Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

За последние 7-8 лет мебельный рынок Казахстана ежегодно рос в среднем на 50% - президент Ассоциации мебельной промышленности РК

Фото : 21 апреля 2008, 11:30

Вместо возведения барьеров перед отечественными производителями мебели властям следовало бы поставить заслон на пути контрабандного импорта готовой продукции. Таким мнением поделился с «&» президент Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности РК Михаил Глухов.

- Михаил Николаевич, что представляет собой сегодня казахстанская мебельная промышленность, какова ее роль в экономике, экспортный потенциал?

- Производство мебели не играет большой роли в совокупном ВВП нашей промышленности. Официальной статистики в стране нет, но, скорее всего, речь идет менее чем об 1%. При этом в данной отрасли, как в зеркале, отражены все проблемы, которые переживает сегодня государство. Хотя вклад отрасли в ВВП и невелик, отрасль является достаточно важной, потому что именно в ней Казахстан способен выпускать достойную продукцию и конкурировать с другими странами, которые сегодня практически владеют нашим рынком. Именно в мебельном секторе можно добиться тех целей индустриализации и диверсификации экономики, которые сегодня ставит перед собой государство. Если помните, несколько лет назад ЦМАИ обследовал свыше 100 отраслей национальной экономики на предмет потенциальной конкурентоспособности. В результате было выбрано около 20 самых перспективных секторов, и в этот список вошла мебельная промышленность.

За последние 7-8 лет мебельный рынок Казахстана ежегодно рос в среднем на 50%. По нашим данным, в 2007 году его объем составил порядка $1 млрд., однако доля местных производителей незначительна - около 27%. Причем каждый год примерно 1% рынка мы теряем. Виной тому слабая производительность труда. Сегодня нашим мебельщикам нечем похвастать ни в плане качества продукции, ни в плане ассортимента, ни в плане применяемых технологий. К сожалению, Россия, Беларусь, Азербайджан, Польша, Китай и другие страны оказались более развиты, поэтому их мебель занимает свыше 70% нашего рынка. Если во всем мире соотношение собственного производства и импорта - 70% на 30% в пользу местного производителя, то у нас все наоборот.

Когда экономика Казахстана только формировалась, мы без труда создали самые простые мебельные производства. Однако сейчас наши мебельщики вышли на свои максимальные возможности. Чтобы развиваться дальше, необходимо работать: закупать технологии, развивать выпуск полуфабрикатов, организовывать массовое производство высококачественной мебели. В этом плане мы пока находимся не в самом лучшем положении. Существует масса технологий и направлений, которых мы не освоили, и главная помеха здесь - это все-таки недоступность производственной инфраструктуры. Сегодня предприятия работают на производственных базах, которые либо находятся в аренде, либо имеют недостаточный размер, чтобы расширять производство. Практически все мебельщики понимают, что производство надо выносить за город. А вот куда выносить, как выносить, как создавать инфраструктуру - все эти вопросы сопряжены с огромным количеством трудностей.

Исторически сложилось так, что более 50% производителей мебели сосредоточено в южном регионе Казахстана. Поэтому именно здесь необходимо создавать площадки для мебельщиков - индустриальные зоны. Успело даже выйти постановление правительства о создании в 2007-2009 годах индустриальной зоны «Алматы-Жихаз» с участием государства. Однако затем появился новый игрок - СПК, что вызвало недовольство у предпринимателей. Непонятно, на каких условиях СПК будет работать, какую роль будет играть, возникает слишком много вопросов и рисков. Кроме того, из-за отсутствия закона об индустриальных зонах никто толком не знает, каким образом должны выделяться деньги на инфраструктуру, как они должны осваиваться, как должны решаться земельные вопросы. Риски на сегодня слишком высоки, и если не будет четкой законодательной базы, бизнес в эти зоны просто не пойдет.

- Какие еще проблемы существуют в отрасли?

- Проблем очень много, и они аналогичны тем, с которыми сталкиваются предприятия в других отраслях. Одна из наиболее важных проблем - защита наших мебельщиков при вступлении в ВТО. Проведя большой блок работы, мы добились того, что при вступлении в ВТО мебельщикам Казахстана будет предоставлен 5-летний переходный период, в течение которого таможенные пошлины на импортируемую готовую мебель будут не ниже 15%.

Правительство должно скоординировать свою работу в таможенной политике. Несмотря на значительное снижение импортных пошлин на определенное сырье и комплектующие для производства мебели, к сожалению, остались еще незакрытые позиции. На отдельные виды сырья пошлина по-прежнему равна 15%, при этом те же 15% платятся при ввозе готовой мебели. Но ведь затраты на производство складываются из затрат на кадры, технологии, производственную базу и т.д., тогда как торговля - это всего лишь ввоз готовой продукции, и для получения прибыли торговцу достаточно снять помещение и продать товар. Поэтому торговля сейчас - самый легкий вариант заработать. Тем более что отношение Налогового кодекса к производителям и продавцам одинаковое. Продукцию, выпускаемую крупным предприятием, можно реализовать только в рамках ТОО по обычной схеме налогообложения, в то время как субъекты торговли работают и по упрощенной схеме. Тем самым торговцы уменьшают налоговую нагрузку на свои предприятия и находятся в более конкурентоспособном налоговом режиме. Конкурировать с торговцами при таких условиях отечественный производитель просто не в состоянии. Это элементарно, но долгие годы мы не можем добиться решения, чтобы ввозимые сырье и комплектующие, в отличие от готовой мебели, не облагались налоговыми пошлинами.

Еще одна проблема - «серый» импорт. Проведенный анализ показал, что мебель завозится в страну по сильно заниженной стоимости. Тем самым импортеры минимизируют отчисления по НДС и таможенной пошлине. Так, тонна мебели, которая завозилась к нам из Азербайджана, стоила дешевле, чем тонна сырья, необходимого для ее производства. В 2007 году в Казахстан завезено 19,6 тыс. тонн мебели по цене ниже $500 за тонну. По нашим расчетам, государство потеряло на этом около $5 млн. таможенных платежей. При этом создаются нечестные условия для конкуренции. Наглядный пример «серого» импорта - Польша. В 2006 году, по нашим данным, она завезла в Казахстан мебели на $7 млн., а в 2007-м этот объем снизился до $5,9 млн. Зато импорт из Украины с $2,5 млн. в 2006 году в следующем году вдруг вырос почти втрое - до $7 млн. Все очень просто - на польскую мебель клеятся бирки украинского производства, и при ее ввозе в Казахстан производители вообще не платят таможенную пошлину. Это открытая контрабанда. Государство должно сделать рынок честным, чтобы условия были равными для всех.

- Что государству следует незамедлительно предпринять для развития мебельной отрасли?

- Главные задачи государства - диверсификация экономики и индустриализация страны. Вся политика власти должна строиться исходя из этих задач. Приоритет во всех вопросах должен отдаваться развитию. Сегодня, к сожалению, мы этого не наблюдаем. Говоря о той модели взаимодействия государства и частного бизнеса, которая сегодня существует в Казахстане, нельзя не остановиться на одном очень важном моменте. Например, в Мининдустрии четыре человека отвечают за всю обрабатывающую промышленность. Разве могут они знать все? У государства должны быть партнеры в частном бизнесе для взаимодействия в самых разных секторах экономики. На мой взгляд, такими партнерами должны выступать отраслевые общественные объединения. И очень важно, чтобы взаимодействие велось на постоянной основе, а не от случая к случаю.

- Какие барьеры - законодательные, налоговые, прочие - больше всего препятствуют развитию мебельной промышленности в Казахстане?

- Сейчас разрабатывается новый налоговый кодекс, однако и в этот документ могут вкрасться ошибки, которые только ухудшат положение производителей. Мы с интересом выслушиваем предложение о снижении корпоративного подоходного налога до 10% - это позволит предприятиям все больше выходить из тени и свободнее работать. Но в то же время предполагается внести корректировки в такую позицию, как НДС на ввозимое оборудование. Такая политика властей выглядит по меньшей мере странно. Государство планирует развивать страну, вкладывать большие средства в развитие малых производств и при этом хочет взимать плату за ввозимое оборудование, которая сейчас не взимается. При чем здесь вообще оборудование и НДС, если мы это оборудование не продаем?! Государство говорит о необходимости развития и тут же собирается соорудить еще один барьер. Что за экономику мы в таком случае создали?

Также настораживают планируемые изменения закона о недвижимости, согласно которым вместо налога на имущество и налога на землю будет введен так называемый налог на недвижимость, ставка которого будет зависеть от рыночной стоимости недвижимости. Если он будет распространяться и на производственные предприятия, то окажется просто непосильным.

Сейчас разрабатывается новый закон о конкуренции. Мы предлагаем включить в реестр монополистов крупные торговые центры, работающие на условиях аренды, выставочные комплексы, склады временного хранения, а также таможенный комитет, который сегодня за одну таможенную декларацию снимает 50 евро. Кто, спрашивается, устанавливает эту ставку? В Казахстане есть официальный МРП, есть своя валюта. Почему получается так, что мы работаем в зоне тенге, а таможня - в зоне евро? Парламент и антимонопольное агентство должны наконец-то обратить на это внимание, поскольку все это является преградой для развития МСБ и отечественного производства.

- Повлиял ли недавний кризис в экономике на развитие отрасли?

- Безусловно. Бизнес испытывает значительные трудности в связи со сложившейся ситуацией в банковском секторе и строительной отрасли. Мебельные предприятия, как и все прочие, оборотные средства берут в банках. Понятно, что за столько лет люди уже «подсели» на эти кредиты, и когда кредитные ставки поднялись с 12-13% до 22-25%, это никак не улучшило наших конкурентных преимуществ. Кризис в строительной отрасли, коррекция в банковской сфере, рост инфляции - все это отразилось на покупательской способности населения, продажи упали. Поэтому мы с большим опасением строим прогнозы на ближайший квартал. Сегодня мы говорим: хотя нам и тяжело, мы еще живем. Но что будет во втором квартале - неизвестно. Пока мы не видим каких-либо обнадеживающих признаков улучшения ситуации. Хотя кризис, который разразился в экономике, быть может, наконец-то заставит правительство и банки развернуть свою деятельность в сторону реального сектора экономики, а не в сторону спекулятивных операций с недвижимостью и т.п.

- Осуществляется ли какая-либо поддержка бизнеса со стороны государства? Если да, насколько она эффективна?

- Кое-что, конечно, делается. Например, выделено 48 млрд. тенге на поддержку МСБ через фонд «Даму». Хорошая схема, нормальные идеи. Но, к сожалению, оказалась, что схема эта далеко не прозрачна. Предприниматели не знали, в какие банки поступили деньги и где можно получить кредит. Банкиры же, получив эти деньги, начали свои игры: повышалась процентная ставка по кредиту, менеджеры банков продавали эти кредиты за взятки. В конечном итоге деньги дошли до нас намного дороже. Когда «Даму» отчитывался перед правительством, было заявлено, что 9% выделенных средств ушло на промышленность, а остальные - на финансирование сферы услуг, торговлю и другие виды деятельности. Но если мы говорим о приоритете промышленного производства, почему нельзя было дать получателям этих 9% льготные условия? Не пожадничать сегодня, а завтра получить во много раз больше? Мы всегда наступаем на одни и те же грабли. Отсутствие прозрачности в госзакупках, в финансовой сфере приводят к сегодняшним проблемам в экономике.

- Возможно ли в ближайшем будущем осуществить выход казахстанской мебельной продукции на экспорт?

- Я думаю, да. Экспорт пойдет естественным образом, когда мы создадим свою нишу производства и освободим, хотя бы частично, свой внутренний рынок от импортеров. Тем более что сейчас появился перспективный вариант снабжения отрасли сырьем. Есть проект решения проблемы сточных вод Алматы - из Сорбулака их можно направить на поливку плантаций, где будет выращиваться быстрорастущий сорт деревьев. Это позволило бы нам создать свои сырьевые базы и строить заводы по обработке древесины. В европейских странах - Италии, Франции - такая практика уже применяется, и им нет необходимости рубить свои леса.

Оксана Щербакова


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии