Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Светлана Савченко: Если госорганы не работают, то мы им по башке даем

Фото : 26 апреля 2008, 13:39

Светлана Савченко: Если госорганы не работают, то мы им по башке даем

Екатерина Беляева, Взгляд, 25.04.2008

Сегодня регулирование тарифов важнее качества сервиса в ресторане

Бывшие «наши», проживающие теперь за границей, называют все, что связано со сферой услуг и качеством жизни в СНГ, «совком». Прошло ни много ни мало 17 лет, а ситуация с качеством сервиса в стране практически не меняется. По-прежнему можно «нарваться на любезности» со стороны продавца или официанта, причем ведут эти товарищи себя так, будто и не слышали никогда выражения «Клиент всегда прав». Откуда растут ноги этой проблемы, существует ли система контроля со стороны государства и какие меры необходимо предпринимать сегодня - об этом мы поговорили с председателем Национальной лиги потребителей Казахстана Светланой Савченко.

Народу надо меняться

- Чем занимается лига потребителей?

- Лига уже 14 лет формирует цивилизованное отношение на рынке товаров и услуг и активизирует граждан для решения социально значимых проблем. Может, это и пафос, но мы осознанно делаем выбор в пользу потребителей и добросовестных предпринимателей. В лиге больше 50 000 членов, это все - граждан¬ское общество. Под цивилизованными отношениями я понимаю и организацию обратной связи.

Если человек голоден и он не эстет, то ему лучше поесть в любой чистой столовой. А если он эстет, в любую столовую он не пойдет. Это понимание, за что люди готовы платить деньги, для предпринимателя очень важно.

- Если я простой потребитель, обратилась в лигу, например, с жалобой на некачественный товар. Что делаете вы?

- Если очень много жалоб на какой-либо продукт, во избежание конфликта мы проверяем всю линейку товаров. Сначала дегустация, затем анализ на соответствие надписям на упаковке и содержанию продукта. Потом перепроверяем победителей и своих партнеров, насколько они чисты, и на этом основании присваиваем знак качества «Безупречно». Потребителю мы советуем, что потреблять, а хорошего производителя продвигаем на рынке.

Одно время было много жалоб на неприятный запах сгущенного молока. Провели экспертизу - выиграла сгущенка компании «Маслодел». Кстати, для производителя это было полной неожиданностью. Для организации принципа прозрачности исследований мы приглашаем представителей компании, дегустаторов, СМИ и членов организации. Мы кодируем продукцию, и никто не знает, что за марку он пробует. После дегустации все раскодируем, нам все равно, кто победит, нам важно выявить лучших. Это еще один стимул для предпринимателей относиться к бизнесу серьезнее.

- А если проблема в некачественном обслуживании?

- Вы нам звоните, мы заносим претензию в свою базу, потом пишем в госорганы, проверяем, приняли ли они меры. Если нет - по башке дадим! Мы выдаем им зарплату, чтобы они работали.

- Можно ли сказать, что вы учите людей отстаивать свои права?

- Очень важно не отстаивать свои права, а делать правильный выбор. Это тоже гражданская позиция. Можно через нашу лигу потребителей в государственные органы писать жалобы, но это будет маленькая точка - предприниматель заплатит штраф, развернется и забудет о вас. А надо менять то, что нас не устраивает. Если нет определенного товара вашей любимой марки - принципиально не покупать тот, что хуже. И тогда предприниматель задумается. Помню, приходила женщина, у которой шиншилловую шубу за 35 000 евро испортили в химчистке. И она мне говорит: «Все, это предел! Это третья вещь, которую они мне портят!» Оказывается, просто ближе к ее дому была именно эта химчистка. Но когда она посчитала, оказалось, по дороге на работу она проезжает восемь химчисток.

Законные проблемы

- Как обстоят дела с законом сейчас?

- Поправки в Закон «О потребителях» вносились четыре года назад. Там 23 статьи, прописано все, на что мы имеем право. У нас была серьезная проблема с применением этого закона: судьи ссылались на Гражданский кодекс, где предусмотрено равенство сторон. А у нас не может быть равенства, так как ограничен бюджет, мы не можем быть специалистами во всех сферах. Вот мы покупаем что-то и не знаем, что там внутри. И не должны в этом разбираться, ведь гарантировать это качество должны предприниматели, они за это имеют деньги. Поэтому в законе описаны все наши права - там 8 основных пунктов.

Закон 1991 года устарел, отношения на рынке изменились. А мы же говорим, что нам этот закон нужен, чтобы регулировать именно эти отношения. Например, по закону у нас предусмотрен досудебный порядок урегулирования споров, при этом ни¬где не прописано, что это такое. И получается, что, если это не прописано, значит, это претензионный порядок. И мы «зависли». Хотя, если в суде мы доказываем, что предприниматель был не прав, он обязан выплатить сумму иска за то, что отказался решить вопрос в досудебном порядке.

- Поднимался ли вопрос о разработке нового закона? Ведь, по словам чиновников, мы на пороге ВТО, и без адекватного закона нам придется совсем несладко.

- В январе текущего года наш президент сказал, что в этом году будет разработан закон о защите прав потребителей. Вообще разработка планировалась на конец 2010 года, но решение изменили. Это еще и благодаря тому, что в общественной палате при мажилисе я тоже поднимала данный вопрос. А вообще я наблюдаю все больше проблем, связанных с незнанием.

- Вы имеете в виду квалифицированность кадров?

- Приведу пример. При формировании бюджета медиков не спросили, какое оборудование им необходимо, закупили на свое усмотрение. А то, что было нужно действительно, не предусмотрели. И сейчас оборудование, которое стоит миллионы, просто стоит. Важно не только получить какие-то деньги, но и потратить их с умом. Это не единичный случай.

- Выход?..

- Нам необходимо вводить потребительское образование, для того чтобы понять: наше право заканчивается возле кончика носа другого человека. Когда человек знает эти границы, он свободно общается, действует.

О контроле и видеокамерах

- В стране многочисленные органы проверяют предприятия на соответствие пожарной, санэпидемиологической безопасности и прочее. А есть ли госструктура, контролирующая качество предоставляемых услуг?

- Ничего не поможет, пока не будет общественного контроля. В медицине есть специальный госорган, который отвечает за стандарты качества медицинского обслуживания. Есть специальные стандарты для салонов красоты и других видов предпринимательства. Это своеобразное описание услуг. Есть Госстандарт, Комитет по техническому регулированию. Они имеют право по стандартам проверять и услуги, и товары. Есть целевые структуры.

- И как они, на ваш взгляд, справляются?

- А вот хоть сколько у нас будет госорганов, пока не будет общественного контроля, понимания, что мы своими деньгами способствуем либо улучшению качества жизни, либо ухудшению, ничего не изменится. В Лондоне поймала себя на мысли, что чувствую себя комфортно. Начала отслеживать - у них нет решеток на окнах, двери стеклянные, кругом чистота. Видно, что люди, которые там живут, уважают город. Кого я там только ни увидела - все разные, но чисто. И я поняла, как они этого добились: у них везде камеры - неотвратимость наказания.

- Что же мешает нам в Алматы поставить камеры?

- У нас даже в бюджете Алматы были предусмотрены камеры по программе «Безопасный город». Мы нашли поставщика оборудования, нашли тех, кто может это все смонтировать, но не нашли людей, которые могли бы этим управлять. Тендер сорвался - не было заявок. По сути, за одним пультом (6 экранов) следит одна женщина. Если она видит нарушения, сообщает правоохранительным органам. Сейчас эти деньги перекинули на завершение строительства домов.

Почему с КСК сложно спросить?

- В последнее время много разговоров ходит вокруг коммунальной реформы. Что вы об этом думаете?

- Я уже давно говорю, что необходима коммунальная реформа, иначе все у нас завалится. Одно из первых выездных заседаний было посвящено рассмотрению коммунальной реформы. Без нее нельзя. Мы проверяли один КСК совместно с финансовой полицией. Там на ветошь и метлы списывалось ежегодно по 1 млн.тенге. Девятиэтажка двухподъездная, представляете?!

А ведь мы все платим ежемесячно около 700 тенге. Сначала кажется, что это мелочь, но, когда посчитаешь, получается приличная сумма.

- Понятно, прозрачности явно не хватает. Как предлагаете бороться?

- Я хочу создать альтернативную государственную службу бухгалтерии КСК. Мы имеем право на получение полной достоверной информации, а КСК нам ее не предоставляет. Получается замкнутый круг. Мы не платим, так как не понимаем, куда идут эти деньги, а они ничего не делают, потому что не платим мы.

Нужно научиться самостоятельно решать, что сейчас необходимо, - возможно, нужно сдать чуть больше денег, но отремонтировать всю крышу. Ведь по закону крыши, подвалы, лестничные пролеты и три метра территории по периметру здания - общедомовая, но не государственная собственность. КСК - это та же некоммерческая организация, хотим мы того или нет.

Я говорю, что КСК не должен быть сервисной организацией. Должен быть председатель, который на альтернативной основе сможет выбирать себе поставщиков услуг. А мы впоследствии смогли бы с них спросить. Потому что сейчас происходит следующее: пришел слесарь, сделал как попало, залил девять этажей, а кто отвечает? КСК. А что такое КСК - это мы с вами. Кому-то лучше стало? Не может быть КСК из 46 домов! Во-первых, нет прозрачности, а во-вторых, если в год по одной крыше ремонтировать, то, значит, мою крышу отремонтируют только через 45 лет?

Суперспециалисты и просто чиновники

- Вместе с кризисом ликвидности банков в стране начинается продовольственный кризис. А теперь еще монополисты собираются поднимать тарифы. Будет ли ваша лига потребителей как-то противостоять этому процессу, ведь наверняка обращений от граждан поступает немало?

- Мы все ощущаем дороговизну тарифов, но не имеем возможности понять, из чего они складываются. Это понимает только Антимонопольный комитет. А я не уверена, что там суперспециалисты и нельзя их как-то обмануть, ввести в заблуждение. Поэтому мы собираем группу экспертов и будем разбираться с монополистами. Энергетики постоянно говорят, что у них занижены тарифы. При этом я знаю тех, кто возглавляет компании, они несколько раз в год ездят за границу на курорты, владеют дорогими машинами... Откуда они берут деньги? Я понимаю, что каждый хочет заработать деньги, но должен же быть разумный предел!

- Изменилось ли ваше отношение к власть имущим после того, как вы сами вошли в состав Алматинского городского маслихата?

- Когда я не была во власти, мне было интересно, кто же нами управляет, «дергает за ниточки». Некоторые говорят, что в маслихате сидят те, кто должен просто голосовать. Нет, у нас очень много споров, и, безусловно, это совсем не те, кто просто поднимает руку. По крайней мере, те, кого я знаю.

В общественную палату входят семь председателей комиссий мажилиса, два сенатора - это люди, болеющие за изменения к лучшему.

На самом деле очень много времени уходит на просмотры программ. Я обучалась в школе права «Адилет», и нас привлекали к разработке законопроектов, их написанию. Вообще, мало просто понимать, что ты пишешь, важно просчитывать, как та или иная норма скажется на урегулировании отношений.

Эти программы дают массу возможностей предложить то, чего не было, то, что улучшит жизнь. Это ответственность, на это уходит много времени.

- На что будут направлены усилия лиги в текущем году?

- Год посвящен потребителям, для того чтобы наши граждане могли себя чувствовать если не комфортно, то хотя бы безопасно. А безопасность - это не только правоохранительные органы. Речь идет о том, что завтра могут просто деньги закончиться и вам не на что будет купить кусок хлеба. Почему мы об этом не задумываемся?


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии