Горячие новости
Читайте также

Ермухамет Ертысбаев: Я приветствую любое упоминание обо мне в газете «Время», кроме некролога

Фото : 8 мая 2008, 10:47

ЛИТЕР-Неделя: Ермухамет Кабиденович, недавно в прессе появилась информация по поводу якобы имевших место финансовых нарушений в возглавляемом вами министерстве. Вы можете подтвердить или опровергнуть тот факт, что, по данным газеты «Время», в Министерстве культуры и информации назревает серия громких финансовых скандалов, на слуху полтора миллиарда тенге, выделенные из бюджета для закупа спутникового оборудования.

Е.Е.: Много шума из ничего. Деньги на закуп спутникового оборудования, как мне только что доложили из департамента финансов МКИ, до сих пор не выделены. Говорят, что ожидается секвестр. Чиновники министерства не проводят подобные тендеры. Они проходят в подведомственных организациях. Так что слухи о «небывалой коррупции» в стенах нашего ведомства сильно преувеличены.

Что касается транспарентности проведения государственных закупок, то недавно прошел тендер по госинформзаказу, который курировал комитет по информации МКИ. Соблюдены все процедуры, все максимально прозрачно. Никаких жалоб, даже анонимного характера, не было.

Два года назад информационное пространство Казахстана было растащено по разным группам политических и финансовых интересов. Мы восстановили интересы государства в сфере электронных СМИ. Кое-кому это не нравится, в том числе и некоторым сотрудникам нашего министерства, которые были инкорпорированы в политические и иные группы. Но глава государства назначил меня на этот пост для того, чтобы я отстаивал интересы государства, и от этого принципа я не отступлю.

ЛИТЕР-Неделя: Действительно ли в ноябре прошлого года от группы сотрудников ТРК «Казахстан» поступало письмо в АП и в Генеральную прокуратуру?

Е.Е.: Никаких официальных жалоб в администрацию президента и в Генеральную прокуратуру не поступало.

ЛИТЕР-Неделя: Но было анонимное заявление?

Е.Е.: Согласно указу президента от 24 июня 1995 года анонимные обращения граждан не подлежат рассмотрению.

ЛИТЕР-Неделя: Тем не менее в письме утверждалось, что руководители министерства наладили свой маленький бизнес на системе госзаказов?

Е.Е.: Если есть подобные факты, то на это существуют прокуратура, финансовая полиция, госфиннадзор, счетный комитет, МВД, КНБ и другие правоохранительные органы. Они неоднократно самым тщательным образом проверяли министерство и подведомственные структуры. Есть факты нецелевого использования бюджетных денег. На коллегиях министерства я упоминал подобные факты. И принимал конкретные меры в области кадровой политики по замене отдельных нерадивых руководителей. Например, грубые финансовые нарушения и откровенные хищения были в «Казтелерадио» и «Кателко». Все материалы я передал в Генеральную прокуратуру.

ЛИТЕР-Неделя: Но в упомянутом материале газеты «Время» говорится, что генпрокуратура взялась за дело и по анонимному заявлению осенью прошлого года…

Е.Е.: Не соответствует действительности, мягко говоря, а грубо говоря, ложь. Журналистское расследование на тему коррупции должно быть максимально взвешенным, нужны абсолютно точные факты. Можно элементарно позвонить в прокуратуру или в министерство и задать конкретные вопросы. Журналисты, которые халатно и поверхностно относятся к своей профессии, наносят большой вред во всех отношениях.

Поясню свою мысль. Сейчас создана рабочая группа из числа ответработников высших эшелонов власти. Есть планы по либерализации законодательства, в том числе и закона о СМИ. Президент же объявил программу «Путь в Европу». Позиция нашего министерства - убрать статьи о клевете и оскорблении из Уголовного кодекса и перевести их в Гражданский кодекс. Внедрить диффамацию, то есть освобождение журналиста от уголовного преследования. Внедрить такую статью, чтобы журналист имел право не раскрывать источник информации, если дело дойдет до суда. Но некоторые журналисты своим отношением к работе могут затруднить продвижение этих либеральных поправок в закон о СМИ.

Недавно был уволен директор Би-Би-Си. Парламентская комиссия пришла к выводу, что в «редакционной политике были неверные суждения и ошибочные решения». Это в Великобритании! У нас в отдельных изданиях неверных суждений и ошибочных решений - пруд пруди!

ЛИТЕР-Неделя: Действительно ли закуп художественных фильмов происходит в России?

Е.Е.: Все телеканалы закупают фильмы в России. Если в Никарагуа или в Гондурасе дешевле, вы подскажите адреса.

ЛИТЕР-Неделя: Действительно ли полномочия ответсекретаря прекращены в качестве председателя совета директоров ТРК «Казахстан»?

Е.Е.: Не соответствует действительности. А вообще, менять или не менять - это прерогатива уполномоченного органа. Данную сферу курирует соответствующий вице-министр.

ЛИТЕР-Неделя: Как вы относитесь к журналистским расследованиям, направленным на борьбу с коррупцией?

Е.Е.: Положительно. Надо больше таких материалов. Считаю, что свободная пресса должна сыграть решающую роль в борьбе с коррупцией. Желательно поднять и профессиональную сторону журналистики с точки зрения объективной, точной и достоверной информации. В упомянутом вами материале журналист оперирует такими междометиями и глаголами, как «якобы», «будто бы», «поговаривают». Нужны достоверные факты. Борьба с коррупцией очень важна, актуальна и злободневна. Но мы живем в правовом государстве. Никто еще не упразднил статьи Уголовного кодекса об оскорблении и клевете.

Если не принимать во внимание эти аргументы, то газету надо разделить на четыре части: 1) «Правдивое и достоверное», 2) «Правдоподобное и вероятное», 3) «Возможное», 4) «Ложь». Первая часть будет очень короткой, а четвертая - очень объемной.

ЛИТЕР-Неделя: Много разговоров вокруг «Казахфильма» и строительного холдинга «Атамекен». И как могло получиться, что «Казахфильм» сдал «Атамекену» здание Госфильмофонда так, что теперь арендодатель еще и остался должен своему партнеру? В чем смысл такой сделки и имела ли она место? Мониторит ли ваше ведомство коммерческую деятельность профильных государственных предприятий?

Е.Е.: Все эти контракты «Казахфильма» и «Атамекена» были сделаны до моего прихода в министерство. Но это не снимает с меня ответственности. Как руководитель уполномоченного органа в области культурной и информационной политики имею право на решения в кадровой политике. Что я и сделал. Служба внутреннего аудита подчиняется лично мне, и она постоянно проверяет деятельность профильных государственных организаций.

ЛИТЕР-Неделя: В СМИ неоднократно поднимался вопрос о том, что некая фирма Kazakh Cinema Distribution какими-то путями фактически подмяла под себя кинопрокат всех успешных лент «Казахфильма», созданных за все время существования киностудии. Как вы прокомментируете эти заявления? Что это за компания и кто, по вашему мнению, реально стоит за появлением этого монополиста?

Е.Е.: Осенью прошлого года произошла замена руководства «Казахфильма». Новый руководитель Анар Кашаганова предоставила все негативные факты деятельности прежнего руководства киностудии в министерство. Мы все эти материалы передали в правоохранительные органы. Вообще, любые серьезные факты правонарушений в подведомственных структурах мы передаем в компетентные органы на предмет экспертизы и, если они сочтут это необходимым, с последующей передачей этих материалов в суд для отмены принятых решений. Не так-то просто отменить юридическое лицо, финансовые обязательства. Нужно время. Для возвращения «Хабара» и «Казтелерадио» под контроль государства потребовалось два года.

ЛИТЕР-Неделя: Деятели культуры небезосновательно обращают внимание на то, что в последние годы на развитие кинематографа с каждым днем тратится все больше и больше средств, но пока вложения не дают никакой отдачи. Как вы считаете, почему отечественная киноиндустрия по-прежнему находится в плачевном состоянии? Чем вызван этот кризис? Нет ли в нем коррупционной составляющей? Вы ведь прекрасно знаете, что любые количественные изменения неизбежно приводят к качественным преобразованиям, не виновата ли коррупция в том, что в нашем кинематографе этот закон не действует?

Е.Е.: Когда выделяются только государственные средства на тот или иной фильм, то, как правило, нет отдачи, как вы правильно заметили. Слабый стимул у продюсера, режиссера, актеров. Часто просят дополнительные средства. На фильм «Кочевник» были выделены громадные финансовые средства. Мировой прокат оставляет желать лучшего, мягко говоря. Другой пример. На фильм «Монгол» МКИ выделило 90 млн тенге (на постпродакшн). Я посмотрел черновой материал года два назад и сразу понял, что это фестивальный и смотрибельный фильм. Результат: фильм попал в пятерку номинантов на «Оскар» и завоевал шесть статуэток «Ника» в России. Около 40 стран закупили этот фильм для проката.

Вообще, мы меняем подходы. Внедряем государственно-частное финансирование. В этом году выделяем средства только на те проекты, в которых участвует частный партнер (50 на 50), чтобы был стимул, как у молодого режиссера Ахана Сатаева. Он снял фильм «Рэкетир» на собственные средства (800 тысяч долларов). Заработал 1,5 млн долларов.

Разумеется, что нельзя полностью коммерциализировать сферу культуры, но рано или поздно нам придется считать деньги. Собственно говоря, мы уже начали считать. Можно потратить 40 млн долларов на идеологически выдержанный фильм и собрать в американском прокате 19 тысяч долларов. Можно потратить копейки и с ручной 8-миллиметровой камерой снять «Мужчину и женщину», как это сделал Клод Лелюш, и прославиться на весь мир.

Деятелям культуры надо понять, что наступили новые времена, новые жесткие реалии. Талант и рынок часто совпадают. Серость и рынок - никогда. Задача министерства - создать условия для развития культуры, поддержки подлинных талантов. Мы можем и должны выделять средства из государственного бюджета для поддержки тех культурных деятелей, которые по-настоящему талантливы и, занимаясь литературой, живописью, искусством, испытывают в этом настоятельную духовную потребность. Но мы не можем этот принцип распространять на более чем 40-тысячную когорту работников сферы культуры. Рядовые писатели в Америке работают сторожами, официантами, лифтерами, водителями такси. Первый поэт Америки Ален Гинзберг зарабатывал 4 тысячи долларов в год. Разумеется, что на эти деньги не прожить. Поэтому он читал лекции в университете и зарабатывал еще 200 тысяч долларов в год.

ЛИТЕР-Неделя: Недавно в одной из газет писали, что около 80 солистов балета хотят бастовать…

Е.Е.: На содержание Театра оперы и балета имени Абая ежегодно выделяются большие деньги. В этом году - 432 млн тенге. Если солисты балета желают дополнительных гастролей, то это потребует дополнительных финансовых затрат. Парламент утверждает бюджет. Некоторые наивно полагают, что министерство - это благотворительная меценатская организация с безразмерным бюджетом. На самом деле существует паспортная бюджетная программа, расписанная в деталях и утвержденная РБК (Республиканская бюджетная комиссия). Они просят дополнительно 25 млн тенге. Будем изыскивать средства, может быть, обратимся к спонсорам.

Государство выделяет большие средства на культуру. Но государство не может решать абсолютно все проблемы и все запросы культуры. Тем более что мы нацелены на бюджет, ориентированный на результат. Каков результат гастролей? Если мне скажут, что артистов балета просят выступить в лондонском Альберт-холле (а там 4,5 тысячи мест и билеты в среднем будут стоить 50 фунтов стерлингов), то, следовательно, они заработают за один вечер 450 тысяч долларов. За два вечера - почти миллион. Можно забыть о пенсии. Но от нас требуют другого: найти средства на гастроли. Недавно Булат Аюханов со своей труппой (без согласования с МКИ) ездил в Лондон и выступал в Карнеги-холле. Теперь просит от министерства 238 тысяч долларов. Задолжал. Нормально?

Я очень уважаю Булата Аюханова, но деньги-то народные.

ЛИТЕР-Неделя: Недавно руководитель финансовой полиции РК Сарыбай Калмурзаев завил, что отдельные журналисты многие материалы пишут по заказу определенных сил. Ваше мнение?

Е.Е.: Подавляющее большинство журналистского цеха Казахстана - это порядочные, честные люди, профессионалы своего дела. Они придерживаются принципа - доносить до народа Казахстана объективную и достоверную информацию. Но есть отдельные журналисты (их ничтожно мало), которые охотно работают над заказными материалами. Здесь я с Калмурзаевым полностью согласен.

ЛИТЕР-Неделя: Как вы относитесь к тому, что газета «Время» уже второй год методично, по поводу и без повода, по любому мало-мальски случайному факту нападает на вас, как министра, и ваше ведомство?

Е.Е.: Основатель американской демократии Томас Джефферсон однажды сказал, что готов оберегать право газет даже на ложь и клевету. В 1803 году он писал: «Конечно, злоупотребления свободной печати доходят у нас до пределов, прежде не известных и не терпимых ни одной цивилизованной нацией. Но настолько трудно провести четкую линию и отделить злоупотребления от полноценного использования возможностей прессы, что мы и сейчас находим лучшим доверять определение разницы между правдой и ложью здравому общественному суждению, чем должностному лицу. И до сих пор общественное мнение справлялось с этой задачей с удивительной безошибочностью».

Поскольку я являюсь в данном случае должностным лицом, то ни в коей мере не претендую на истину, что, дескать, только я прав. Я всего лишь высказал свое суждение. Для меня важно суждение той или иной газеты. Но гораздо важнее для меня общественное суждение. Только оно в конечном счете безошибочно. Оппозиционные газеты накануне президентских выборов (общий тираж достиг почти миллиона экземпляров) подвергали президента яростным нападкам. И что? Есть общественное суждение - 91 процент за Назарбаева.

Что касается газеты «Время», то я приветствую любое упоминание обо мне, кроме некролога.

Иван ПЕРТОВ, Алматы


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии