Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Дать показания и остаться в живых

Фото : 11 апреля 2008, 12:46

Принятый в Казахстане более шести лет назад Закон о государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе, как показала практика, содержит много недоработок и пробелов. МВД разработало новый законопроект, разобраться в сути которого «ИзвестиямКазахстан» помогает начальник подразделения по организации защиты участников уголовного процесса Комитета криминальной полиции МВД РК Шамшадин Байкуатов.

Арсенал угроз широк

- В отличие от большинства стран СНГ, где разработаны подобные законы, в Казахстане участником программы защиты свидетелей могут стать не только люди, проходящие по громким делам - заказным убийствам, бандитизму или терроризму, но и те, кто вольно или невольно столкнулся с бытовым криминалом, - поясняет Шамшадин Насырадинович. - Иногда подельники или родственники карманника могут оказать на свидетеля или потерпевшего не меньшее психологическое или физическое влияние, чем члены крупной преступной группировки. Поэтому если для человека возникает какая-то угроза, мы обязаны обеспечить его защиту. Главная наша цель - довести уголовное дело до решения суда и наказать виновных, не ущемляя прав и интересов других людей.

Как показывает практика, противоправному воздействию со стороны криминальных структур могут подвергнуться практически все участники уголовного процесса - сотрудники правоохранительных и судебных органов, потерпевшие, свидетели, понятые, обвиняемые, члены их семей. Арсенал преступников обширен - от подкупа и откровенного шантажа до оказания психологического, физического воздействия и нанесения материального ущерба. Естественно, это отрицательно влияет на эффективность и объективность расследования, препятствует изобличению виновных. Дабы избежать этого, органы предварительного расследования выносят постановления о мерах безопасности, которые могут предприниматься в отношении всех участников уголовного процесса.

Например, в феврале прошлого года под защиту управления по борьбе с организованной преступностью была взята семья подполковника юстиции, который, будучи сотрудником одной из исправительных колоний Костанайской области, перешел дорогу криминальным авторитетам, наладившим передачу осужденным запрещенных предметов. Поняв, что договориться «по-доброму» не получиться, преступники принялись угрожать родственникам подполковника физической расправой. Его семья, в особенности несовершеннолетние дети, до сих пор находится под неусыпной охраной спецназовцев. В 2005 году полицейским пришлось взять под защиту трех судей Алматинского городского суда, задействованных в рассмотрении уголовного дела по убийству с применением взрывного устройства.

Более двух лет находились под охраной семьи двух свидетелей, давших важные показания по уголовному делу, возбужденному в отношении лидера организованной преступной группировки, действовавшей на территории Акмолинской области. Здесь же полицейские охраняли потерпевшего, ставшего жертвой организованной преступной группы «Тумгоевы». Два месяца прожили на конспиративных квартирах семьи еще двух свидетелей, проходивших по делу об убийстве учредителя ТОО «Альвин Групп», погибшего в Алматы. Уже более двух лет находятся под охраной несколько женщин, вывезенных обманом из Узбекистана в Казахстан и проданных здесь в сексуальное рабство.

 

От конспирации до пластического хирурга

Дабы обезопасить людей, во всех подразделениях органов внутренних дел имеются специальные помещения, оборудованные зеркальнотонированными стеклами и синтезаторами изменения тембра голоса. Сотрудники подразделений по борьбе с оргпреступностью и бойцы «Арлана» круглосуточно охраняют важных для следствия и суда лиц, а также их жилища и иное имущество. Чтобы исключить утечку информации об анкетных данных граждан, оказавших содействие в раскрытии преступлений, обеспечивается конфиденциальность данных сведений. Некоторым выдают газовое оружие или электрошокер, средства индивидуальной защиты (например, бронежилет), обеспечивают средствами экстренной связи. Подзащитного могут временно поселить на охраняемой конспиративной квартире, оказать помощь в трудоустройстве, а в особых случаях человеку могут даже изменить внешность благодаря хирургической операции или перевести на новое место жительства в другой город. При этом, конечно, учитываются его пожелания - принудить полицейские никого не могут, а потому стараются подобрать наиболее подходящий вариант.

Конечно, все это требует немалых финансовых затрат, не говоря уже о людских ресурсах. Хотя конкретных цифр полицейские не называют, нам удалось выяснить, что в 2001 году на эти нужды из бюджета было выделено более 6 миллионов тенге, а сейчас эта сумма составляет 30-40 миллионов тенге в год.

Число людей, нуждающихся в защите, растет из года в год. Если в 2004 году различные меры безопасности применялись к участникам уголовного процесса в 275 случаях, то в 2005 году - уже в 362, в 2006 году - в 370, а в 2007 году - в 447 случаях. И это при том, что люди становятся участниками программы крайне неохотно и пользуются защитой полицейских лишь в крайних случаях.

- Несмотря на все наши старания, страх перед преступниками у казахстанцев по-прежнему силен, - сетует Шамшадин Насырадинович. - Нередко мы сталкиваемся с ложью и отказом от дачи свидетельских показаний. Иногда граждане проявляют пассивность даже в случае преступных посягательств на них самих, не заявляя об этом в правоохранительные органы, тем самым порождая латентные преступления, безнаказанность. Их не пугает даже статья в Уголовном кодексе, предусматривающая наказания за отказ от дачи показаний и лжесвидетельство. А меры воздействия на преступников, оказывающих давление на человека, согласившегося сотрудничать со следствием, достаточно серьезные. Даже если это словесная угроза (не говоря уже о более серьезных методах давления, за которые автоматически наступает уголовная ответственность), то на первый раз подозреваемого официально предупреждают, на второй - подвергают административному аресту, а на третий - возбуждают уголовное дело со всеми вытекающими последствиями.

К примеру, в ходе расследования уголовных дел по обвинению лидеров и членов организованных преступных групп «АдамбаевНуралин», «Абдуали», «Горцы» на свидетелей, потерпевших и судей оказывалось серьезное давление. Поэтому кроме предоставления личной и имущественной охраны последним официально предостерегались люди, от которых исходили угрозы. Некоторые подозреваемые были взяты под арест, что исключало возможность применения в отношении участников уголовного процесса насилия и других преступных действий. Принятые меры способствовали сначала доведению уголовного дела до суда, а потом и осуждению преступников на длительные сроки лишения свободы.

 

Если охранять, так на совесть

Казалось бы, все предусмотрено, и участникам уголовного процесса опасаться нечего. Однако, как оказалось, учтено далеко не все. К примеру, согласно действующему закону, человек может быть обеспечен защитой лишь после официального возбуждения уголовного дела. Однако многие свидетели и потерпевшие, боясь нападок со стороны преступников, вообще не обращаются в полицию. А если нет заявления и уголовное дело не возбуждено, то и преступление остается безнаказанным.

Другой аспект. Человек, сотрудничающий со следствием, может пользоваться охраной только до момента вынесения судебного приговора преступнику. А что мешает его подельникам или самому осужденному, выйдя на свободу, свести счеты с тем, кто помог упрятать его за решетку?

- Конечно, это неправильно, - считает Шамшадин Байкуатов.- Именно поэтому мы сейчас корректируем закон «О госзащите лиц, участвующих в уголовном процессе», а также УПК, УК и Закон об оперативно-розыскной деятельности. Наш законопроект согласован со всеми министерствами, администрацией президента и находится на рассмотрении в мажилисе парламента. В первую очередь мы внесли поправку о защите до возбуждения уголовного дела. То есть теперь, если поступила оперативная информация о совершенном преступлении, мы уже обязаны защищать человека, а не ждать, пока будет возбуждено уголовное дело. Мы также хотим в случаях необходимости продолжать защиту после вынесения приговора судом. Охрана будет до того момента, пока угроза полностью не отпадет. Оперативные подразделения для того и существуют, чтобы определить степень опасности, и у нас для этого есть свои методы.

Кроме того, согласно поправкам, под защиту попадают и люди, содержащиеся в местах лишения свободы, а также военнослужащие. По мнению Байкуатова, это должно существенно повлиять на раскрываемость преступлений и доведения уголовных дел до суда. Но при этом нужно еще и четко определить обязанности различных силовых ведомств, чтобы каждое из них занималось защитой именно там, где ему положено, и не перекладывало свою работу на других.

- Например, мы выявили преступную группу, но не можем задержать одного из лидеров - нет полноты доказательств, - поясняет Шамшадин Байкуатов. - Один из членов этой ОПГ готов дать показания. Естественно, за чистосердечное признание и помощь следствию его наказание смягчается. Но от уголовной ответственности он полностью не освобождается и все равно должен будет отбыть наказание. Однако где гарантия того, что остальные члены ОПГ не станут ему мстить в ИВС или когда он попадет в колонию? Конечно, можно разместить всех их в разных тюрьмах, но у заключенных связь налажена, и они все равно его найдут. Поэтому его защиту должен обеспечить Минюст, в ведении которого находятся спецучреждения и программы защиты лиц, содержащихся в местах лишения свободы. К примеру, заключенного могут направить в специальный отряд, члены которого зарекомендовали себя с лучшей стороны и не соприкасаются с другими обитателями «зоны», так как их специально изолируют от осужденных, которые ведут «воровской» образ жизни. В следственном изоляторе такому человеку могут быть обеспечены отдельная камера или перевод в хозобслугу, то есть будет раздавать пищу, работать во дворе и избегать контактов с другими заключенными. Если говорить о защите военнослужащих, то эти функции мы хотим возложить на Военноследственное управление Министерства обороны. К примеру, в одной из воинских частей совершено убийство или большое хищение. В ходе расследования выявляется преступная группировка из офицеров этой части. Один из них хочет дать показания на остальных. Чтобы обезопасить его, нужно оградить офицера от давления сослуживцев, и лучше всего это сделают сами военные. А МВД в случае необходимости будет оказывать им необходимую помощь. В общем, при расследовании уголовного дела нужно прежде всего определить, какому ведомству оно ближе, и задействовать для защиты именно его сотрудников. Хотя в идеале неплохо было бы создать отдельную службу, занимающуюся только защитой участников уголовного процесса, по примеру тех же «маршалов» в США.

 

Из 38-летнего международного опыта

Первым в мире законодательным актом, обеспечивающим безопасность участников уголовного процесса, можно считать закон «О контроле за организованной преступностью», принятый в США в 1970 году. Этот документ предоставил министру юстиции США право распоряжаться средствами для обеспечения защиты свидетелей, которые отныне концентрировались в его ведомстве. Год спустя в соответствии с законом была разработана и принята специальная программа защиты свидетелей, выполнение которой возложили на службу маршалов (фактически - судебных приставов).

В 80-х годах многие зарубежные страны столкнулись с развитием новых форм и видов преступности, особенно организованной. В этих условиях особую актуальность приобрела проблема защиты от физического и психологического насилия участников уголовно-го процесса. На решение этой задачи были нацелены два международных документа: ре-золюция Совета Европы от 23 ноября 1995 года о защите свидетелей по делам, связанным с международной организованной преступностью, и резолюция Совета Европы от 20 ноября 1996 года, в которой рассматривается перемещение свидетелей и членов их семей из одного государства в другое.

В духе этих документов во многих развитых странах мирового сообщества (США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Испании, Голландии, Австралии, Швеции и других) приняты специальные законы о защите прав потерпевших и созданы национальные службы и фонды помощи жертвам преступлений. Кроме того, во многих странах мира наряду с государственной системой защиты участников уголовного процесса функционирует широкая сеть негосударственных организаций, служб, обществ и фондов оказания поддержки жертвам преступлений и лицам, содействующим правосудию в решении его задач.

Владимир Демидов

11 апр 2008


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии