любимая народом структура:

- Представьте себе, когда бизнесмены, организовавшие опрос, увидели результаты, они сами не поверили! Потому что действительно есть стереотип.

Говорят: "Налоговики - самые коррумпированные". Однако по уровню коррумпированности мы находимся на 20-м месте, по среднему размеру взятки - на 21-м. Хотя это действительно факт: у нас чаще, чем у других госорганов, возникают контакты с населением. В смысле коррупциогенности, то есть вероятности возникновения ситуации, при которой можно потребовать мзду, мы одни из первых. Что есть, то есть. Другое дело, что реально этот "коррупционный потенциал" нами не используется. О чем говорят все независимые исследования.

Тем не менее 60-процентный уровень доверия к нам граждан - это мало. Мы своей стратегической целью к 2012 году ставим уровень не менее 90 процентов.

Сейчас мы находимся на этапе внедрения системы сбалансированных показателей. Наша стратегия реально должна проецироваться и формулироваться на уровне высшего руководства Налогового комитета, на уровне управления центрального аппарата, областных комитетов, районных - вплоть до каждого сотрудника. Чтобы усилия любого из 11 тысяч налоговиков были направлены на достижение стратегических целей. Это позволит нам двигаться не вразброс, а четко, ориентировано.

Поэтому третье наше направление - создание высокоэффективной налоговой службы. И кое-что мы уже сделали. Например, за последние два года ввели очень прозрачную систему назначений руководителей территориальных органов. Как только у нас появляется вакансия председателя какого-либо территориального органа, мы объявляем среди всех 11 тысяч налоговиков конкурс. Обычно приходят 7-8, иногда до 12 претендентов на место. Первый этап - электронное тестирование. Соискателям нужно ответить примерно на 600 вопросов. Все они размещены на нашем сайте. Тот, кто отвечает на 70 процентов, проходит на второй этап, спарринг-собеседование.

Суть его вот в чем. Руководитель - это всегда лидер, вот среди претендентов и выявляется лидер. Все они усаживаются за "круглый стол", и модератор ставит перед ними проблемные вопросы. Они начинают обсуждать тему, и тут становится очевидно, кто лучше может аргументировать, четко высказать свою позицию, может выслушать собеседника, умеет убеждать: Они друг друга видят и зачастую сами выбирают победителя! При этом получается, что даже проигравшие удовлетворены, потому что точно знают: руководителем назначен действительно достойный, а не "блатной". Кроме того, все участники конкурса обогащаются идеями.

- Остается только пожелать, чтобы подобные новшества перенимались и другими государственными органами.

- Да, даже социологический опрос мы провели первыми. Хотя необходимость таких исследований лежит на поверхности. Госслужащие работают не для себя, а для общества. Поэтому оценивать их работу должно именно общество. Налоговый комитет ведь тоже может отчитаться: "Мы в этом году перевыполнили план на столько-то процентов, мы молодцы!". Но объективного представления о качестве нашей работы не будет.

А мы четко держим ориентир на потребителя. Как он скажет, так и есть на самом деле. Бизнесмены по нашей инициативе провели тот опрос, и у нас появился огромный плюс: мы точно узнали, где находимся. И поняли, куда нам надо двигаться. В следующем году будет еще один соцопрос. Если его результаты окажутся хуже, значит, мы плохо работали. А если будет хоть небольшая динамика, то мы движемся в правильном направлении.

Конечно, хочется быстрее увидеть конечные результаты предпринимаемых нами шагов. Но сейчас пока идет процесс выстраивания базы, новой системы. Результаты будут через какое-то время. Однако за последние полтора-два года мы создали нормальный фундамент для движения вперед.

- Что вас теперь может тормозить? Вы ведь наверняка учли факторы, которые будут замедлять реализацию вашей стратегии.

- Мы считаем, что одной из главных проблем налогового администрирования является слабая информированность населения. Финансовая грамотность наших граждан находится на очень низком уровне.

Конкретный пример. Известно, что многие люди занимаются перепродажей квартир, получают прибыль за счет маржи. Однако в Налоговом кодексе есть конкретная норма: если период между куплей и продажей меньше года, то с разницы между продажной и покупной ценой на квартиру ты обязан заплатить налог. И поскольку мы хорошо взаимодействуем с органами БТИ, то все такие сделки находимы, и требуем заплатить установленный законом налог, да еще со штрафами и пеней. Клиент в слезы: "Я не знал, но если бы знал, то заплатил!". Ну, не читают у нас люди Налоговый кодекс!

- Совершенно верно, культуры такой нет, потому что откуда же ей взяться?

- Ее прививать надо. А кто ее будет прививать? Больше всего в этом заинтересованы налоговики, поэтому мы и должны быть инициаторами такой работы. До последнего времени этого мы не делали в нужном объеме. Поэтому решили, что необходимо сделать упор на информационное обеспечение нашей деятельности, освещение нашей специфики. Мы будем открывать информационные центры (так называемые колл-центры), куда любой человек сможет прийти или позвонить, получить консультацию по любому вопросу, касающемуся налогообложения.

Кроме того, мы решили принять на вооружение опыт интернет-конференций в том формате, в котором этот опыт опробовал наш президент. То есть отвечать на вопросы будем не виртуально, а в телестудии. Первый такой эфир состоялся вчера на телеканале "Казахстан". С начала декабря работает специально созданный для этой конференции наш информационный портал в Интернете. Вопросов уже поступило очень большое количество, и - можете в этом не сомневаться - мы на все ответим.

№ 233 (16381) от 15.12.2007

Владислав ШПАКОВ, Астана


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии