Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

От ресурсосбережения к инновационной экономике

Фото : 24 декабря 2007, 12:27

   

Член Политсовета НДП «НурОтан»,

Депутат Павлодарского городского маслихата

БАХРАЛИНОВ А.С. 

«Стремление к экономии не жадность, а культура». Мнение Главы государства, на мой взгляд, сегодня как никогда оправданно.  Десятилетия, когда стоимость тепла, воды, электроэнергии  была мизерной, искусственно занижалась советским  государством,  прошли, хотя традиционное  мышление, привыкшее к практически  даровой энергии, воде осталось у многих. Страны Европы - это богатые страны, но бережливость, которая стимулируется высокими тарифами, немалыми штрафами за  утечки тепла, воды,  у  европейцев воспитывается всеми институтами  государства и общества. У ресурсосбережения  даже есть свое политическое лобби в лице «зеленых» политических партий, имеющих  значительный  вес в законодательных органах и среди населения.  Речь действительно не идет о жадности.  Многие итальянцы, немцы, французы  потребляют только  «зеленую» тепло-электро-энергию, полученную  от  ветровых, солнечных, морских  электростанций.  Она, кстати, в 2-3 раза дороже, чем традиционная.  Европейцы отказываются от  энергии из невозобновляемых  источников - нефти, газа, угля, так как  это вредит экологии  окружающей среды. Каждый калория тепла, ватт энергии - это сожженные  уголь, мазут, газ, экологический ущерб от плотин гидроэлектростанций. Во всем мире это отчетливо понимают.  К этому необходимо приходить и нам.

Но есть и другая сторона медали, которую, многие, считаю, не увидели. Новая  инициатива  Президента  РК Н.А. Назарбаева  по     ресурсосбережению, на мой взгляд,  импульс  к  разворачиванию  новой, иноструктурной  экономики.  Это еще более усилит дрейф к минимизации сырьевого сектора в пользу  высокотехнологичных, инновационных производств. Многие  сосредоточились только на бытовом содержании  ресурсосбережения, высоких тарифах, но не увидели  главного в этой инициативе.  Основной потребитель  ресурсов - электроэнергии, воды это,  прежде всего промышленные производства, а не население.  Черная и цветная металлургия, нефтедобыча, сама электроэнергетика - самые  энергоемкие  отрасли экономики.  Наконец, сельское хозяйство (нельзя забывать, что Казахстан  крупный экспортер зерна)  тоже  относится к  высокозатратным  по отношению к водным ресурсам, особенно такие традиционные для юга республики  отрасли как рисоводство, хлопководство.

К чему  эти выкладки? Сырьевой бизнес, особенно крупный, тем более, если это транснациональные корпорации -  инертен, слабо  ориентирован  на  многопрофильность производств  и техническое перевооружение.  Ему более выгодно сырьевое и  транзитное направления развития.  Иностранный и национальный инвестор  тоже склонен идти по наиболее простому пути, вкладывания  в сырьевой сектор.  Либо он приходит в  обслуживающие  «нефтянку», «металлургию» отрасли (банковская,  специальное  машиностроение, выпуск оборудования для бурения, добычи руды, плавки, средств транспортировки и т.д.).  Сырьевой бизнес  заинтересован  только в  создании  инфраструктуры  для  своих нужд: заводов по нефтепереработке, сжижению газа, постройке трубопроводов, приобретении танкеров. Но Казахстан и его Лидер  Н.А. Назарбаев  заинтересованы  в увеличении  интеллектуально-технологического потенциала страны, геостратегической  эволюции государства. Ресурсосбережение в качестве  системы  государственного вмешательства  и будет тем фактором  технологической модернизации страны. Чтобы точнее  проиллюстрировать важность и  принцип механизма воздействия -  приведу такой исторический пример.

В 40-50 годы  вся радиоэлектроника была исключительно ламповой.  Потом были изобретены транзисторы- намного  менее громоздкие, более работоспособные.  Но частные  промышленные концерны  США  отказались  перестраивать свои заводы  для выпуска транзисторов. Ламповые телевизоры, приемники по-прежнему пользовались устойчивым спросом, а для реконструкции  гигантских  заводов  пришлось бы  вложить  большие инвестиции и  снизить объемы производства.  Все это  уменьшило бы доходы бизнеса, хотя и не на продолжительное время.  Правительство США не могло приказать  частному капиталу  и производителю  отказаться от старой технологии и перейти  к  прогрессивным транзисторам.  Но оно использовало  те инструменты госрегулирования,  которые у него были.  В налоговое законодательство США были внесены небольшие изменения.  Налоги  на производство радиоламп  были повышены. Ненамного, на десятую часть цента  на  партию  в тысячу ламп.  Но поскольку лампы производились десятками миллионов,  налоговые  сборы для бизнеса стали очень  внушительными.  Одновременно, на ту же десятую часть цента были снижены налоги для  производителей транзисторов. Не прошло и полугода, как  частные корпорации  обновили технологии, полностью перестроили заводы и  начали  выпускать транзисторы.    И этот  подход, и инициатива  Президента по ресурсосбережению  носит, считаю,  характер экономического  государственного регулирования, стимулирования  роста в структуре  экспорта  продуктов глубокой переработки.  Тарифное, налоговое  регулирование для стимуляции  отдельных отраслей экономики  - это общемировой опыт.

Сейчас  конкурентные  преимущества  Казахстана  в  недорогих  трудовых, водных, энергетических ресурсах.  Классический пример - наиболее выгодно исходя из имеющихся  преимуществ   строительство  заводов по производству алюминия.  Но такие  же заводы построены или строятся  в Китае, Таджикистане, Сибири, где тоже дешевы  гидроэнергоресурсы, низка стоимость  труда.  Рост стоимости  водных ресурсов, электроэнергии в рамках программы энергосбережения, думаю, должен снизить  привлекательность  таких  сырьевых  отраслей в пользу  выпуска   продуктов  машиностроения, высокотехнологичных  производств.  Мы не одиноки  в таком стимулировании  несырьевого пути развития.  Норвегия, Саудовская Аравия  перенаправляют  нефтяные доходы в  перспективные промышленные предприятия  и в сектор  высоких технологий.   Малайзия  даже  создала  путем прямых государственных инвестиций, налоговых льгот для инвесторов  целый  город  высоких технологий - Киберджайя (Кибергород).  Высокая стоимость  тарифов  на  энергетические, водные ресурсы  уменьшит  прибыльность  прежних энергоемких отраслей, а значит,  даст дополнительный стимул  таким возможным  национальным промышленным проектам  как  допустим, «народный автомобиль», выпуск конструкционных материалов, ядерные и биотехнологии. Поднимется лежащая сейчас  «на боку»  легкая промышленность, разовьется  конкурентное  товарное  сельское хозяйство.

Здесь уместно вспомнить пример  Израиля. Страна с одними из самых  неблагоприятных  для сельского хозяйства климатическими  условиями (пустыня), нехваткой воды, высокой стоимостью рабочей силы - тем не менее, лидер в сельхозпроизводстве, экспортер. Капельное орошение  сельхозкультур, управляемое автоматикой, ежечасный  воздушно-капельный душ для  коров, которые в противном случае могут задохнуться от жары.  Результат - самообеспечение и экспорт широкого ряда продуктов от пшеницы до бананов.  Средний надой молока  от коровы до 11-12 тысяч литров в год, в то время как в  Казахстане около 3 тысяч.  В Израиле  дорог каждый  грамм воды и ватт энергии, дорог  человеческий труд, потому ставка сделана  на технологии и автоматизацию.

Мощь и значение для технологического прорыва  страны  такого Президентского проекта как «ресурсосбережение» нельзя  рассматривать только как  стремление к экономии и  повышению экологичности  производств.  Так могут думать только люди, мыслящие на уровне советского девиза  брежневских времен  «Экономика должна быть экономной» и пионерского сбора металлолома.  Нет, это путь к  трансформации  экономики страны,  который поможет ей  успешно конкурировать на  рынке  открытой  глобальной экономики. Путь возникновения Наукоградов и Силиконовых Долин.  Наглядный пример прибыльности информационных, телекоммуникационно-спутниковых технологий - Байконур.  Казахстанское технологичное  преимущество в виде  космодрома «Байконур» сейчас в основном  используется  другими странами, отечественный  бизнес  не желает вкладывать деньги в космос, хотя прибыли здесь колоссальные.  Новейший спутник мобильной связи стоит  до  4 миллиардов долларов, столько же  стоят два нефтеперерабатывающих завода. Но спутник  окупается  менее чем   за квартал, принося миллионы долларов прибыли  ежечасно, а  НПЗ за  десятилетие.  Затраты же  по энергии, водным  ресурсам  топливно-энергетического гиганта каковым является  нефтеперерабатывающий  комплекс  несопоставимы  с современным  спутником,  который  размером  с  холодильник и питание получает от солнечных батарей.

Сейчас это насущная необходимость - значительно увеличить стоимость электроэнергии, воды, труда, ликвидировав представление о Казахстане как сырьевой площадке для  громоздких и примитивных  промышленных  производств, нуждающихся в таких дешевых ресурсах. Нам необходимо за счет технологического рывка, прорыва занять достойное место среди мировых стран-лидеров. Например, Швейцария, Япония - страны, где ресурсы крайне дороги, одна из самых  высоких  стоимость труда (в среднем до 25 долларов в час у квалифицированного рабочего). Именно поэтому они в своем определении национальной  нишы в мировом хозяйстве делают ставку на научно-технические разработки, нанотехнологии, сложное машиностроение, производство элитных продуктов сельского хозяйства, туризм.  Даже такая страна как  Папуа-Новая Гвинея, сохраняя свои позиции как крупный экспортер кокосов, сейчас  производитель электронных часов, компьютерных комплектующих, навигационной техники, подводных лодок для своих ВМС.

Президент Н.А. Назарбаев своей ресурсосберегающей инициативой, считаю, полностью перекроит и современное  понимание  казахстанской  промышленно-финансовой элиты. Пока туда еще входят представители ТЭК, владельцы  металлургических производств, банковских структур, торговых кампаний.  Но  западный  опыт  показывает, что в развитой рыночной экономике элита- это, прежде всего представители «хай-тек» индустрии, сложного машиностроения, приборостроения, ВПК, постиндустриального предпринимательства.  Вероятно, постепенно  и в Казахстане  будет  сформирована  такая   новая  бизнес-элита, оттеснив «сырьевиков», «торговцев» на «обочину» экономико-политического развития страны. И это, считаю, будет зримым  признаком  успешного  построения  нового Казахстана в новом мире.

Президентский курс на создание «умной экономики», то есть экономики  высокотехнологичной, инновационной, которая опирается  на  соответствующий  ей  сильный национальный  образовательный сектор, полностью оправдан. На мой взгляд, в ближайшее время он получит свое логическое продолжение. В первую очередь в виде стимулирования ресурсосбережения и широкого внедрения  промышленных «зеленых» программ по типу «Зеленой нефти». Это станет дополнительным   «локомотивом»  промышленного роста  по новому  образцу.  Я бы даже  предложил  для такого  варианта  экономического развития  Казахстана   такой  термин  как  «креаномика» от английского «create»-«создавать», «креативная  экономика», то есть  основанная на инновациях, «ноу-хау».  По аналогии с «рейганомикой», успешным экономическим и внешнеполитическим курсом одного из президентов США.  Хотя главный выбор остается за созидателем  этого  экономического курса, автором  «Казахстанского пути», Президентом  РК Н.А. Назарбаевым.

  


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии