Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Если значительно сбросить обороты экономики, то проблема высокой инфляции может исчезнуть сама собой - председатель Национального банка

Фото : 26 января 2008, 15:03

Сдерживать инфляцию и при этом обеспечивать деньгами экономику - задачи, которые Казахстану нужно сбалансировать. Председатель Национального банка Анвар Сайденов в интервью «&» отметил, что если значительно сбросить обороты экономики, то проблема высокой инфляции может исчезнуть сама собой, но надо ведь думать еще и о последствиях.

- Анвар Галимуллаевич, в текущем году ожидается замедление темпов роста мировой экономики, в первую очередь из-за сложной ситуации в развитых странах. Как вы считаете, возможно ли перетекание инвестиций в развивающиеся страны, в частности Казахстан?

- Если посмотреть последние обзоры крупных международных банков, то все они предвещают даже не снижение темпов роста, а рецессию в США, указывают на то, что Федеральной резервной системе (ФРС) нужно принимать серьезные меры для того, чтобы поддержать экономическую активность. Есть даже идея объединить усилия ФРС с Центробанком ЕС и швейцарским Национальным банком, чтобы поддержать ликвидность в системе.

Если говорить о притоке иностранных инвестиций в Казахстан, то вряд ли следует ожидать их резкого увеличения. Во-первых, как правило, они сконцентрированы в сырьевом секторе. Во-вторых, носят долгосрочный характер и являются частью масштабных проектов, где прописан график капиталовложений.

Если мы сумеем привлечь дополнительные инвестиции и у нас появятся новые инвесторы из других регионов - арабских, азиатских, то мы будем только рады. Например, есть проект «Актау Сити», для осуществления которого необходимы десятки миллиардов долларов, и есть информация, что арабские инвесторы готовы поучаствовать в этом проекте. Если такая диверсификация произойдет, то, бесспорно, она пойдет на пользу экономике. В целом, исходя из ситуации с платежным балансом, страна нуждается в прямых иностранных инвестициях, поскольку те же банки уже не могут обеспечить вливания денежных средств, какие были в предыдущие годы. Торговый баланс у нас по-прежнему положительный, но импорт растет быстрее, чем экспорт. Поэтому, учитывая, что предстоят большие внешние выплаты по услугам, в целом мы получаем по текущему счету отрицательный результат. В этой ситуации вопрос с привлечением инвестиций становится достаточно важным.

- Что, на ваш взгляд, может способствовать улучшению оценок рейтинговых агентств?

- Думаю, та поддержка, которую правительство собирается оказать реальному сектору. Косвенно она отразится на ситуации с банками. Рейтинговое агентство S&P аргументировало последнее ухудшение прогноза тем, что финансовому сектору предстоят тяжелые времена. Хотя агентства сами признают, что положение бюджета и основные макроэкономические факторы не изменились.

- Вы говорите о мерах по поддержке реального сектора. Но то, что готово предпринять правительство - понижение импортных пошлин, продуктовые интервенции, - вряд ли стоит расценивать как помощь отечественному производителю. Как вы считаете?

- Снижение пошлин - это все-таки краткосрочная мера. Они снизятся на 3-4 месяца, что само по себе не означает подрыва позиций отечественных товаропроизводителей в долгосрочной перспективе, тогда как снижение цен на потребительские товары - очень важный эффект. В целом линейка отечественных товаров ведь не слишком длинная. К примеру, молочная отрасль в Казахстане главным образом перерабатывает импортное сухое молоко. Так что надо смотреть конкретно, какие производители могут пострадать, а какие - нет. Думаю, обобщать не стоит. Не исключаю возникновения негативного эффекта, в то же время создается поч¬ва для конкуренции с импортом. Считаю, что этот вопрос является обоюдоострым. Например, высказывается мнение, что с вступлением в ВТО отечественный товаропроизводитель будет совсем подкошен. Ведь всяческие барьеры и ограничения будут сняты.

- Вернемся к вопросу об инвестициях. Возможна ли их диверсификация по отраслям, ведь по-прежнему львиная доля идет в сырьевой сектор, а доля, к примеру, МСБ в структуре ВВП снижается?

- Когда мы говорим о прямых иностранных инвестициях, то прежде всего подразумеваем финансирование крупных прорывных проектов. И необязательно только в сырьевом секторе. Если взять, к примеру, обрабатывающую промышленность, в частности производство строительных материалов, то там инвесторы приходят на более или менее масштабные проекты. Чтобы сделать малый и средний бизнес реципиентом прямых иностранных инвестиций, всегда требовались большие усилия. Хотя такие возможности у Казахстана были и есть. Например, помню, как на нескольких встречах говорилось о том, что вклад немецких предпринимателей в нашу экономику небольшой и не реализуется в полной мере. Средний бизнес, в каких-то случаях и малый, может получить выгоду от такого сотрудничества. Потенциал для этого есть, но, повторюсь, для привлечения инвестиций в малый и средний бизнес нужна более тщательная и детальная работа, которая требует больше времени и усилий, чем для отдельно взятого крупного проекта по производству, скажем, стекла в Казахстане.

Малый и средний бизнес, исходя из существующих условий, должен больше пользоваться ресурсами бюджета и тех кредитных линий, которые банки могут получать от международных финансовых организаций. Насколько я знаю, наши банки не собираются сворачивать работу с кредитными линиями. Например, в конце прошлого года Банк «Каспийский» подписал соглашение с ЕБРР по открытию кредитной линии для опять-таки поддержки малого и среднего бизнеса.

- Правительство предлагает многоступенчатую схему финансирования МСБ, когда деньги сначала предоставляются институтам развития, затем - банкам второго уровня, и только потом они доходят до предпринимателя, причем на каждом этапе закладывается маржа. Насколько, на ваш взгляд, этот механизм будет эффективным, не приведет ли он к тому, что кредиты подорожают и опять будут недоступны?

- Думаю, что правительство и квазигосударственные органы, такие как «Казына», не должны подменять собой банки. Все-таки у банков больше возможностей для финансирования бизнеса. Эти многоступенчатые схемы финансирования хорошо известны и давно применяются, поэтому если зафиксировать маржу на каждом этапе, то, наверное, можно выйти на приемлемый уровень ставок. Тем более что сейчас у банков не так много ресурсов, чтобы расширять свою кредитную деятельность, и значение государственного источника финансирования для них возрастает. Так что надо использовать эту схему. Нет необходимости в том, чтобы государственные органы активно входили в кредитный рынок и занимались займами, поскольку возникает конкуренция с финансовым сектором. Другое дело, что в этой процедуре нужно обратить внимание и на остальные аспекты. Ведь были жалобы на затягивание процедур рассмотрения проектов в том же Фонде развития малого предпринимательства, слабый контроль и непрозрачные процедуры.

- Влияние государства на экономику растет через финансовую поддержку отраслей, участие в капитале компаний. Считаете ли вы, что эта стратегия в перспективе будет выигрышной для Казахстана?

- Мне кажется, что данная тенденция больше связана с текущей ситуацией и не является долгосрочной стратегией. Тот же самый контроль над энергоресурсами, когда КазМунайГаз становится акционером тех предприятий, которые были частными, или увеличивает свою долю в существующих проектах, также является показателем огосударствления экономики, но я думаю, что по сырьевым секторам, в частности по КМГ, это отдельная история. Там мы пытаемся поставить под контроль те отрасли, которые были отданы на откуп иностранным инвесторам во времена, когда Казахстан не мог говорить с зарубежными компаниями на равных, тем более, с позиции силы. Если рассматривать более активное участие институтов развития в экономическом развитии Казахстана, то, полагаю, это краткосрочный феномен, который исходит из нынешнего положения страны. Не думаю, что он выльется в стратегическую задачу, потому что государству подменять собой частный сектор не слишком перспективно с точки зрения эффективности. С другой стороны, если у бюджета сейчас есть ресурс и стремление действовать на принципах корпоративного управления, о которых говорит «Казына», тогда возможно принятие решений на более или менее рациональной основе. Почему бы и нет? В последнее время стало модным приводить в пример «Темасек» и другие структуры, которые играют в глобальной экономике большую роль. Видим, как эти ресурсы используются на западных рынках для приобретения долей в частных банках или промышленных компаниях. Здесь, конечно же, нужен баланс, потому что постулат, что государство не очень хороший менеджер, никто не отменял.

- Нет ли тогда противоречия в том, что власть одной рукой создает госактивы, а другой собирается продавать свои доли на фондовом рынке?

- Думаю, противоречия нет. Есть разница между продажей госпакетов в предприятиях, которые могут быть интересны частному инвестору и широким слоям населения, и созданием активов, которым занимается «Казына». Фондовый рынок действительно может получить дополнительный импульс для своего развития не только за счет продажи государством своих долей в компаниях, но и за счет тех предприятий, которые в условиях снижения доступа к кредитным ресурсам наших банков увидят в фондовом рынке альтернативу. Выход на биржу, конечно, процесс непростой, тем не менее есть частные компании среднего размера, которые пытаются рассмотреть фондовый рынок как реальный инструмент привлечения ресурсов.

- На ваш взгляд, могут ли в этом году состояться успешные народные IPO?

- Шанс для этого есть. Считаю, что нужно идти дальше. Были народные IPO «Разведки Добычи КазМунайГаза», Казахтелекома - их трудно назвать на 100% успешными, поскольку и вторичного ликвидного рынка не появилось, и массового доступа населения к этим акциям не произошло. Тем не менее по-прежнему есть шанс: определен перечень предприятий, есть институциональная база, совершенствуется инфраструктура фондового рынка, внедряются международные стандарты финансовой отчетности (МСФО). В настоящее время на сайте Министерства финансов размещен текст МСФО на государственном языке, опубликованный в соответствии с договором, заключенным Минфином с фондом Комитета МСФО.

- По оценке Национального банка, происходит ли сокращение внешней экспансии казахстанского капитала?

- Да, такой экспансии, которая наблюдалась в 2006 году, уже нет. Банки реализуют часть внеш¬них активов, чтобы ответить по внешним обязательствам и сохранить долю кредитования внутри страны. При этом есть банки, чья стратегия все равно предусматривает развитие «дочек», прежде всего в СНГ. Так что полного отказа от такой деятельности нет, есть банки, чья внутренняя ситуация позволяет заниматься внешней экспансией.

- Нуждаются ли банки второго уровня в государственной поддержке для того, чтобы в 2008 году в полном объеме выполнить свои обязательства по внешним долгам?

- Банки могут самостоятельно ответить по своим обязательствам. По балансам видно, что для этого у фининститутов достаточно активов. Но ясно, что если государственной поддержки не будет, то пострадает внутреннее кредитование страны, поскольку средства банков будут аккумулироваться и направляться на погашение долгов. Поэтому деятельность правительства по созданию стабилизационного фонда, по выделению денег через разные программы подразумевает не поддержку банков, а восполнение денег в экономике и сохранение финансирования МСБ, строительного сектора. Проще говоря, банки в состоянии самостоятельно справиться с долгами, но тогда последствия для экономики будут не очень хорошие.

- Борьбу с инфляцией можно ведь понимать и так: не будет происходить наполнение экономики деньгами - кредиты не будут дешевле, чтобы не разгонять инфляционные процессы. Правильны ли такие рассуждения?

- Я бы не стал таким образом противопоставлять эти две задачи: снижение инфляции и наполнение экономики доступными денежными ресурсами. Мы, в принципе, считаем, что в этом году, а может быть, и в следующем снижение инфляции - основная задача, но финансовая стабильность и ликвидность в банковской системе также важны. Сейчас с денежными агрегатами ситуация такова, что, действительно, они или не растут, или растут очень медленно, поэтому денег в экономике не так много. С точки зрения монетарных факторов инфляции ситуация более или менее нормальная. Другое дело, что существуют и немонетарные факторы, которые, особенно во второй половине прошлого года, внесли существенную лепту в рост потребительских цен, прежде всего продовольственных. Думаю, определенного баланса можно достичь, хотя сделать это будет непросто. Понятно, что если мы сбросим экономический рост до 2-3%, то проблема с инфляцией сама собой решится. Ведь если не кредитовать экономику, оставить ставки на неподъемном уровне, то и цены заморозятся. Но когда экономическая жизнь замирает, то всей стране становится плохо. Правительство озвучило на 2008 год планируемый рост экономики на уровне 5-7%. Полагаю, это существенный рост, даже его обеспечить будет непросто.

- Считаете ли вы, что для снижения инфляции Казахстану нужно все-таки обращать внимание на проблему с отсутствием здоровой конкуренцией во многих отраслях?

- Полностью с этим согласен. То, что происходило с рядом товаров на продовольственном рынке в прошлом году, привело к резкому росту цен. Все это говорит о том, что нет конкуренции, есть барьеры, есть сегментированные и локальные рынки, на которых существует возможность задирать цены. Нет возможностей для разных поставщиков оперативно перебрасывать товары на те рынки, где ощущается высокий спрос. Эта проблема известна, но решается она очень медленно. Можно, конечно, все списывать на биотопливо или на рост потребления мяса и молока в Китае и Индии, но на нас эти факторы действуют очень опосредованно.

- Все-таки это разные приоритеты в работе власти: одно дело - быстро наполнить рынок импортом и попытаться сбить цены, совсем другое - создавать условия для появления новых компаний.

- Правительство говорит о необходимости структурных реформ. На мой взгляд, нужно обратить внимание на то, что мы имеем в финансовом секторе - приход иностранных инвесторов, конкурентная борьба за розничного клиента. У потребителя в конечном счете есть выбор между банками, продуктами и услугами. Так что самая глубинная причина, с которой нужно начинать работу над инфляцией, это конкуренция между хозяйствующими субъектами и невмешательство регуляторов в деятельность бизнеса. Этот рецепт универсальный. Внешнее регулирование должно быть таким, чтобы интересы потребителя защищались, но не искажались конкурентные условия для разных компаний.

Олег Хе


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии