Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В каждой из стран мира регулируют трудовые отношения, исходя из собственной специфики, традиций, возможностей

Фото : 23 мая 2008, 14:24

В каждой из стран мира регулируют трудовые отношения, исходя из собственной специфики, традиций, возможностей. При этом нельзя сказать, что есть где-либо на планете государство, окончательно решившее эту непростую задачу. Модели систем трудовых взаимоотношений различны и, как и сами взаимоотношения, в постоянном развитии. Но неизбежно постоянны три стороны: работодатели, наемные работники и государство. В Словакии, молодой стране — участнице Евросоюза, тоже актуален этот вопрос. О некоторых, наиболее важных аспектах специфики словацкой модели, роли государства в этом вопросе в эксклюзивном интервью «Казахстанской правде» рассказывает министр труда и социального развития Словакии Вера ТОМАНОВА. Думаю, этот опыт будет интересен и нам.

— Госпожа министр, давайте вначале очертим круг компетенции вашего ведомства.

— Это все вопросы, связанные с рынком труда и занятостью населения, обеспечением безработных. Вопросы уровня минимальной заработной платы, трудовые и правовые требования работников, борьба с бедностью, социальное обеспечение малоимущих и людей с ограниченными возможностями, охрана материнства и детства, вся пенсионная система и выработка законодательных нормативов во всех этих областях. Кроме того, мы решаем вопросы, связанные с расходованием средств специального фонда, финансируемого из средств ЕС. Для чего создан отдельный департамент.

— Безработица — проблема многих экономик. Государства в этом вопросе ведут разную политику: одни прибегают к практике общественных работ, другие видят выход в государственном стимулировании самозанятости, третьи делают ставку на перепрофилирование и обучение безработных. Как решается этот вопрос в вашей стране?

— Мы исходим из Лиссабонской стратегии, подразумевающей активные меры на рынке труда. В их числе переквалификация и обучение кадров. И сейчас мы готовимся к внедрению принятых дополнений к закону о службах занятости. Для Словакии безработица — серьезная проблема. В целом по стране средний уровень зарегистрированной безработицы в 2007 году составлял восемь процентов. Но есть регионы, где она достигает 25 процентов. Официально у нас насчитывается 251 тысяча безработных, часть из которых до регистрации в ведомстве труда никогда и нигде не работали. Половина из них нигде не работала больше 12 месяцев. Чтобы решить эту проблему, мы принимаем специальные меры. Думаю, это наша национальная инновация: труд, который активизирует человека, дает ему профессиональные навыки, чтобы впоследствии он мог постоянно работать.

— То есть это обучение?

— Нет, скорее, это воспитание социальной привычки. Мы ставим задачу: воспитать привычку к труду у тех людей, кто никогда в жизни не работал. Она должна стать такой же жизненной потребностью, как привычка готовить себе пищу, общаться с соседями и друзьями, выполнять работу по дому.

— А взамен не обнаруживается привычка социального иждивенчества: жить на пособия? Она пришла и в наши постсоветские страны. Как вы собираетесь ее преодолевать и на какие средства?

— Для поддержки занятости в неблагополучных социальных группах создаются так называемые соцпредприятия. Их могут открывать любые юридические и физические лица, если выполнят все предписываемые законом условия. Одно из них — принять в штат работников из неблагополучных групп. Их численность должна составлять, как минимум, 30 процентов из общего числа работников. Социальное предприятие может действовать во всех сферах экономики, социальной и культурной деятельности. Приоритет соцпредприятия — создавать рабочие места, тем самым помогать социальному развитию сел и регионов. Вид их деятельности определяют муниципалитеты сел или городов. Муниципалитеты же и управляют бюджетами социальных предприятий. На этот проект средства выделяет госбюджет и фонд ЕС. До регионов деньги доходят через 46 офисов Центра труда и социальной защиты семей, которые открыты по всей стране.

— Но чем такое финансирование отличается от обычной госдотации?

— Направляемые средства обеспечивают 50 процентов выплачиваемой зарплаты, медицинское и социальное страхование защищаемых работников. Кроме того, министерство дотирует 40 процентов суммы, направляемой на приобретение необходимых машин, оборудования, технологий. То есть мы инвестируем в развитие, в капиталовложения. Первый такой сельский проект стартовал в начале апреля. А всего будет восемь социальных предприятий. В общей сложности на каждое из них будет выделено по три миллиона евро.

— Профиль их деятельности как-то регламентируется?

— Каждое село или город выбирают сами свой вид деятельности. В заявках значатся переработка биомассы; брикетирование трав; обработка древесины; сбор, обработка, консервирование и реализация горных ягод. Одно из социальных предприятий намерено наладить выпуск детских пазлов. Материал — натуральная древесина. Думаю, понятны преимущества этой продукции в сравнении с пластмассовой. Одно предприятие будет производить стройматериалы из прессованной соломы и строить дома для цыганского меньшинства, которых в стране почти десять процентов. Это предприятие будет иметь несколько производственных циклов: одни будут заготавливать солому, другие — прессовать ее, третьи — собирать на местах дома. И если обратиться к нашей основной задаче: воспитать привычку к труду у большой группы наших безработных сограждан, то понятно, что выбираются простые виды работ. Они не требуют специального образования, а все операции — очень просты: сборка ягод, прессовка. Но сама работа долгосрочна, а продукция — востребована.

— Как отбирались первые проекты?

— Пилотные проекты мы запускаем в тех регионах и в тех поселках, где самый высокий уровень безработицы. И это только первый этап. На втором этапе министерство дает предложения муниципалитетам выдвигать свои проекты. Из них для софинансирования будут выбираться министерством самые реальные, экономически и экологически выгодные. И при этом — самые продолжительные по времени, создающие наибольшее количество рабочих мест. Еще одно условие: 30 процентов дохода этих предприятий обязательно идут на дальнейшее развитие производства, создание новых рабочих мест и улучшение их качества.

— А как решаются вопросы трудоустройства молодежи?

— Мы располагаем специальными финансовыми средствами, которые направляются на создание рабочих мест для молодых. Они выдаются через офисы труда, социальных дел и семьи тем компаниям, которые готовы принять выпускников. Вначале хотя бы на полгода. Условия те же: оплачивается часть зарплаты молодого работника, его социальная и медицинская страховка. За полгода вопрос трудоустройства выпускника, как правило, решается. Мы также можем выделить предприятию финансовые средства, если оно намерено переобучить работника в соответствии со своими потребностями.

— Но впоследствии компаниям, которые сейчас поддерживает министерство, придется возвращать выделенные деньги?

— Модель поддержки выстроена так, что эти средства возвращаются в бюджет иным образом. Выгода в том, что, направляя средства на поддержку работодателя и создание рабочих мест, государство снижает затраты на социальные пособия и выплаты. Кроме прямой выгоды есть и иные плюсы: люди заняты, компании работают, создают новые рабочие места и выпускают продукцию, улучшается и социальная среда. А в государственный бюджет идут постоянные отчисления: оплачиваются страховки, налоги. То есть все траты косвенно возвращается государству сторицей.

— Если не секрет, каков бюджет вашего министерства?

— Всего 52 миллиарда крон. Из этих средств 5,5 миллиарда крон идут на наши проекты и функционирование всех наших структур. Кроме того, мы оперируем средствами ЕС (864 миллиона евро, или около 30 миллиардов крон), которые направляются на социальные проекты. У нас есть также 200 миллионов евро от министерства экономики, которые направлены на поддержку малого и среднего бизнеса. И есть еще 60 миллионов евро от министерства строительства и регионального развития, которые идут на содержание домов престарелых, домов инвалидов, детдомов.

— Какие макроэкономические задачи вы рассчитываете решить в ближайшей перспективе?

— Наш план — снизить общий уровень безработицы по стране до пяти процентов (пока показатель — восемь процентов). Если говорить об экономике, то после разъединения Чехословакии мы потеряли некоторые отрасли. Например, машиностроение. Сейчас мы бы хотели его поднять, но испытываем дефицит кадров. Так же как и в высокотехнологичных отраслях. Поэтому, наряду с задачей их подъема, мы видим задачу развития кадрового потенциала. Успешность выполнения этих задач мы связываем с приходом инвесторов. Они активно идут и развивают автомобилестроение, IT-технологии. По своему потенциалу и мощи экономики уже сегодня, к примеру, Братиславско-Тырнавский район имеет уровень развития Ирландии. В этом есть и заслуга инвесторов. Но нам надо развивать и другие регионы. Сейчас мы спешим достроить наши автобаны, чтобы соединить Западную и Восточную Словакию. И ждем инвестиций на Восток.

— Вам интересны казахстанские инвесторы?

— Мы не видим никакой проблемы в том, чтобы в Словакию пришли инвесторы из Казахстана. Мы всемерно их поддержим. По тем же схемам, что и отечественный бизнес. Особенно при создании инвесторами новых долгосрочных рабочих мест в тех регионах, где высок уровень безработицы. Напомню, что в Словакии проведена налоговая реформа, и теперь в стране установлен единый для всех налог — 19 процентов. И более никаких иных выплат нет. Эта ясность и прозрачность привлекают бизнес и инвесторов в нашу страну.

Алевтина ДОНСКИХ

Алматы — Братислава — Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии