Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Сенатор Г. Касымов пытался совместить закон и порядок – его не поддержали

Фото : 2 апреля 2008, 15:50

Сенатор Г. Касымов пытался совместить закон и порядок – его не поддержали

АСТАНА. 2 апреля. КАЗИНФОРМ /Муратбек Макулбеков/ – О том, что наркомания в Казахстане становится одной из важнейших проблем, требующих мобилизации всех сил для ее решения, говорится уже давно, в том числе и с самых высоких трибун.

В одном из своих выступлений Президент РК Н.А.Назарбаев отмечал: «Мы обладаем всеми возможностями практических антинаркотических мер, успех зависит от активизации всех, кто занимается этой работой».

Конечно, разработанный Министерством внутренних дел РК законопроект «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы РК и Кодекс РК об административных правонарушениях по вопросам усиления ответственности в сфере незаконного оборота наркотиков» следует рассматривать, как реализацию поручений Главы государства в этой области.

В целом, законопроект, в настоящее время возвращенный с сенатскими поправками в Мажилис, направлен на приведение законодательства Казахстана в соответствие с международными требованиями. Поправки предусматривают усиление уголовной ответственности вплоть до пожизненного лишения свободы за сбыт наркотиков в учебном заведении, несовершеннолетним, за реализацию наркотиков в особо крупных размерах организованными преступными группами, а также за хищение, вымогательство наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере.

Но здесь речь идет об одной из предложенных разработчиком поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, касающейся уничтожения конфискованных наркотиков. Предлагаемая норма гласит: «Наркотические средства, психотропные вещества в количестве, превышающем верхний предел для их отнесения к особо крупному размеру по каждому наименованию (виду), после проведения судебной экспертизы с согласия прокурора должны быть уничтожены в установленном Правительством порядке, за исключением приобщенных к делу образцов, признаваемых вещественными доказательствами».

Министр внутренних дел РК Бауржан Мухамеджанов еще год назад, во время одной из встреч с сенаторами, объяснил, зачем вводится такое положение.

«Сейчас у нас законодательство не позволяет нам уничтожать наркотики. Если мы изымаем большое количество наркотиков, то до вынесения решения судом мы должны хранить их», – сказал он. И подчеркнул, что в настоящее время МВД хранит более 25 тонн наркотиков, и это «создает соблазн для вторичного оборота наркотиков». В качестве примера Б.Мухамеджанов рассказал о том, как в Актобе в процессе хранения исчезла часть крупной партии героина, изъятого у наркокурьера из Таджикистана.

Таким образом, в МВД есть проблема с сохранностью конфискованных наркотиков, которую и должна была решить упомянутая поправка.

Казалось бы, если уже стоит вопрос о недоверии сотрудникам органов внутренних дел или, точнее, об избавлении их от соблазна, нужно пойти до конца, и предусмотреть в Уголовно-процессуальном кодексе не только возможность оперативного уничтожения конфискованных наркотиков.

Как считает, например, сенатор Гани Касымов, сам процесс уничтожения наркотиков может оказаться полностью или частично фиктивным. То есть, уйти во вторичный оборот наркотик может и непосредственно перед сжиганием, а в костер попадет что-то другое, похожее на этот наркотик по внешнему виду.

Поэтому, в ходе работы над законопроектом в Сенате Г. Касымов предложил усовершенствовать эту норму законопроекта – определить состав комиссии для уничтожения конфискованных наркотиков. По его мнению, уничтожать наркотики следует в присутствии депутатов маслихата, представителей органов внутренних дел, национальной безопасности, юстиции, финансовой полиции, организаций здравоохранения, таможенных органов и средств массовой информации. Надо отметить, что в России уже практикуется уничтожение наркотиков в присутствии представителей разных ведомств и даже журналистов.

Таким образом, сенатор предложил включить в Уголовно-процессуальный кодекс норму, исключающую последнюю возможность для попадания конфискованных наркотиков во вторичный оборот.

Но комитет по законодательству и правовым вопросам Сената не поддержал это предложение, не поддержали его коллеги Г.Касымова и на пленарном заседании 13 марта текущего года. Мотивировка была следующей: «Предлагаемая поправка по своей сути не носит уголовно-процессуальный характер. В целом, поправкой устанавливается порядок уничтожения наркотиков, который согласно законопроекту будет утверждаться Правительством РК. И в каждом конкретном случае наряду с обязательным участием определенных лиц в процессе уничтожения вещественных доказательств будет решен вопрос и об участии других представителей. Нормами статьи 223 УПК РК определен порядок осмотра и хранения вещественных доказательств, но не уничтожения. В этой связи Правительством будет определен порядок уничтожения именно наркотических средств и психотропных веществ».

В вышеприведенной грамматической конструкции содержится простая мысль: предложение сенатора Г.Касымова о порядке уничтожения наркотиков не должно вноситься в Уголовно-процессуальный кодекс, потому что нормами УПК этот порядок не определен. Иначе говоря: все будет, как раньше, только органам внутренних дел будет дано право уничтожать наркотики, не дожидаясь суда.

Получается, что, после принятия данной поправки в УПК, процесс уничтожения конфискованных наркотиков значительно ускорится и, если допустить возможность их хищения непосредственно перед уничтожением, то это может способствовать ускорению вторичного, а значит и всего незаконного оборота наркотиков.

Не подвергая сомнению искренность Министерства внутренних дел в его стремлении сократить этот самый незаконный оборот наркотиков, можно только заметить, что прецедент определения состава комиссии в Законе найти нетрудно. Например, в Законе «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Казахстан» четко расписан состав приемочных комиссий. Правда, и эти комиссии не всегда работают добросовестно. Зато, с другой стороны, никто не может сказать, что, дескать, строители сами строят и сами принимают свою работу. Тем более, что в Законе прописана и ответственность членов комиссий. Почему же нельзя установить Законом порядок уничтожения наркотиков и определить состав комиссии по их уничтожению – не загружая лишний раз Правительство? Кстати, в своем Послании народу Казахстана от 6 февраля 2008 года Глава государства прямо указал на необходимость принятия законов прямого действия.

Что касается возможности хищения конфискованных наркотиков в ходе их уничтожения, то подозрения сенатора отнюдь не беспочвенны. Можно указать на некоторые признаки существования этой проблемы, о которой МВД – пока еще, – не говорит. Например, на сайте Генеральной прокуратуры недавно появилось сообщение о том, что уничтожение вещественных доказательств в органах внутренних дел проводится с нарушениями инструкции, утвержденной сразу несколькими ведомствами. Речь шла о ЛОВД на станции Петропавловск. Интересен состав комиссии, которая должна была уничтожить наркотик и другие вещественные доказательства: начальник СО ЛОВД, начальник ОД ЛОВД, специалист бухгалтер ГФО, дознаватель ОД ЛОВД, судебный исполнитель, медицинский работник, специалист по уголовным делам и старшина отдела. Многовато в комиссии сотрудников ЛОВД – линейного отдела внутренних дел, а судебный исполнитель и специалист по уголовным делам, с житейской точки зрения – от полиции недалеко ушли. Остается медицинский работник, хотя, может быть, и он из этих же структур.

Комиссия, собранная в соответствии с поправкой сенатора Г.Касымова, безусловно, выглядела бы более представительной и, наверное, менее подозрительной.

Сам автор прогрессивной поправки настроен оптимистично, хотя его предложение и не нашло поддержки среди коллег-сенаторов.

«Мы все равно будем пересматривать все законодательство в этой сфере и, когда дойдем до этих вопросов, я внесу свое предложение снова», – говорит Г.Касымов.

Будем надеяться, что идея сенатора о включении в состав комиссии по уничтожению конфискованных наркотиков представителей разных ведомств, маслихатов и СМИ будет, все же, реализована в будущем. Употребление – без пояснений, – руководством МВД термина «вторичный оборот наркотиков», само по себе, говорит о постоянном характере правонарушений, которым данный законопроект должен поставить заслон. А также о необходимости, при законодательном обеспечении борьбы с наркобизнесом, в полной мере учитывать фактор соблазна для самих борцов – сотрудников органов внутренних дел и других структур, участвующих в этой работе.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии