Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Несмотря на деятельность нацкомиссии, проблем у женщин не убавилось

Фото : 20 марта 2008, 10:46


В этом твердо убеждена Ризвангуль Садыкова, первая женщина-миротворец из Казахстана - участник миротворческих сил ООН в Косово, бывшей Югославии, лектор Академии государственного управления при президенте РК. Заниматься социальной проблематикой Ризвангуль Елтаевна начала после того, как накануне президентских выборов 2005 года и парламентских 2007-го поработала в общественной приемной.

Узелок развяжется

Роль и статус женщины-матери и женщины-кормилицы в нашей стране власть имущих, безусловно, волнует. Но у всякого волнения, особенно если оно искренне, должно быть продолжение, конечный результат.

Я помню, в ноябре 2005 года в мажилисе прошел «круглый стол» о положении женщин в нашей стране. Среди многих докладов мне запомнилось выступление женщины-профессора из Москвы, которая занималась исследованиями проблем казахстанских женщин до момента распада СССР и после. Она привела результаты, суть которых заключалась в том, что с обретением суверенитета у казахстанок наблюдаются достаточно высокие образовательные и профессиональные способности, но при этом они практически не представлены в органах высшего управления.

Тогда один из присутствующих задал вопрос: что же изменилось, что улучшилось в положении женщин, если и до распада Союза они были образованными, грамотными специалистами? Получается, ничего. По последним социологическим подсчетам, в Казахстане всего 20 процентов женщин занимают посты в органах представительной власти. Причем расчет этот производился по количеству высшего руководящего персонала. Давайте же пересчитаем не количество женщин-министров, которых единицы, а число женщин, занимающих должности заместителей министров, председателей, начальников департаментов и так далее. Так вот их и 5 процентов не наберется! Хотелось бы, чтобы женщины на постах сменялись чаще, потому что на протяжении последних лет перед нами одни и те же лица. Нужно дать возможность и другим проявить себя. Тем более что даже эта минимальная представленность женщин во власти не сыграла никакой роли в улучшении положения всего женского населения страны.

Несколько лет назад при президенте страны была образована Национальная комиссия по делам семьи и женщин, которая впоследствии по инициативе ее председателя Айткуль Самаковой была переименована в Нацкомиссию по делам семьи и гендерной политике. Слово «женщина» из названия единственного в республике «женского» госоргана исчезло. Возможно, это было сделано в угоду новомодным тенденциям гендерного равенства. Кроме этого органа существуют сотни аналоговых НПО, но все они, если судить по их практическим делам, реально не участвуют в улучшении положения женщин. Мы сегодня не знаем, обращаются ли, например, женщины из села в ту же национальную комиссию и как им помогают. Да и вообще, знают ли сельчанки о ее существовании, не говоря уже о том, знают ли они вообще значение слова «гендер».

Когда я работала в общественной приемной во время выборов президента в 2005 году и была доверенным лицом депутата мажилиса на выборах 2007 года, мне довелось прочувствовать несчастья других людей. В основном, это были женщины, чьи трудности и проблемы не нашли решения в кабинетах государственных чиновников. Матери, воспитывающие детей-инвалидов, годами обивали чиновничьи пороги, но все равно вынуждены были оставаться со своим горем один на один. Вот тогда мне стало совершенно понятно, что решением женских проблем в стране заниматься некому. Каждый госорган обладает определенного рода полномочиями, но хождение по инстанциям убивает в людях веру в силу исполнительной власти. Если мы хотим улучшить демографическую ситуацию и повысить статус матери, нужно перестать строить иллюзии, что трудные времена прошли и хрупкое женское тело находится под надежной защитой мужчин. В Казахстане немало матерей, которые, воспитывая детей, вынуждены рассчитывать только на свои силы: матери-одиночки, матери детей-инвалидов. И таких, к сожалению, немало, но они больше всех нуждаются в поддержке. Вывод из этого можно сделать один: женщине очень сложно без защиты государства. И выражаться она должна не в виде скромных пособий, а в виде решений кардинальных проблем: возможности иметь няню, социального работника, которые бы позволили трудиться и зарабатывать для поддержки семьи.

Единственный госорган, который в состоянии разработать концепцию помощи социально незащищенным семьям и женщинам-матерям и который отвечает реалиям времени, является совещательно-консультативным. Поэтому никаких практических действий при обращении женщин нацкомиссия принимать не может. В СССР существовал Комитет советских женщин. Помимо прозрачной деятельности, у комитета были контролирующие, административно-распорядительные и надзорные полномочия. Ни одно ведомство не могло закончить работу с конкретным обращением пустой отпиской, если на нем стояла виза комитета. А казахстанскую нацкомиссию, в принципе, и слушать-то не обязательно в силу ее статуса. Кстати, в подобной ситуации, как мне кажется, находится не только это ведомство, но и остальные консультативно-совещательные органы. Эти демократические институты очень нужны, но куда важнее не их наличие, а реальные результаты деятельности.

Женская доля

Конечно, я не стану утверждать, что положение женщин в Казахстане совсем никуда не годится. Основные права существуют - равные с мужчинами возможности доступа к образованию и рабочим местам. Да и вообще, рассуждать о равенстве мужчин и женщин в жизни невозможно, поскольку у обоих полов разное предназначение. У мужчин - содержание семьи, а у женщин - материнство. Хотя именно в женском полку впервые появились разговоры о гендерном равенстве и были связаны с зарождением феминизма. Но чтобы не путались два понятия - гендерное равенство и феминизм, а мужчины в стремлении женщин на равные права не поворачивались к ним спиной, нужно просто ликвидировать все признаки дискриминации.

Рассмотрим самый распространенный пример, с которым вынуждены сталкиваться большинство женщин, выбравших своей главной ролью в молодости именно материнство, а не профессиональный рост. Время, которое женщина проводит в декретном отпуске, а затем посвящает воспитанию ребенка, сводит к нулю ее шансы в будущем быть востребованным специалистом. Ведь технологии ведения бизнеса в производственном и непроиз-водственном секторах постоянно развиваются, поэтому даже полугодовой «простой» специалиста негативно сказывается на профпригодности в дальнейшем. Кто должен заботиться о женщине, которая дала жизнь нескольким детям и, достигнув 40-летнего рубежа, решила выйти на работу? Разумеется, государство или социально ответственный бизнес. В Европе женщины, как они сами говорят, к 35-40 годам только начинают жить, поставив детей на ноги. И общество всячески содействует в обретении специальности и получении необходимых навыков.

Мы все больше говорим о демографических проблемах, дефиците кадров, особенно рабочих специальностей. Но не надо забывать, какая огромная по территории наша страна, а ведь это и вопрос национальной безопасности. У нас пока женщины не имеют стимула к тому, чтобы родить несколько детей, поэтому молодые казахстанки часто не решаются даже на второго ребенка. Они предпочитают не рисковать карьерой и не лишать себя достатка. Создай государство условия для полноценного материнства: детские сады, дневные стационары и реабилитационные центры для детей-инвалидов, - и была бы решена проблема многих сотен неполных или неблагополучных семей.

Экономические успехи, которые переживала страна в последние годы, как мы видим, наблюдаются не во всех сферах жизнедеятельности. Достаточно зайти в любую поликлинику, а затем посетить банк или офис национальной компании, чтобы понять, насколько социальная сфера отстала от бизнеса в своем развитии. Не случайно и глава государства, и депутаты постоянно говорят о социальной ответственности бизнеса, который чаще ориентирован на одноразовую благотворительность в виде подарков, но мы уже выросли из этих «штанишек». Куда важнее заботиться о будущем тех людей, которые не могут помочь себе сами по состоянию здоровья.

Цветы жизни

С некоторых пор в составе Министерства образования и науки появился комитет по защите прав детей. Во-первых, такой орган в принципе не может находиться в структуре ведомства, деятельность которого он должен контролировать. Во-вторых, у образовательного ведомства достаточно других важных и нерешенных задач, чтобы распылять свои силы и вести работу, которой должен заниматься такой орган, как Нацкомиссия по делам семьи, тем более что дети и их проблемы не могут существовать в отрыве от семьи. Поэтому считаю целесообразным передать «детский» комитет в структуру нацкомиссии. В-третьих, необходимо вернуть прежнее название - Национальная комиссия по делам семьи и женщин, потому что это больше отвечает духу нашего общества, менталитета в том числе. И, наконец, последнее и главное - данный орган не должен оставаться консультативно-совещательным, а должен стать контролирующим с распорядительными и надзорными полномочиями, возможно, тогда мы сможем быстрее двинуться на- встречу созданию гражданского общества, подразумевающего участие в строительстве благополучия каждого человека и социально ориентированных госструктур.

Александра АЛЕХОВА, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии