Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Интернет РФ. Государство предпринимает очередную попытку законодательно регулировать интернет

Фото : 31 января 2008, 12:07

Даниил Айзенштадт, Элина Билевская

 

// ИТАР-ТАСС

Государство предпринимает очередную попытку законодательно регулировать интернет. Во вторник Совет федерации обсуждал первый проект закона «Об интернете».

Модельный закон «Об интернете», который есть в распоряжении «Газеты.Ru», разработали Центр интернет-технологий (РОЦИТ) и Ассоциация электронных коммуникаций для межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ. Каждый член СНГ теперь сможет использовать этот закон при разработке собственного интернет-законодательства.

Во вторник законопроект впервые обсудили на заседании комиссии Совета федерации по информационной политике. Ее председатель Людмила Нарусова, открывая заседание, попыталась успокоить возможных критиков законопроекта. «Хочу разочаровать тех, кто думает, что наш законопроект направлен на репрессивные меры, на то, чтобы кого-то давить или не пущать», - сказала Нарусова.

По словам докладчицы, основной целью документа является определение основных направлений и регулирование «ряда вещей в интернете, поскольку в недобросовестных руках это провоцирует различного рода правонарушения и преступления».

В качестве примеров подобных «вещей» Нарусова отметила распространенную в интернете детскую порнографию, торговлю детьми, а также инструкции по сбору взрывчатых веществ. Необходимость регулирования интернета во вторник отметил и председатель Совета федерации Сергей Миронов. «Эту сферу регулировать надо. При этом никакой цензуры в интернете быть не может. Это моя принципиальная позиция», - отметил Миронов. В свою очередь, глава комитета СФ по конституционному законодательству Юрий Шарандин заметил, что «регулировать контент не просто можно, а нужно». «Но регулировать не в предварительном порядке, поскольку тогда это будет цензура, а наказывать за нарушения законов, например, за распространение порнографии, сведений, подстрекающих к расовой или национальной розни», - сказал Шарандин.

Зампред правления РОЦИТа Владимир Горжалцан заверил, что «действия нашего закона не распространяются на правовые отношения в сферах обеспечения свободы доступа к информации, информационной безопасности и охраны интеллектуальной собственности». Документ, по словам Горжалцана, лишь предусматривает, что органы госвласти должны обеспечивать беспрепятственный доступ к интернету, содействовать развитию рынка услуг, связанных с интернет-технологиями, а также не допускать монополизации и недобросовестной конкуренции в этой сфере.

Однако, исходя из документа, не все в нем исключает возможность давления государства на интернет-сообщество. Текст закона среди прочего предусматривает создание нового единого органа госвласти, «осуществляющего функции по регулированию в сфере развития и использования интернета».

Как раз этот орган уполномочен, по тексту закона, вести борьбу с преступлениями, совершаемыми с помощью интернета (сейчас эти функции распределены между разными силовыми ведомствами), разрабатывать дальнейшие правовые акты о работе интернета.

Кроме того, в законопроекте впервые приводится терминология понятий, связанных с интернетом. Сам интернет, по определению разработчиков закона, - это «глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различных стран посредством глобального адресного пространства, основанного на использовании интернет-протокола (Internet protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP)».

После обсуждения законопроекта на заседании комиссии, где кроме ее членов присутствовали авторы законопроекта и эксперты, было решено, что документ пока носит декларативный характер. Кроме того, было принято решение разместить законопроект в интернете для широкого обсуждения, а также разделить документ на отдельные поправки к уже действующим нормам законодательства.

Рассмотреть законопроект по существу на заседании СФ решено в марте.

Идея сочинить единый закон, регулирующий интернет, уже не первый год вынашивается в коридорах власти, однако пока дело ограничивалось лишь несколькими поправками. Между тем интернет-общественность любую инициативу государства в этой области воспринимает в штыки, опасаясь введения цензуры в российском сегменте всемирной сети.

Опасения остались.

Присутствовавший на заседании комиссии в качестве эксперта известный интернет-деятель Антон Носик рассказал «Газете.Ru», что «модельный закон пытался объединить на одном дыхании два десятка вопросов». По его мнению, принятие единого закона об интернете приведет к таким же ограничениям деятельности сети, как существуют в Китае, где, например, ограничен доступ к дневникам «Живого журнала». Носик предлагает вносить отдельные поправки к Гражданскому или Уголовному кодексам. «Например, про спам всем понятно, что надо было принять в 1999 году поправку в УК и там написать, что это программы для рассылки миллионам людей сообщений по электронной почте», - рассказывает Носик. Он приводит в пример США, где такой закон о спаме есть: «У нас пока есть маленькая кучка законов, например о цифровой подписи, проект закона об электронных платежах, есть несколько нормативных актов, в которых упоминается интернет».

В Совете Федерации обсудили регулирование Сети

 

29 января комиссия Совета Федерации по информационной политике обсудила проект модельного закона «Об Интернете». Он должен определить принципы и основные направления регулирования отношений в Сети. О разработке документа власти разных стран договорились на Межпарламентской ассамблее государств-участников СНГ. Если его одобрят, то страны ближнего зарубежья смогут взять его за образец для своих законов об интернете.

Проект закона «Об Интернете» до сих пор избегал публичного обсуждения. Дискуссию инициировал Совет Федерации, причем раньше, чем его должны были обсуждать на уровне парламентов стран СНГ. Пригласили не только законодателей, но и экспертов с журналистами.

Закон разработали региональная организация «Центр интернет-технологий» (РОЦИТ) и некоммерческое партнерство «Российская ассоциация электронных коммуникаций». Они проанализировали законодательство стран СНГ на предмет пробелов в интернет-законодательстве. То, что получилось, призвано эти пробелы хотя бы частично заполнить.

Несмотря на то, что проект модельного закона называется «Об Интернете», речь идет только о вопросах регулирования. Авторы это сознавали, потому что уже в первой статье документа говорится о том, что проект не касается вопросов свободы доступа к информации, информационной безопасности, охраны интеллектуальной собственности и многого другого.

Сами разработчики на заседании сравнили отношения в интернете с пирамидой. В верхней части пирамиды находится веб-контент, в основании - кабели, сигналы и операторы связи, а середина - это, собственно, инфраструктура самого интернета с его серверами, IP-адресами и прочим. Вот эта середина пирамиды и регулируется законом. Авторы несколько раз повторили, что закон призван сформировать понятийный аппарат для этой области.

Модельный закон

Модельным законом называется законодательный акт рекомендательного характера. Кроме нормативных рекомендаций содержит варианты возможные правовые решения тех или иных вопросов. В данном случае речь идет о рекомендациях по регулированию отношений в интернете. Существуют и другие модельные законы - например, для регулирования отношений в области патентного законодательства.

Впрочем, так как речь идет фактически о типовом документе, который потом будут дорабатывать для себя представители других стран, конкретики в законе мало. «Понятийный аппарат» состоит из шести понятий: «Интернет», «управление Интернетом», «доменное имя», «сайт», «оператор услуг Интернета» и «уполномоченный орган в области Интернета».

То, что это мало, было очевидно даже законодателям, многие из которых в сфере интернет-отношений являются скорее теоретиками, чем практиками. Например, председатель комиссии Людмила Нарусова поинтересовались, есть ли среди определенных в проекте понятий «спам». Спама не было.

Нет, впрочем, и многих других слов, например, отличающихся от «сайта» понятий «сервер» и «веб-страница». Некоторые определения также требуют доработки. Например, понятие «оператор услуг Интернета» в настоящее время охватывает не только провайдеров и хостеров, но даже онлайн-магазины и интернет-издания.

Автор действующего закона о СМИ Михаил Федотов поинтересовался, на какой территории будут действовать подобные рекомендации. Он напомнил собравшимся, что интернет трансграничен и регулировать его на национальном уровне очень сложно.

Федотов предложил превратить модельный закон в декларацию или конвенцию, которую бы приняли государства-участники СНГ. Он рассказал, что модельные законы несут определенную опасность, так как их часто перенимают механически. Федотов привел в пример Узбекистан, который сначала принял «типовой» Гражданский кодекс, а затем был вынужден от него отказаться, так как он не соответствовал типовому же закону об авторском праве.

О цензуре

После заседания комиссии спикер Совета Федерации Сергей Миронов поспешил заявить, что цензура в интернете не нужна, но деятельность в Сети должна регулироваться законом. Стоит отметить, что на обсуждении законопроекта слово «цензура» не было произнесено ни разу.

В свою очередь, блог-менеджер «Супа» Антон Носик, также присутствовавший на заседании, выступил резко против любых единых законов об интернете. Вместо этого он предложил для внутригосударственного регулирования интернета «распилить» законопроект на кусочки и каждый кусочек оформить в виде поправок в соответствующий закон.

Что из этого всего получится, пока неясно. Авторы проекта ждут слушаний на ассамблее, а остальные гадают, поможет ли новая инициатива, например, судьям, которые часто не имеют под рукой определений тех или иных сетевых понятий.

Зато в одном эксперты были согласны - проект модельного закона, несмотря на то, что он носит лишь рекомендательный характер и будет много раз дорабатываться, надо обнародовать.

Александр Амзин

 

  

 

Текст: Владислав Мещеряков

http://corp.cnews.ru/news/top/index.shtml?2008/01/29/285695

Проект модельного «Закона об интернете» обсудила 29 января 2008 г. Комиссия по информационной политике Совета Федерации. Хотя после обсуждения проект был отправлен на доработку, весьма вероятно, что его основные положения все же получат силу закона. В этом случае в истории российского права впервые будет дано толкование понятиям «интернет», «сайт» и «доменное имя».

· Сенсации не получилось. Слегка побудоражившие российский сегмент Сети слухи о законе, который закрутит гайки в Рунете, оказались справедливы только отчасти. Проект «Закона об интернете» действительно существует. 29 января 2008 г. его действительно обсуждали в Комиссии Совета Федерации по информационной политике. Однако этот проект закона оказался всего лишь «модельным» и «определяющим понятия».

Модельным законом называют документ, разработанный для того, чтобы законодатели в разных странах могли утверждать его в качестве местного закона. Или утверждать его в качестве действующего местного закона частично и после доработок. Или отказаться утверждать его вовсе. Нынешний проект модельного закона «Об интернете» разрабатывался по поручению Межпарламентской ассамблеи СНГ. Для участвующих в ней стран он будет носить рекомендательный характер.

«Величайшее изобретение прошлого столетия сейчас стало средством совершения величайших преступлений, — открыла заседание Комиссии по информационной политике ее глава Людмила Нарусова. — Но сегодня сенсаций не будет. Прежде чем создавать репрессивный аппарат, нужно определиться с понятиями».

С понятием «интернет» в законодательстве и в самом деле нехорошо. Законов, трактующих членам юридического сообщества смысл слов «интернет», «сайт» или, например, «спам», не существует ни в России, ни в большинстве стран СНГ (впрочем, в проекте «Закона об интернете» понятие «спама» отсутствует тоже).

Разбирая преступления, имеющие отношение к интернету, правоохранителям приходится руководствоваться обычной правоприменительной практикой. В этой практике показателен случай с интернет-кафе, откуда устроивший резню в столичной синагоге Александр Копцев, выходил в Сеть в поисках антисемитской литературы. Против интернет-кафе было заведено уголовное дело по статье 282 УК РФ (возбуждение национальной и религиозной вражды).

Во избежание возникновения таких коллизий впредь, первая из четырех глав проекта модельного закона целиком посвящена понятийному аппарату. Вторая рассказывает о принципах, на которых государство хочет регулировать интернет, третья — о том, каким образом оно будет этим заниматься.

По словам Людмилы Нарусовой, разработчики проекта «поставили во главу угла права граждан на доступ в интернет, а роль государства вывели на второй план». В самом деле, первыми из этих принципов закон очень либерально называет «беспрепятственный доступ к интернету пользователям» и «недопущение необоснованных ограничений деятельности операторов услуг интернета и осуществляемого посредством интернета обмена информации».

В проекте прописаны и другие интересные коллизии. Кажется, впервые российская юриспруденция точно объяснила, в каких случаях правонарушитель, нарушающий закон в сетях передачи данных, попадает в сферу ее интересов: «Юридически значимые действия, совершенные с использованием интернета, признаются совершенными на территории государства, если действие, порождающее юридические последствия, было совершено лицом во время нахождения на территории этого государства». В переводе с юридического языка на общепонятный это означает, что, если закон заработает всерьез, то нарушитель авторских прав, экстремист или детский порнограф, проживающий в Москве, может не спастись даже в доменной зоне.IN.

В числе заседавших, пожалуй, все были согласны, что авторские права в Сети достойны защиты, а общественно-опасный интернет-контент должен быть урегулирован.

Однако шансов быть принятым даже в качестве модельного закона у нынешнего проекта немного. Известный интернет-фигурант Антон Носик, выступавший на заседании Комиссии в роли эксперта, напомнил, что с 1999 г. в России ни одна попытка принять закон об интернете успехом не увенчалась, вряд ли удачно закончится и эта. По итогам заседания было решено, что проект будет отправлен разработчикам на уточнение формулировок, которое продлится до марта 2008 г. В это время проект подвергнется публичному обсуждению.

В том, что о первой версии модельного закона общественному мнению стало известно только за два дня до его обсуждения в Совете Федерации, вряд ли есть чей-то недобрый умысел. Как показывает практика общения с аппаратом Комиссии по информационной политике, она знакома с современными информационными технологиями, главным образом, в законотворческом смысле. Когда редакция CNews попросила прислать проект закона на электронную почту для ознакомления, аппарат разъяснил, что не возражает, но сделать этого не может, поскольку документ существует только в бумажном виде. (Со сходной проблемой столкнулся и эксперт Комиссии Носик. В беседе с корреспондентом CNews он поделился, что получил документ всего за четыре дня до обсуждения, причем по факсу).

Профессиональные юристы, ознакомившись с текстом закона, комментируют его спокойно: «В общем, не планируется пока ничего репрессивного. Мало того, что модельный закон может быть переработан национальными властями, так и его содержание свидетельствует скорее о попытке понять и разобраться, что такое интернет, как он устроен и как его надо регулировать, — говорит эксперт CNews Analytics Юрий Яхин. — Главное — в проекте специально указано, что вопросы свободы доступа к информации или интеллектуальной собственности в интернете он не затрагивает».

Впрочем, на переходе от модельности к реальности проект закона могут ждать самые разные перипетии, рассказывает Юрий Яхин. «Модельный закон „О праве на доступ к информации» был принят в 2004 г., а российский законопроект уже несколько лет ходит по разным ведомствам и все никак не принимается. Модельный закон „О международном информационном обмене» был принят в 2002 г., но Россия в 2006 г. от него вообще отказалась».

 

 

http://www.securitylab.ru/news/312439.php

 

29 января 2008 года на заседании Комиссии Совета Федерации по информационной политике был представлен проект модельного закона «Об Интернете», разработанный «по согласованию» с Комиссией и с Межпарламентской ассамблеей государств-участников СНГ двумя общественными организациями - Центром Интернет-технологий (РОЦИТ) и Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК).

Слухи о подготовке законопроекта, регулирующего отношения в Интернете, появляются с завидным постоянством, причем каждый раз в них фигурирует законопроект именно с таким невозможным для закона названием - «Об Интернете». В 2004 году мы даже успокаивали общественность, взбудораженную очередными слухами про ковку «железного занавеса» для Рунета. Опрошенные нами представители «ответственных» за его подготовку ведомств единодушно опровергли этот нелепый слух.

В этот раз в действительности подготовки пресловутого «закона «Об Интернете» сомневаться не приходилось, так как соответствующая информация была размещена на официальном сайте Совета Федерации. Однако, угрозы «интернет-вольностям» наконец-то появившийся законопроект совершенно не представляет.

В справке к законопроекту его авторы справедливо отмечают, что «модельный закон - законодательный акт рекомендательного характера, содержащий нормативные рекомендации, а также варианты возможных правовых решений тех или иных вопросов определенной сферы общественных отношений». Проще говоря, это даже не закон, а его образец, шаблон для написания настоящих законов.

Но даже в качестве шаблона закона представленный на заседании Комиссии Совета Федерации по информационной политике текст малопригоден. Основных причин тому три: отсутствие четко определенной сферы регулирования; фрагментарные, не подчиняющиеся единой политике попытки урегулировать комплексные правоотношения, возникающие при использовании Интернета; использование юридически несостоятельных положений и формулировок.

Например ключевой термин законопроекта - Интернет - определяется, как «глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различных стран посредством глобального адресного пространства, основанном на использовании Интернет-протокола (Internet protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP)».

Таким образом, Рунет, как и любой другой национальный сегмент сети Интернет, уже не является субъектом регулирования, так как не связывает «информационные системы и сети электросвязи различных стран». Скорее под это определение подходит система корневых DNS-серверов и трансконтинентальные линии связи, операторы и владельцы которых будут весьма удивлены попыткой «урегулировать» их деятельность российским модельным законом.

Согласно законопроекту, «Органы государственной власти, органы местного самоуправления обязаны принимать меры, обеспечивающие беспрепятственный доступ к Интернету пользователям и использование информации, содержащейся в Интернете, в целях образования, науки и культуры». При этом не уточняется, как именно чиновникам следует обеспечивать целевое использование размещенной в Интернете информации, и если уж на то пошло, то не следует ли для начала обязать их размещать в Интернете соответствующую информацию, производимую государством?

В законопроекте также содержится весьма разумное положение, согласно которому «Нормативные правовые акты, направленные на регулирование правоотношений, связанных с использованием Интернета, подлежат обязательному предварительному обсуждению саморегулируемыми организациями пользователей и операторов услуг Интернета, и должны учитывать мнение указанных организаций, высказанные по результатам такого обсуждения».

Однако российская система законодательной власти не предусматривает обязательной процедуры общественного или экспертного обсуждения готовящихся законопроектов. Поэтому, сколь ни приятна уху и глазу рунетчика процитированная норма, она окажется не более, чем благопожеланием, не обязывающим законотворцев абсолютно ни к чему.

По сути весь «проект модельного закона» и является сборником общих мест различных международных деклараций, российских законов и авторских благопожеланий. Общий посыл этого текста - либеральный и благожелательный по отношению к интернет-вольностям, однако совершенно беспомощный с юридической точки зрения, единственно возможной для оценки произведения в жанре «законопроект».

Для рассматриваемого текста куда больше подходит другой жанр - жанр декларации, принимаемой участниками рынка или объединениями потребителей, в данном случае - интернет-компаниями или интернет-общественностью. Такой декларацией после серьезной доработки и может стать представленный Комиссии Совета Федерации по информационной политике проект модельного закона «Об Интернете», но никак не законом, пусть даже и модельным.

 


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии