Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

На пыльных тропинках далеких планет...

Фото : 14 апреля 2008, 11:11

Шагнув из люка станции в открытый космос, он невольно воскликнул: «О Казахстан, Балхаш!». Наша жемчужина застыла слезой на выпуклой поверхности земного шара. «Смотри-ка, родину узнал, значит, все в норме», — поставили «диагноз» в Центре управления полетами. Халык Ка?арманы и Герой России Талгат МУСАБАЕВ, попробовавший космос и «на ощупь», и «на запах», если эти слова применимы к безвоздушному пространству, сегодня возглавляет Национальное космическое агентство РК.

— Талгат Амангельдиевич, возглавляемое вами ведомство существует год с небольшим. Что послужило причиной его создания?

— Мне понятна природа вашего вопроса. Конечно, в Казахстане и прежде существовали организации, призванные развивать космическую отрасль. Но тот же Аэрокосмический комитет неоднократно кочевал из одного министерства в другое. Да и специалистов с базовым образованием в нем катастрофически не хватало.

Поэтому Президент страны принял единственно правильное решение — создать Национальное космическое агентство, которое объединит все структуры, занимающиеся космической деятельностью.

— А каков он, космический потенциал нашей страны?

— Основной узел космической деятельности в нашей стране — космодром Байконур. Это грандиозный комплекс, в который вложены сотни миллиардов долларов. Необходимо помнить, что космодром является собственностью Казахстана. Тем более парадоксально, что он до сих пор не стоит на балансе ни одной отечественной организации. Мы не знаем даже приблизительную стоимость его объектов. Потому предпринятая нами инвентаризация призвана ответить на вопрос: что представляет собой наш космодром, какие возможности он нам может предоставить, как мы будем развиваться?

Еще одно направление в космической деятельности, которым мы можем гордиться, — научный потенциал наших научно-исследовательских институтов. Он сохранен благодаря академику Омирзаку Султангазину. К сожалению, аксакала, математика с мировым именем уже нет среди нас, но он основал нашу национальную космическую науку, вырастил учеников и направил их на научную стезю. Трудами отечественных ученых в стране функционируют Институт космических исследований, Национальная академия питания, Институт физиологии, Институт молекулярной биологии и биохимии имени Айтхожина.

То, что Тохтар Аубакиров и Талгат Мусабаев были в космосе, — положительный шаг, но лишь эпизодический момент в развитии космонавтики. Если бы не было отечественной науки, то и казахстанским космонавтам нечего было бы делать на борту космических кораблей и станций. Они создали очень хорошие научные программы при небольших денежных затратах. Я, как человек, который выполнял три самые большие космические программы в рамках длительных полетов, могу сказать, что ученые из США, Франции, Германии, Японии удивлялись, как казахстанцы «малой кровью» представили научные программы, в которые они вкладывают сотни миллионов долларов. При сопоставимых результатах. Это говорит о том, что научный потенциал наших институтов высок.

— Чем оказался плох проект «Ишим»?

— Это технически красивый проект, но он потребовал бы огромных денежных затрат. Такой авиационно-ракетный космический комплекс осуществим только крупнейшими странами, причем отдачи от него ждать не пришлось бы. Если помните, во времена СССР денег не считали и могли позволять себе такие эксперименты.

А нам эксперименты не нужны, надо развивать прикладные возможности космической деятельности в применении к народному хозяйству. Чтобы те возможности, которые сулит освоение космического пространства, нашли применение в системе обороны и безопасности, сельском хозяйстве, использовались министерствами чрезвычайных ситуаций, энергетики и минеральных ресурсов. Вот куда стоит направить национальные космические проекты. Девиз прежних времен «Космос ради космоса» сегодня неприемлем.

— Однако и в нашей стране находятся противники развития собственной космонавтики?

— Я в космонавтике с 1990 года и уверен, что не понимать значения космической отрасли в наши дни — верх невежества. Развитие космонавтики даст мультипликативный эффект развития всех отраслей экономики. Ведь лучшие умы человечества в покорение космического пространства вкладывают самые передовые идеи, а потом они, когда апробируются, внедряются в народном хозяйстве.

Приведу простой пример, памперсы мы воспринимаем как новинку, пришедшую к нам с Запада. На самом деле это факт советской космонавтики сорокалетней давности.

— Но ведь запуск отечественных спутников дистанционного зондирования Земли не сулит нам баснословных прибылей?

— Конечно, окупаемость в основном достигается за счет эксплуатации спутников телекоммуникационного назначения, как наш KazSat например. Но начнем с того, что мы сегодня на покупку снимков земной поверхности тратим огромные средства. Причем страны, владеющие спутниками ДЗЗ, продают не все, что нам необходимо. В конце концов, это можно превратить и в какой-то бизнес. Найдутся страны, которые будут заказывать нам снимки земной поверхности. Уже сегодня, когда мы еще не запустили спутники ДЗЗ, есть изъявившие желание покупать у нас будущую продукцию.

Но я должен сразу сказать, что спутник ДЗЗ сам себя не окупит. Даже в самых высокоразвитых странах система ДЗЗ редко оправдывает затраты и при использовании самых лучших образцов. Да это и не главное, потому что она, прежде всего, создается для нужд системы национальной безопасности, оборонного ведомства, сельского хозяйства, применяется при разведке минеральных ресурсов и для исключения ЧС.

В марте мы объявили тендер на создание космической системы ДЗЗ. И уже 13 мировых компаний выразили желание принять в нем участие.

— Когда мы услышим о полете наших казахстанских космонавтов Мухтара Аймаханова и Айдына Аимбетова?

— Это большая победа, что наши ребята обучаются в Центре подготовки космонавтов. Но в мировой космонавтике сегодня большая конкуренция. В проект международной космической станции входит несколько стран, и состав экипажей для нее определяют их представители. К сожалению, Казахстан не входит в круг стран, которые участвуют в проекте МКС.

Когда я совершал свой второй полет в 1998 году, в отряд пришло новое поколение российских космонавтов. Тогда отобрали больше десятка человек, но до сего дня ни один из них в космос не летал. Первым из них стал Сергей Волков, который возглавил экипаж, стартовавший с Байконура восьмого апреля. С его отцом — летчиком-космонавтом Александром Волковым я когда-то работал в одной космической программе. Этого полета Сергею Волкову пришлось ждать десять лет, работая в Центре подготовки космонавтов.

Конечно, нельзя оставлять надежду на полет казахстанских космонавтов. Но вопрос этот будет решаться на самом высоком уровне.

— Вы, наверное, согласитесь, что космическая тема в казахстанских СМИ — редкий гость. Отчасти это связано с тем, что представителям отечественной журналистики практически невозможно попасть на наш космодром Байконур.

— В таком положении с началом работы нашего агентства наступил перелом, все меняется в лучшую сторону. В ближайшее время мы должны подписать соглашение на уровне правительств по использованию космоса в мирных целях и исследованию космического пространства. Кроме того, подпишем Межправительственное соглашение по участию Казахстана в создании глобальной навигационной системы (ГЛОНАС). И немаловажно для нас скорое подписание Межправительственного соглашения о порядке посещения космодрома.

Пора прекратить практику, когда наши граждане, работающие в космической отрасли, не допускаются на космодром. После того как соглашение будет подписано, наше агентство будет определять, кто и когда должен ехать на комплекс Байконур и на каком объекте работать. Прежде надо было запрашивать разрешение у российской стороны за 45 дней.

— В этой связи возникает вопрос о кадрах. О трудностях на этом пути вам известно лучше других из личного опыта.

— По-хорошему, нам нужно открывать свой аэрокосмический факультет, а в дальнейшем и отдельный вуз. У нас серьезный кадровый голод. Работают специалисты, получившие знания в советское время. Есть те, кто закончил аэрокосмические факультеты в других странах, например в Высшем государственном техническом университете имени Баумана. Но приток молодых специалистов очень мал, к сожалению.

Я мог бы попасть в отряд космонавтов раньше, уже в 1986 году полностью прошел медицинское освидетельствование. Обучаясь в Ульяновском центре подготовки летного, инженерного и диспетчерского состава работников гражданской авиации стран СЭВ, одновременно проходил медкомиссию. Все делалось в режиме строгой секретности, ни жена, ни родители ничего не знали. Но потом произошли декабрьские события, и пятая графа в моей «красной книжице» закрыла мне путь к давней мечте.

Сегодняшняя молодежь таких преград не знает. Сорок семь лет назад Юрий Гагарин полетел в космос, и в этот праздничный день я хочу пожелать молодым соотечественникам — дерзайте, вас ждут «пыльные тропинки далеких планет!».

Дулат МОЛДАБАЕВ


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии