Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В прошлом году в кризисные центры Восточного Казахстана обратилось более трех тысяч женщин и детей, ставших жертвами насилия в семье

Фото : 22 декабря 2007, 11:16

С широко открытыми глазами.

В прошлом году в кризисные центры Восточного Казахстана обратилось более трех тысяч женщин и детей, ставших жертвами насилия в семье. В других областях республики ситуация не лучше. Масштабы проблемы домашнего насилия заставили Национальную комиссию по делам семьи и гендерной политике при Президенте РК обратить на нее пристальное внимание. Этот вопрос стал центральным в повестке дня выездного заседания комиссии, которое прошло в Усть-Каменогорске.

Не случайно рассмотреть его решили на примере ВКО. Как сказала в своем выступлении член комиссии Раиса Кушекова, по профилактике насилия здесь делается больше, чем в других регионах. Одной из первых в республике область открыла усть-каменогорский общегородской Центр поддержки семьи в соавторстве с ЮНИСЕФ для работы с семьями так называемой группы риска. Здесь помогают разрешать конфликтные ситуации между родителями и детьми. Ни в одном городе нет столько дворовых клубов, как в областном центре, — их здесь 37. Все входят в объединение детско-подростковых клубов, при котором работают 16 НПО социальной направленности. Например, ОО «Феникс», «Сердца матерей», «Скауты Востока» и другие.

О том, как много делается в ВКО по профилактике насилия, подробно рассказал председатель областной комиссии по делам семьи и гендерной политике, заместитель акима области Аманкельды Таженов.

Но республиканская комиссия собралась не для того, чтобы только выслушать отчет. Важно разобраться в истоках и причинах возникновения насилия. И к этому, как отметил член комиссии, сенатор Бексултан Туткушев, мы должны подойти «с широко открытыми глазами», не боясь обнажить остроту проблемы.

— Мы эту работу только начинаем. Экономика поднимается, мы прошли этап «залатывания дыр» и можем заняться социальными «болячками». И чем дальше мы будем ими заниматься, тем больше проблем будет вылезать. И это естественный процесс, которого не надо бояться: чтобы вылечить, нужно грамотно сделать диагностику, — считает он.

И тут пришлось прийти к печальной констатации: каких-либо исследований причин и условий неблагополучия в семье до сих пор не проводилось. Потому пришлось оперировать теми фактами, которые лежат на поверхности.

Одна из причин — бедность. Между тем, если говорить о Восточном Казахстане, многие женщины не могут пойти работать из-за дефицита детских садов. Профилактика семейно-бытового насилия в республике, как правило, сводится к работе с дебоширами. И то, чтобы поставить на учет такого «домомучителя», нужно в течение года дважды привлечь его к ответственности через суд. А это непросто, потому что их большинство — в селе. Доставить их на медицинское освидетельствование и в суд проблематично. Да и сами жертвы насилия не обращаются за помощью к правоохранительным органам. А у большинства участковых инспекторов полиции, которые работают с неблагополучными семьями, нагрузка превышает нормативную в два-три раза. И коль жертвы насилия помалкивают, то инспекторам самим инициировать разбирательство вроде не с руки.

В связи с такой ситуацией необходимо пересмотреть нагрузку на инспекторов, считают члены национальной комиссии. По их мнению, работа по профилактике насилия малоэффективна еще и потому, что нет четкой координации действий комиссий по делам несовершеннолетних, защите их прав, по делам семьи и гендерной политике, органов опеки, попечительства, НПО.

Насилие и наркомания часто идут бок о бок. А рост числа наркоманов приобрел просто удручающие масштабы. Причину этого нужно искать и в изъянах родительского воспитания.

— Мы не обращаем особого внимания на так называемые благополучные семьи, то есть с хорошим материальным достатком. А ведь там тоже немало очагов насилия. Если взять ту же наркоманию, я больше чем уверен, что больше половины наркоманов именно из таких семей. Грань между благополучием и неблагополучием очень тонкая. Нам нужно активнее использовать СМИ. До каждого дойти нам должны помочь масс-медиа. Акиматы могли бы выделить гранты для обучения журналистов именно этой тематике и ориентировать на нее госзаказ, — считает сенатор Бексултан Туткушев.

Кстати говоря, многие члены комиссии, анализируя социальный госзаказ для НПО и СМИ, обратили внимание на то, что темы неблагополучия в семьях и социального сиротства там вообще отсутствуют...

Слушая эмоциональное выступление руководителя Восточно-Казахстанской федерации женщин «Статус» Ирины Унжаковой, я ассоциативно вспомнила сарказм Михаила Жванецкого: «Магазин — для продавцов, театр — для актеров. Не для покупателей и зрителей...»

— В какой мере государственные услуги в обсуждаемой нами сфере доступны людям? — задала она вопрос. И предвосхитила ответ: — Приведу простой пример. Избита женщина. Она должна обратиться в судмедэкспертизу. А для этого ей нужно предварительно получить направление от участкового инспектора. Но судмедэкспертиза работает с 8 до 13 часов. А если женщину избили ночью? Если за ночь до восьми утра что-то случится с ее здоровьем? Если она все же дождалась освидетельствования и эксперт квалифицировал ущерб здоровью как «средней тяжести», то есть с потерей трудоспособности до 21 дня, то это карается только административным штрафом. Разве это справедливо?

В эпицентре всех наших действий должен все-таки стоять человек, а не куча служб и департаментов со своими нормативными базами и правилами, которые должен выполнять этот человек, чтобы воспользоваться государственной услугой. Чаще всего на таких совещаниях мы говорим о неблагополучных семьях. Но они уже следствие. Чтобы таких семей было меньше, нужно работать не постфактум, а в зоне риска, то есть предупреждая конфликт. Когда в семье пьют или дерутся, такая операция, как надзор, ничего не дает. Еще раз увидеть, что папа пьяный? Риск — это когда в семье возникает конфликт. И здесь могут очень многое сделать НПО — в области медиации, конфликтологии. Они давно работают в этой теме, имеют опыт, и государству через социальный заказ нужно нас активнее использовать.

Итог разговору подвела заместитель председателя национальной комиссии Светлана Джалмагамбетова. Она отметила, что в Восточном Казахстане немало делается для профилактики насилия и гендерного равенства. Но вот красноречивый показатель: здесь нет ни одного заместителя акима области женского пола, почти нет женщин и среди начальников департаментов.

— Выявилось и то, что здесь огромная проблема с детскими садами. Есть районы, где по одному, максимум два детсада. Незанятость женщин объясняется еще и тем, что негде оставить детей. Еще одна острая проблема этого региона — рост количества сирот, оставшихся без попечения родителей. 640 мест — дефицит в детских домах и домах-интернатах. Думаю, это проблема для всей республики: мы должны менять политику в отношении таких детей. Не строить дополнительно детские дома, а изменить законодательство так, чтобы заинтересовать казахстанцев усыновлением детей. Мы патронатным и опекунским семьям платим, а тем, которые усыновили чужих детей, не платим...

Наше выездное заседание открыло для нас несколько тем, над которыми усиленно поработаем, — сказала Светлана Джалмагамбетова.

Все они записаны в решении нацкомиссии, где конкретные задания даны ВКО и другим областям, рекомендации — министерствам внутренних дел и здравоохранения. Кроме того, на выездном заседании рассмотрен вопрос об увеличении занятости женщин в сельском хозяйстве Алматинской области и о работе комиссии по делам семьи и гендерной политике при акиме Жамбылской области.

Виктория ШЕВЧЕНКО

Восточно-Казахстанская область


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии