Горячие новости
Читайте также

Оборотень под маской друга

Фото : 4 мая 2008, 10:28

Оборотень под маской друга

В Костанае на заседании общественного совета по контролю за деятельностью полиции рассмотрено заявление в областной филиал Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Татьяны Филимоновой, матери 17-летнего подозреваемого в совершении убийства семилетнего мальчика 26 сентября прошлого года.

Холодный расчет

Начальник управления службы собственной безопасности ДВД Костанайской области Шорман Ташетов признался, что специально не пригласил на заседание совета родителей убитого Коли Шапрана, слишком кровавым было преступление, и еще раз разбирать его детально - больно и жестоко по отношению к семье. Ташетов прав, даже просто присутствовать и прокручивать сценарий того сентябрьского дня - сердцу больно. А ведь семья Филимоновых вполне положительная. Родители - люди занятые, работают, никогда не оставляли подозреваемого сейчас в совершении убийства сына без внимания, бывали в школе, поддерживали связь с педагогами, отказа в покупках вещей, компьютера ни Дима, ни младший Олег не знали. Но что-то же произошло в голове, в сердце подростка (на тот момент ему было 16 лет), когда он с холодным расчетом пошел убивать.

Может быть, причину общего роста подростковой преступности надо искать в повальной компьютеризации, многочасовом сидении детей в компьютерных клубах и у домашних мониторов за играми в убийство, стрельбу? Может, в бесконечно транслирующихся по телевидению и "видикам" боевиках?

Дети гибнут за компьютер

26 сентября прошлого года тело семилетнего Коли Шапрана было обнаружено в ванной комнате. На худеньком тельце - 18 ножевых ранений. По характеру нанесенных ударов опытные полицейские сразу поняли, что убийца - подросток. Удары были нечеткие, раны колото-рваные. Кроме того, все указывало на то, что убийца был вхож в семью, т.е. кто-то из знакомых: никаких взломов, дверь открыта ключом. В квартире за час до убийства из чужих был единственный человек - Дима Филимонов, лучший друг старшего сына, который спустя пару часов сам показал место, где спрятано то, ради чего было совершено убийство, - системный блок компьютера. В кустах на берегу реки Тобол.

Уголовное дело возбуждено 27 сентября, передано в суд 2 февраля этого года, но приостановлено из-за болезни Филимонова, который сейчас находится в республиканской психиатрической больнице.

- Признаюсь, по долгу своей службы видел разные кровавые картины, 22 года работаю в органах, но это убийство - из ряда вон выходящее, - говорит начальник Южного ОВД Костаная Саин Жумабаев. - Мне больше всех жаль брата убитого мальчика, до сих пор передо мной стоят его глаза с расширенными от ужаса зрачками. Парень находился в шоковом состоянии, у него был стресс, он бегал по лестнице, по улице. Он не мог поверить в случившееся. Я, как мог, успокоил его. Он сказал, что убийство мог совершить его друг Дима Филимонов. Я сразу же дал указание поехать к Филимонову и задержать. Его доставили в полицию, приехали родители.

С глазу на глаз

И вот момент, на котором строится заявление Татьяны Филимоновой в правозащитную организацию. Дело в том, что первое после задержания общение ее сына с сотрудником полиции проводилось без присутствия родителей или иных его представителей, будь то работник школы, где он учился, или психолог. Татьяна Филимонова подозревает, что на ее сына оказывалось давление для получения признательных показаний. "По закону нельзя проводить следственные мероприятия с несовершеннолетними без присутствия родителей или других защитников его интересов. А если беседа была тет-а-тет, где гарантия, что на моего 15-летнего сына не было давления для получения признания в убийстве?" - спрашивает она.

- Это одна из форм защиты родных подозреваемых - начинать писать заявления в разные инстанции. Но сегодня не то время, чтобы из задержанных выбивать показания. За это мы своих сотрудников сразу увольняем и покрывать никого за подобное не собираемся, - говорит начальник Южного ОВД Костаная Саин Жумабаев. - Если суд вынесет обвинительный приговор, лично я подам иск о защите чести и достоинства против Татьяны Филимоновой. Пора прекращать практику, когда с целью защиты и ухода от ответственности начинаются нападки против полиции. Мы работаем, устанавливаем преступников, а нас еще и обвиняют. В данном случае правозащитная организация жалеет родных подозреваемого, а может, надо пожалеть родных убитого Коли Шапрана. Преступление было раскрыто по горячим следам, надобности "выбивать" признания не было - все очевидно.

Доказательная база по этому делу собрана полная. Все экспертизы - физико-техническая, биологическая, криминалистическая - дали положительный результат для вынесения нами обвинительного заключения. Сейчас Филимонов с диагнозом "Реактивное расстройство вследствие психологической травмы" находится в республиканской психиатрической больнице. Вопрос о его вменяемости не решен по сей день.

Трудно поверить

В тот день, говорят следователи, Дмитрий шел к Шапранам с конкретной корыстной целью - похитить системный блок. Войдя в квартиру и увидев Колю, он понял, что вначале надо убрать его. Он решил задушить мальчика в ходе борьбы и предложил: "А давай мы с тобой поборемся". Они начали бороться, и вдруг Коля понял, что это не просто игра. Он вырвался и убежал в ванную комнату. Филимонов забежал на кухню, взял три ножа, силой открыл дверь ванной, перевернул шестилетнего мальчика на спину и нанес первый удар, второй, третий... Всего 18 ударов.

- Я и все учителя нашей школы были шокированы, когда услышали, что Дима Филимонов совершил убийство, - говорит классный руководитель Дмитрия Марина Шамда. - Он спокойный мальчик, учителям не грубил. У него братик младший, ровесник Коли Шапрана, я знаю, что он часто сидел дома с братишкой, всегда забирал его из подготовительного класса домой, ждал его. Как он мог так поступить с таким же маленьким мальчиком - для всех нас большая загадка.

Родители Коли Шапрана до сих пор в трауре:

- Я ведь сам в недавнем прошлом полицейский, проработал 11 лет старшим оперуполномоченным в СИЗО, - говорит Андрей Шапран. - То, что произошло с моим младшим сыном, не укладывается в голове. В марте мы взяли новый компьютер, у меня старший сын увлечен компьютерами, его даже в шутку называют школьным компьютерным гением. Филимонов часто приходил к нам, иногда сидел по 4-5 часов, как-то неудобно было просить его выключить компьютер. Все-таки в гостях. А Коля почему-то в последнее время говорил нам частенько: "Пусть он не приходит к нам".

Мы не обращали внимания, а он словно чувствовал какую-то угрозу от него. Коля был маленьким мальчиком: в классе самый низкий по росту. Но духом был посильнее даже старшего брата-десятиклассника. Такой целеустремленный, подвижный. Мы его очень любили, никогда без присмотра не отпускали, и брат всегда с ним рядом. Если он дома, мы так научили, что он никогда дверь чужим не открывал, только нам, и то по условному стуку. Он не открывал и Филимонову, но тот обманул его, что брат зашел в магазин за колой и сейчас подойдет. Тем более они только что ушли вдвоем, но сын ушел в школу, а этот специально вернулся с уже задуманным недобрым планом. Мы никогда Колю пальцем не тронули, он даже ни разу не произносил слов "не бей", а тут, оказывается, просил, умолял: "Не убивай меня! Пожалуйста!". Я до сих пор содрогаюсь, представляя, как он вымаливал жизнь у оборотня под маской друга.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии