Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

К вопросу о настоящем и будущем Казахстана в контексте человеческого фактора

Фото : 11 марта 2008, 18:32

А. ЛОБАНОВ (Алматы), С. ЕПИФАНЦЕВ (Бишкек)

Любому мало-мальски просвещенному человеку известно ходульное выражение: “Увидеть Париж и умереть”. А уж в наше время, когда поехать хоть на край света вопрос только денег, находится немалое количество сограждан и планирующих поехать в Париж и уже побывавших там. И ей богу, Париж стоит этого! Но почему же практически все мы стремимся вернуться в родные края? А если говорить о самом Казахстане, то далеко не очевидно, что каждый казахстанец спит и видит - переехать в Алматы.

Однако, отчего же сотни тысяч, если не миллионы сограждан вопреки, казалось бы, природе, покидают свою малую Родину и переселяются сегодня в трущобы больших городов? Почему миллионы наших сограждан покинули страну? И почему еще миллионы планируют повторить эмигрантский путь? (По данным опроса института стран СНГ более 60% русских в Казахстане планируют отъезд, т.е. более 2 млн. человек).

Как и что сделать, чтобы прервать эти потоки, которые грозят обрушить страну!? А с другой стороны, нужно ли? Ведь есть люди, которые считают благом эти же процессы, переселить всех казахов в города, а русских в Россию! (?)

С одной стороны, все в мире объективно и весь мир, кажется, стронулся с места. Из засушливых мест во влажные, из голодных в сытые, из депрессивных мест в развитые и т.д.

Но с другой стороны, ни один регион, ни одна страна в наше время (да и во времена иные также), которые массово покидали жители, не поднялись, не расцвели, хотя, казалось бы, оставшимся достается больше ресурсов, земли, пространства.

Вот юг Италии, сотни лет ее жители бегут на север, за океан, а эта земля все так же депрессивна. Африканцы выдавили, а то и просто выгнали миллионы европейцев, а теперь и сами тронулись массами следом, ибо ни одна страна в Африке не стала жить лучше. Верно сказал классик - разруха начинается в наших головах.

Давайте попробуем взглянуть на наши реалии изнутри. Как смотрятся наше общество и наша политика?!

Роза ветров, как символ нашей вольницы

Многовекторная политика Казахстана - предмет ажиотажной гордости ура-патриотов - между тем не является ни в коей мере каким-то новым словом в дипломатии и политике. Это всего лишь вариация на тему широко когда-то распространенного, но слегка подзабытого “принципа неприсоединения”, которому отдали дань практически все молодые государства Азии, Африки и некоторые другие. Во времена собственно не столь давние конференции “неприсоединившихся” собирали делегации до 80 стран. Как всякая “детская” болезнь со временем она (политика) прошла, мы ее возродили, и слава богу, если она была нам чем-то полезна в условиях ослабления некоторых традиционных мировых центров силы. Такая политика была явно хороша во времена, когда информация распространялась со скоростью равной скорости передвижения торгового каравана верблюдов. Но сегодня даже великие мира сего не могут позволить себе чего-то подобного.

Многовекторность в абсолюте на сегодня есть иллюзия чистой воды для внутреннего потребления, или, скорее всего для сладкого самообмана. Нечто вроде северокорейских идей “Чучхе”. Или, например, “неуловимого Джо”, который неуловим, потому что “на фиг” никому не нужен. Надо полагать, мир не слишком озабочивается нашей многовекторностью, если вообще что-нибудь о ней слышал, как и о нас самих, впрочем.

В условиях информационной вседоступности и глобализации даже Англия и Япония очень жестко позиционируются во внешней политике. Такова же подоплека создания тесных военно-экономических союзов во все времена. И европейская интеграция более чем наглядный пример.

Что касается вопроса, с кем дальше “тусоваться”, “дружить”, то выбор не слишком велик.

Мечтать присоединиться к Америке, или сожалеть подобно анекдотическому чукче о том, что вместе с Аляской нас не купили, не вредно, но бессмысленно. Рассчитывать попасть в единую Европу реально настолько, насколько реально попадание туда России. Мы как раз за ней стоим в очереди.

Остаются Россия, Китай и исламский мир. Выбор здесь ясен, но в исторической перспективе не очевиден. Как в дилемме 300-летней давности - один хан пошел под руку “белого царя”, а другой признал себя подданным китайского императора. А тут еще “вечно живые” идеи исламской общности и идеи “пантюркизма”, сторонники которых и у нас достаточно активны. Так что не соскучишься!

Не дает нам соскучиться и внутренняя политика нашего правительства. Создается впечатление, что и здесь мы руководствуемся многовекторностью или, вернее, “розой ветров”. Куда подует, туда и двигаемся. Вроде, свободные, как ветер, куда хочу - туда и лечу.

“Союз меча и орала”

Не так давно президент АСиП г-жа Бектурганова задалась вполне конкретным, но и одновременно риторическим вопросом: “И главная трудность заключается в том, что ни казахи, ни русские, ни люди другой национальности, проживающие в республике, до сих пор не могут толком понять, какое государство мы строим - государство определенной этнонациональной группы и государство для этой группы? Или нацию граждан государства, под которой понимается казахстанский народ?”.

На векторе, обращенном в Европу, начертано - все ОК, мы строим демократическое, полиэтническое государство, где все граждане равны и равноправны, независимо ни от чего. А в реалиях по оценкам различных экспертов, мы построили и продолжаем строить этнократическое государство. И при этом практически половина титульного населения придерживается позиции: “Среди казахов, опрошенных в 2007г., почти половина (42,8%) воспринимает Казахстан как страну казахов и казахской культуры, в которой все неказахи должны ассимилироваться” (источник: там же). Повторимся, вопрос вполне конкретный, но задан, похоже, в пустоту.

Не знаю, как вам, но мне стало после информации АСиП очень и очень неуютно. Неприятно осознавать, что практически каждый второй казах видит тебя гражданином второго сорта.

В принципе понятно, что никогда и никому правительство не скажет, что так, мол, и есть, для пропаганды говорим одно, а делаем другое. Впрочем, оно и понятно, ведь нет секрета, все идеологи национализма, за редким исключением, сидят в бюджетных организациях, т.е. де-факто “творят” за наш же счет. Правда - нет худа без добра, в связи с этим же фактом можно сказать, что ничего по большому счету не выйдет и из попытки блокирования “демократов” и националистов.

Как мы предполагали, происходит уверенное движение политиков к национализму, как последнему ресурсу в борьбе за власть. Что с одной стороны подтверждает провал прежней демократической доктрины (если вообще таковая существовала), а с другой подтверждает, что ради власти (захвата власти) эти политики готовы на все.

Каковы же перспективы такого пути? Любому мало-мальски думающему гражданину ясно, что свершись задумки этих людей - ничего народу в этом раскладе не светит, даже если бы действительно заботой о народе были хотя бы немного заняты головы претендентов. Хотя бы просто потому, что проблемы носят, при всех привходящих системный, а не персонифицированный характер. При том, конечно, с рядом критических моментов в адрес иных персоналий, безусловно, следует согласиться. Предположить, что приход к власти г-на имярек автоматически приведет к благосостоянию беднейшей части титульного населения - это даже не миф, а блеф и прямой, осознанный обман народа. Просто произойдет передел синекур и перенаправление коррупционных потоков. Ибо деятельность и риторика этих людей не позволяют предполагать ничего иного. Персоналии, подвизающиеся на ниве национализма, показали за годы независимости полное отсутствие у них харизматичности, а кроме того, и наличие отсутствия креативного и конструктивного начал. А если учесть, откровенно говоря, что все они, по сути, материально зависимы от государства или же жестко подконтрольны ему (формально и фактически), то такой “союз меча и орала” может быть эффективен только с высочайшего соизволения. По крайней мере, с нынешней генерацией лидеров национализма власти можно ничего не опасаться, разве только, если она же сама (власть) и не инициирует это объединение. Как никак все под присмотром, да и под рукой, если понадобятся.

Тем не менее, для вопросов межнационального согласия в перспективе ничего хорошего такая активность не сулит. Такое ползучее распространение национализма в сущности ведет не к национальному возрождению, но, скорее, к национальной деградации. Ведь все в этом мире уже было. Разумеется, такой подход способствует выполнению задачи выдавливания нетитульного элемента из страны весьма эффективно. Один только призыв лидера демократической оппозиции к националистам объединяться способен подвигнуть к переселению больше людей, чем любая переселенческая программа России. Впрочем, может быть эта цель и преследуется?

Мы, естественно, не можем никуда деться от реалий сегодняшнего дня. Национализм цветет пышным цветом во всем мире. И сдержать его развитие именно в одной нашей отдельно взятой стране, Казахстане, невозможно по определению. Но вот какие формы примет он у нас в стране и насколько цивилизованным будет этот процесс? И второй вопрос на этом фоне. Как государство и элита видят вопрос национализма (кроме отрицания наличия присутствия)? Рассматривается ли этот процесс в контексте формирования новой буржуазной, политической общности, т.е. “казахстанской”, или в контексте чисто этническом - казахского национализма? Несомненно, для развития государства, как показывает мировой опыт, конструктивен и эффективен первый путь, и элита, видимо, осознает это, но как показывает оппозиция (а это тоже элита, вернее контрэлита) второй путь вполне жизнеспособен, как путь к власти. И если контрэлита декларировала свой выбор, то почему бы и правящей элите не сделать прямо и честно свой, без экивоков и околичностей. Куда хуже и для народа, и для будущего самой власти половинчатая позиция. Как в популярной поговорке: “И невинность соблюсти, и капитал приобрести”. Практика говорит, что чаще теряешь при этом и то, и другое.

“Отделить овец от козлищ”

На сегодняшней стадии развития страны, если говорить о русских, иллюзий ни у кого нет. Остались профи выживания, которые в основном вообще не склонны к панике, но привыкли профессионально оценивать риски. У нас нет намерения бежать из страны, которую считаем единственной Родиной, но и нет желания сделать себя и близких заложниками ситуации. Мы привыкли верить самим себе, но и неплохо было бы прояснить позицию верхов. Мы в большинстве своем хотим жить на Родине в Казахстане, но и хотим быть готовы и к иному повороту событий, ведь жизнь уже проходилась по нашим судьбам своим катком. Градус публичной полемики (а зачастую и не только полемики) зашкаливает. Здесь отметились, кажется все, вплоть до экс-акимов. Разве только голоса официоза не слышно. Сама по себе публичная полемика только плюс. Англичане были совсем не дураки, когда учредили “говорильню” в Гайд-парке. Становись себе на тумбочку и говори что хочешь. Хоть про “любимую” тещу, хоть про “любимое” правительство. Слез с тумбочки, и пошел себе с миром. Плохо, что в дискуссии не участвует официоз. Вот, к примеру, высказался Амалбек Тшан, народ зацепило. Почему не прокомментировать данный опус? Ведь именно “сон разума рождает чудовищ”.

Разумеется, и общепризнано, что межнациональные отношения в Казахстане неизмеримо лучше, чем, к примеру, в Латвии, где процент русского населения даже выше, чем у нас. Но вот интересные цифры опросов приводит институт стран СНГ: 61% русских в Казахстане готовы переехать в Россию или другую страну, а из Латвии готовы уехать лишь доли процента. И при этом (и вполне справедливо) какие только обвинения не обрушиваются на правительство Латвии, вплоть до жалоб в Европейские суды? Почему? Разгадка на поверхности. По материалам журнала “Форбс”, да и по моим впечатлениям из бесед с “русскими латышами”, Латвия осуществляет чрезмерно жесткую политику по языку и в других каких-то моментах, но чрезвычайно либеральна во всем прочем. И мои друзья (один из них депутат парламента, а другой бизнесмен) подтверждают, что, овладев языком, ты получаешь абсолютно равные конкурентные шансы на занятие мест в госструктурах или иной, требующей знания языка, сфере. При этом, в принципе, никто тебя не заставляет учить язык насильно. “Не латыши” де-факто быстро приспособились. И если в госструктурах, полиции и т.д. до 90 % составляют латыши, то в том же бизнесе не менее 70-80% бизнесменов не титульные. При этом латышским языком владеют примерно 91% русских, а русским языком более 93% латышей (данные “Форбс”). Латышский язык ничуть не проще казахского, да и русские в Латвии в массе своей живут не так давно (в отличие от Казахстана). Но в тамошнем обществе поставлено на высокий методический уровень преподавание языка. А уж про взятки в образовании, по крайней мере, сколько-нибудь явно, не может быть и речи. Только захоти изучать язык и энтузиасты готовы прийти к тебе только что не на дом.

Не стоит, конечно, видеть латышскую ситуацию хоть сколько-нибудь в розовом свете, а нашу наоборот, хотя бы потому, что это наша Родина и нам может быть хорошо только здесь. Но и невозможно смотреть на мир “широко закрытыми глазами”. Если не произойдет радикальной трансформации подходов национальной творческой и политической элит, то еще через очередные 16-17 лет ничего не изменится, разве только русских в стране останется не больше 7-8%. Впрочем, явно найдутся и такие, кого порадует и это.

Теряя граждан, не теряем ли мы страну?

Вообще-то говоря, ни один более или менее значимый вопрос нельзя вырывать из контекста общественно-политической и экономической жизни страны, а тем более столь важный, как национальный. Бесспорно, это вопрос государственной важности, тесно связанный с экономикой и политикой. Мы хотим догнать передовые страны мира, и правительство продекларировало, что нам не хватает до 1 млн. рабочих рук, которые намереваются восполнить за счет мигрантов. А между тем, в прошедшем году только по статистике страну покинуло порядка 45 тысяч человек. Разумеется, и здесь находятся такие, которые скажут - скатертью дорога. Согласимся здесь и мы, мир не перевернется оттого, что русские продолжают уезжать. Но здесь срабатывает принцип домино. Любой специалист или организатор производства знает, что у нас катастрофическая нехватка квалифицированной рабочей силы, в том числе и инженерно-технических работников.

Также всем известно, что обыкновенного токаря-слесаря надо готовить достаточно продолжительное время, а уж высшей квалификации и того дольше. И если не говорить о Кулибиных - самородках, нужны высококвалифицированные мастера производственного обучения, а затем и производственный коллектив. А уж, чтобы иметь хорошего проектировщика помимо диплома нужно 7-8 лет работы в профессиональном коллективе и еще много чего. Разумеется, можно пригласить (нанять) специалиста из другой страны, но при этом родная молодежь будет работать на черновых работах, откуда и конфликты. Полагать, что проблему решить легко и просто, (типа, заменим русских оралманами…) значит просто демонстрировать неграмотность и непрофессионализм. Советскую систему полготовки кадров мы практически потеряли (кстати, совсем неплохую), свою не создали.

И кстати, опять же, говоря о межнациональном вопросе, стоит, конечно, говорить о дружбе и братстве, но в не меньшей степени надо говорить об интересах. И иметь точное и ясное представление, что государство теряет с отъездом тысяч граждан из страны, а что приобретает взамен, (если приобретает), а теряет очень много. Главное, конечно, человеческий капитал, но и ресурсов при этом увозится из страны немало. Получат ли националисты при этом, хотя бы в перспективе, мононациональную страну? Здесь нет даже и вопроса. Построим ли мы передовую страну с процветающим обществом? И здесь ответ ясен.

Если говорить об успешных полиэтнических странах, то, за исключением Сингапура (там существует весьма жесткое влияние государства на национальную политику. Вплоть до того, что в любом заселенном многоквартирном доме, даже частном, должна соблюдаться существующая в стране национальная пропорция. Т.е., если положено в доме жить 2 семьям индийцев или малайцев, то хоть тресни - хозяин дома не сможет вселить никого другого) обо всех можно говорить, что в них происходит своеобразное разделение сфер занятости. Как правило, каждая этническая группа стихийно-исторически ли, или в силу национальных особенностей и предпочтений занимает ту или иную сферу жизнедеятельности. Если взять США, то там этот принцип доминирует даже в криминальной области. И страшного в этом ничего нет, поскольку там соблюдается принцип равных возможностей. При этом молодое поколение получает доступ к образованию, а затем имеет возможность сделать карьеру в любой выбранной сфере, естественно, при наличии способностей и упорства. Примером может служить хотя бы Барак Обама - нынешний кандидат в президенты.

И возвращаясь к родной действительности, мы можем констатировать, что таковой принцип “равных возможностей” у нас соблюдается далеко не всегда, мягко говоря. И вопрос не в том, что в той или иной сфере доминируют люди одной национальности, мы уже писали, что это само по себе не смертельно на каком-то этапе развития. Не вопрос и нарушение принципов справедливого общества, если это не система. Вопрос в другом! Отсутствие открытой конкурентности при занятии гос. должностей критично для принципов управления государством, что мы уже и видим.

У нас нет сомнений, что, рано или поздно, самые оголтелые националисты осознают порочность своего выбора для страны, ведь все уже старо как мир, “все было, было”. Правительство действительно будет народным и для народа. И жить все буду счастливо. Хотелось бы только увидеть это при своей жизни, а не по Некрасову.

http://atyraunews.com/index.php?area=1&p=news&newsid=167

За последние 3 года фиксируется тенденция к усилению казахского национализма. Среди казахов сокращается доля лиц, считающих Казахстан общим домом для всех народов, проживающих в нем. В настоящее время на общем фоне выделяются 3 этнопроблемных региона - Атырауская, Алматинская и ЮКО, где среди казахов сильны сегрегационные настроения, что влечет за собой рост межгрупповой напряженности.

Состояние межнациональных отношений

Буквально в считанные годы произошло резкое ухудшение общей оценки населением состояния межнациональных отношений в республике. В 2007г. доля респондентов, оценивавших межнациональные отношения как стабильные, сократилась в 1,3 раза по сравнению с 2006г. и в 1,8 раза по сравнению с 2005 г. Нарастает обеспокоенность казахстанцев состоянием межнациональных отношений в стране. Уровень встревоженности населения по поводу усиления этнической напряженности в 2007г. достиг в общем целом 41,5% (против 39,5% в 2006г.и 25,3% в 2005г.). Из них, по мнению каждого 5-го (или каждого 12-ого из общего числа опрошенных за 2007г.), в Казахстане сложилась сильная этническая напряженность, то и дело вспыхивают конфликты на национальной почве. В 2007г. частота упоминаний сильной этнической напряженности возросла в 1,5 раза по сравнению с 2005-2006гг.

Этноцентризм как национально-психологический комплекс

За последние 3 года устойчиво фиксируется тенденция к усилению казахского этнонационализма. Среди казахов сокращается доля лиц, считающих Казахстан общим домом для всех народов, проживающих в нем. Формируется негативная этноказахская консолидация, основанная на этническом противопоставлении. Среди казахов, опрошенных в 2007г., почти половина (42,8%) воспринимает Казахстан как страну казахов и казахской культуры, в которой все неказахи должны ассимилироваться (совокупные показатели указанных категорий респондентов составляли в 2006г. - 40,1%; в 2005г. - 37,2%). Из них более трети (или каждый 6-ой опрошенный в 2007г.) разделяют установки этнического шовинизма, что в 1,7 раза больше по сравнению с 2006г и в 2 раза больше по сравнению с 2005г.

По данным за 2007г., среди казахов выступают за переименование Республики Казахстан в Казахскую Республику - 27,3%; за переименование граждан Казахстана из казахстанцев в казахов - 21,9%.

Этнически маркированные фобии

Казахстан постепенно превращается в испытательный полигон для самых разных тенденций этноказахского самоутверждения - от попыток закрепить за казахским народом государственный суверенитет до разжигания «направленных» этнических фобий и предрассудков по отношению к «чужим» этническим группам. 2007г. отчетливо показывает, что доминирующее значение приобретают негативные критерии этноказахского самоопределения. Это способствует усилению этнической напряженности и межнационального отчуждения. Негативная консолидация казахов может обернуться противостоянием с властью, если достигнет уровня страха за самосохранение в качестве государствообразующей нации.

По данным опроса за 2007г., государство уже попало в негативные ожидания большей части казахского населения. Среди опрошенных казахов 63,8% в той или иной степени испытывают фобию утраты национальных ресурсов Казахстана в результате распродажи казахстанских недр иностранцам; 51,4% в большей или меньшей степени обвиняют СМИ в целенаправленном разрушении казахских традиций; 45,2% так или иначе обвиняют руководство страны в предательстве интересов казахского народа; 40,8% полностью либо частично считают, что в Казахстане люди неказахской национальности пользуются большими правами, чем казахи.

В настоящее время на общем фоне выделяются 3 этнопроблемных региона - Атырауская, Алматинская и Южно-Казахстанская области, где среди казахского населения сильны сегрегационные настроения, что влечет за собой рост межгрупповой напряженности и как следствие - конфликты на этнической почве. В других регионах конфликтность по этническим факторам не так сильно выражена, но ее влияние на местную обстановку заметно. В частности, за последний год обострились реакции граждан неказахской национальности на нарушения их этнических прав в повседневной жизни. Среди видов нарушений выдвинулись на первый план хулиганские действия на этнической почве. Об этом сообщают каждый 5-ый опрошенный русский и представитель другой национальности, что свидетельствует о распространении в казахской среде негативных этнических стереотипов, которые проявляются по отношению к иноэтническим группам.

Практически повсеместно наблюдается снижение толерантности к переселенцам (в т.ч. внутренним), а в ряде районов страны отмечается мигрантофобия (особенно на Западе республики). Основная причина снижения толерантности - неэффективное регулирование рынков труда, ведущее к формированию негативных целевых установок и ожиданий в первую очередь среди казахского населения. Растет уровень враждебного отношения к русским, чеченцам, узбекам, туркам и т.д. Этнические предрассудки, ксенофобия, этнофобия стремительно распространяются в общественной среде. За этим стоит «комплекс обид», который не становится социально окрашенным, а принимает форму национальных обид. Определенная часть казахского населения, особенно творческая интеллигенция, воспринимает происходящие в стране перемены как компенсацию за перенесенную историческую травму, отсюда рост обвинительных настроений в адрес властей за предательство интересов казахского народа.

У национализма есть два лица, одно - государственное (или гражданское), другое - этническое. Государственный национализм направлен в сторону интеграции, обеспечения общественного единства; этнонационализм - в сторону дезинтеграции, т.к. в его основе лежит противопоставление по принципу: «мы-они», «свои-чужие». Этнонационализм нельзя отождествлять с шовинизмом и ксенофобией, но между ними существует такая тонкая грань, что трудно различить, имеет ли место естественное проявление национальных чувств или националистическая истерия.

Казахстан переживает период начавшихся, но еще не завершенных исторических перемен. В этот период почти невозможно избежать кризиса идентичности, связанного с трудностями гражданского самоопределения. И главная трудность заключается в том, что ни казахи, ни русские, ни люди другой национальности, проживающие в республике, до сих пор не могут толком понять, какое государство мы строим - государство определенной этнонациональной группы и государство для этой группы? Или нацию граждан государства, под которой понимается казахстанский народ?

Дальнейшее замалчивание этого вопроса грозит Казахстану саморазрушением, потому что образ кризиса в головах людей реален и опасен. Саморазрушение Казахстана начинается с запроса на различие, формируемое национал-патриотами. Сегодня - это проведение границ вовнутрь общества, а что будет завтра в условиях разделенного пространства? Национальную идентичность казахстанцев необходимо последовательно утверждать и не только редкими высказываниями президента.

Этнический вопрос является одним из наиболее реагирующих на политические перемены в стране и в мире в целом. Учет этого обстоятельства диктует проведение регулярного этнологического мониторинга для выработки превентивных мер и создания средствами государственной национальной политики таких условий, при которых этнические различия не станут препятствовать гражданственности, а будут служить ее органическим дополнением.

Президент АСиП, Бахытжамал Бектурганова (печатается в сокращении)

PS. Редакция AN оставляет за собой право на собственную оценку.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии