Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Не путайте борьбу с коррупцией с охотой на ведьм! - лидер партии «Адилет»

Фото : 20 марта 2008, 12:13

Максут Нарикбаев: Не путайте борьбу с коррупцией с охотой на ведьм!

На вопросы газеты “Время” отвечает президент Казахстанского юридического университета, лидер партии «Адилет» Максут Нарикбаев.

- Максут Султанович, давайте поговорим о борьбе с коррупцией. Вы еще в 2004 году, перед парламентскими выборами, предложили программу “7 шагов по преодолению коррупции”. Теперь вот “Нур Отан” ведет речь уже о “10 сокрушительных ударах”. Но самой коррупции и коррупционерам от этого ни жарко ни холодно. Вам не кажется, что все это смахивает на борьбу с ветряными мельницами?

- До этого мы всем миром критиковали “Нур Отан”, что они плохо борются с коррупцией. Когда партия развернула широкомасштабную “войну” с этим злом, мы опять пытаемся предъявить претензию. Я понимаю причину вашего сарказма. При конституционно объявленной многопартийной системе общество практически живет в однопартийном государстве, где все ветви власти представляет “Нур Отан”. Вот и воспринимается все это как борьба партии с самой собой. Но, с другой стороны, хорошо, что такая задача не только поставлена, но и идет самоочищение: ведь борьба с самим собой тоже может сделать человека лучше, выше, чище... Дай бог, чтобы все это не превратилось в кампанейщину, показуху.

- В редакцию приходят копии писем, авторы которых, жалуясь на те или иные факты коррупции, пишут буквально так: “В партию “Нур Отан”, в Генеральную прокуратуру, в Министерство внутренних дел и т.д.”. То есть политическая партия воспринимается людьми как наиболее действенная “силовая структура”. Разве это нормально?

- Знаете, я бы не стал вешать всех собак на силовиков. Их задача - ловить коррупционеров и наказывать, то есть бороться с последствиями. А причины следует искать в другом месте…

- Это в каком же?

- Посмотрите, президент в каждом Послании народу говорит фактически об одном и том же - о необходимости уменьшить число ведомственных барьеров на пути предпринимателей, сократить количество проверяющих и контролирующих органов. А правительство с помощью парламента тут же проталкивает поправки, изменения и дополнения в законы, которыми число всякого рода контролеров и ревизоров только увеличивается. В итоге президент вынужден каждые три-четыре года объявлять мораторий на проверки малого и среднего бизнеса. Честно говоря, не радоваться, а плакать надо.

- А в чем вы видите панацею?

- Вопрос непростой. Один из ответов на него: нужно добиться стабильности законодательства. Бесконечные поправки, изменения, дополнения, вносимые зачастую в угоду чьим-то узкокорпоративным интересам, снижают авторитет и эффективность действия закона. Второе, необходимо принять жесткие правовые механизмы, обеспечивающие прозрачность в деятельности государственных структур каждого чиновника и адекватный общественный контроль.

- Извините, Максут Султанович, но это общие слова. Что конкретно вы предлагаете?

- Например, “Адилет” предложил помочь малому и среднему бизнесу, сократив количество проверяющих органов, которых уже сегодня наверняка больше шестидесяти; сделать максимально прозрачной деятельность налоговых органов; упростить порядок налоговой отчетности предпринимателей, получение ими разрешений и лицензий. Главное же - нужно исключить практику, когда несколько ведомств имеют свои контролирующие структуры, которые зачастую дублируют друг друга. Если так будет продолжаться, то скоро полст-

раны у нас будет следить за второй половиной и контролировать ее. При сегодняшнем положении вещей наша борьба с коррупцией рискует превратиться в охоту на ведьм и сведение личных счетов...

- Так ведь уже превращается! Возьмите недавний шумный скандал, когда отстраненный от должности председатель Актюбинского облсуда Мухтар Есжанов подал в суд на генерального прокурора Рашида Тусупбекова, а в итоге попал под колпак КНБ.

- Я отвечу вам как юрист: давать какие-то оценки, навешивать ярлыки до того, как суд вынесет решение, - неправомерно. У следователей КНБ, которые завели уголовное дело на Есжанова, у генерального прокурора, санкционировавшего его, наверняка были для этого основания. Хотя некоторые аргументы подозреваемого, на мой взгляд, требуют тщательной проверки.

- Какие, например?

- Повторюсь, я не хотел бы давать оценки до вердикта Фемиды. Давайте подождем решения суда.

- Что ж, давайте... Максут Султанович, вы были и председателем Верховного суда, и генеральным прокурором, так что можете оценить ситуацию и с той и с другой “колокольни”. Скажите, вы согласны с теми, кто утверждает: “дело Есжанова” - проявление давних противоречий между Верховным судом и Генеральной прокуратурой, вылившихся в конфликт между Кайратом МАМИ и Рашидом Тусупбековым?

- Знаете, трения между различными правовыми структурами были всегда. Хотя это недопустимо. Здесь можно вспомнить, как создавался Государственный следственный комитет - ГСК. Сама идея, одним из авторов которой был я, до сих пор представляется мне здравой. Следствие - без органов дознания, без оперативно-розыскной деятельности - надо было выделить в отдельную независимую структуру. Иначе то же МВД, поймав предполагаемого преступника, всегда будет заинтересовано поскорее раскрыть преступление, закончить следствие и отправить дело в суд. Что у нас сейчас нередко и происходит.

- Но ведь ГСК прожил недолго..

.- А знаете, почему? Ему передали кроме следственных функций и дознание, и оперативно-розыскную деятельность, не забрав их из МВД. Даже мой старый товарищ и бывший начальник Жармахан Туякбай, встав в 1995-м во главе ГСК, успел “утащить впридачу” кое-какие надзорные функции прокуратуры. То есть кроме МВД создали еще одного, более мощного монстра.

- Прокуратура сегодня не оставляет попыток вернуть себе следствие, не так ли?

- Да, это так. Нам с вами остается лишь наблюдать, что из этого получится. На мой взгляд, возврат следствия прокуратуре оправдает себя только тогда, когда функция общего надзора перейдет полностью в ведение административных судов, то есть когда прокуратура из сегодняшнего правозащитного органа превратится в обвинительную структуру. Что касается взаимоотношений Кайрата Абдразаковича с Рашидом Толеутаевичем, я не могу об этом судить. Скажу лишь, что на прошедшем 14 марта “круглом столе” представители обоих ведомств очень дружелюбно и плодотворно общались. Вообще же нам нужна не отделенная от силовых структур судебная система, а система правосудия, куда войдут все - начиная от налоговой, а точнее финансовой, полиции и кончая судами. А венчать эту пирамиду должен Верховный суд. Иначе порядка не будет. Посмотрите, в каком положении сегодня оказались наши судьи! У них отобрали все льготы, их сделали фактически зависимыми от исполнительной власти. Судья должен быть статусной фигурой, стоящей независимо от остальных ветвей власти. Кстати, как выяснилось, все льготы, которых были лишены судьи, остались у... налоговиков. И все только потому, что изменения в закон в части этих льгот готовило Министерство финансов, при котором и существует налоговый комитет.

- Возможно. Но ведь и вы должны согласиться с тем, что качество многих судебных решений не выдерживает никакой критики.

- Это во многом связано с перегруженностью судов и несоответствием этой высокой должности отдельных судей. Поэтому мы и предлагаем создать мировые суды, или суды биев, - кому как больше нравится. Они могли бы взять на себя расследование каких-то несложных дел, которые заканчивались бы примирением сторон. Мировая практика свидетельствует: во многих странах, включая соседнюю Россию, мировые суды берут на себя рассмотрение различных дел - вплоть до убийства по неосторожности.

- О чем вы говорите? У нас же сегодня любой сельский акимчик (не говоря уже о районном) - прокурор, судья и судисполнитель в одном лице. И он, извините за выражение, плевать хотел на вашего бия!

- Действительно, сегодня исполнительная власть перевешивает все остальные - особенно на местах. Но нам надо пытаться исправить эту ситуацию. Я уверен: за судами биев (или мировыми судами) - будущее. Чтобы они заработали в полную силу, нужно несколько условий. Главное - реально действующая система местного самоуправления. Наша партия приняла обращение к президенту, правительству и парламенту по вопросу формирования местного самоуправления. Мы предлагаем выборность акимов народом - от сельского до районного, без которой реальное самоуправление невозможно.

- Максут Султанович, вот вы все время говорите: наша партия обратилась по тому вопросу, по этому. А толку-то что? Ваша партия “Адилет” держится, по существу, на фигуре лидера - Максута Нарикбаева. Зачем вам это нужно? И не проще ли было в свое время влиться в тот же “Отан”, чем идти на экзотическое объединение с байменовским “Ак жолом”, завершившееся “разводом” сразу же после выборов?

- Давайте начнем с того, что первоначально ни я, ни Алихан Байменов сливаться в одну партию не планировали. Но вы же помните, в какие жесткие условия поставила нас власть, незадолго до выборов законодательно запретив партийные блоки. А ведь “Ак жол” и “Адилет” задолго до выборов создали именно предвыборный блок. Нам не дали, и тогда мы решили слиться в одну партию.

У нас (как, впрочем, и у “Ак жола”) в одиночку мало было шансов пробиться в парламент...

- Но вы же все равно туда не пробились. Больше того, никто не пробился, кроме “Нур Отана”...

- Честно говоря, я убежден: будущее Казахстана - за сильным, многопартийным парламентом. Президент, который с первых лет независимости культивировал многопартийность, наверняка это понимает. К сожалению, последние выборы не дали стране многопартийный парламент, и говорить о причинах этого можно долго...

- Так давайте поговорим! Тем более что Казахстан в свете будущего председательства в ОБСЕ обещал провести конкретные политические реформы.

- Виктор, это отдельная большая тема, и мне бы не хотелось сейчас углубляться в нее. Тем более мы уже обратились к главе государства, парламенту и правительству с конкретными предложениями о необходимости изменений и дополнений в действующее выборное законодательство.

- Но вы так и не ответили на другой вопрос. Почему “Адилет” не влился в “Нур Отан”?

- Вот это, пользуясь вашим же определением, было бы “экзотикой”. Коньком “Адилета” всегда была защита прав граждан - всех вместе и каждого в отдельности. Вступив в “Нур Отан”, у которого несколько иные главные приоритеты, мы бы потеряли возможность реализовать свою основную задачу - борьбу за законность, правопорядок и справедливость.

- Вы хотите сказать, что партия “Адилет” - оппозиция партии власти?

- Мы - оппозиция, но не в том смысле, в каком это понимается сейчас. Люди, называющие себя оппозицией, отвергают с порога все, что делается властью. Их принцип “или-или”. Мы же придерживаемся иной формулы - “и-и”. То есть мы видим промахи власти. В то же время, отдавая должное ее достижениям, предлагаем конкретные меры по выходу из той или иной проблемы. Например, я (пока) отношусь к числу сомневающихся в так называемых “институтах развития”, которые сейчас создаются в изобилии. Зачем они, когда есть правительство? Или другой момент. Мне непонятно, почему за ошибки банков и строительных компаний, явно не рассчитавших свои силы и “кинувших” дольщиков, должен расплачиваться бюджет, то есть мы с вами, налогоплательщики. А сами дольщики? Ведь большинство из них, внеся за свои будущие квартиры стопроцентную предоплату, лишились и последних сбережений, и ожидаемой недвижимости! Наша партия приняла обращение по проблемам долевого участия граждан в жилищном строительстве, в котором прямо сказано: “Прежде всего нарушена конституционная норма, гласящая: “Собственность... гарантируется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда”. Мы предложили правительству и парламенту несколько изменений в Закон “О долевом участии в жилищном строительстве”, правда, ответа на наши предложения так и не получили. Сейчас, чтобы хоть как-то помочь этим несчастным дольщикам, мы открыли при нашей партии бесплатную юридическую консультацию. Ведь порой люди даже не знают, куда идти, как отстаивать свои права. И знаете, что самое интересное: все дольщики, которые брали кредиты в банках, застрахованы. А где эти страховщики сейчас? То есть в сегодняшней ситуации с долевым строительством виноваты прежде всего банки! Ведь большинство страховых компаний созданы банками. И вряд ли какая-то страховая компания в этих условиях способна выполнить свои страховые обязательства. А в развитых странах, наоборот, - страховые компании скупают банки. Вот вам далеко не полный перечень наших конкретных предложений.

Виктор Верк, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии