Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ: Мы пойдем в Европу не с азиатским лицом

Фото : 23 мая 2008, 14:56

Автор «Тасжарган» № 19 (96) от 21 мая 2008 г.

22.05.2008 г.

После недавнего назначения Ермухамета Ертысбаева на новую старую должность советника президента мы встретились с ним, чтобы прояснить несколько моментов внутриполитической жизни.

К сожалению, регламент не позволил нам поговорить более подробно о том, как развивается страна. Но и то, что экс-министр информации косвенно подтвердил некоторые наши прогнозы, уже говорит о необходимости таких встреч в дальнейшем. Если, конечно, советник президента будет так же открыт для «Тасжаргана», как и сейчас.

- Рахата Алиева обвинили в попытке государственного переворота, в это время вы были министром информации. Отсюда вытекают два вопроса: первый - верите ли вы в то, что такая попытка была, и второй - как сработала государственная пропаганда в отношении Рахата Алиева?

- Для осуществления государственного переворота на первом месте нужно не наличие боевиков, оружия, нескольких сот головорезов, которые готовы выполнить любые приказы, а самое важное - это наличие электронных средств массовой информации, желательно монопольных, чтобы они составляли минимум процентов 75-80 от общего числа. Должны иметься и приемопередающие сигналы, чтобы сделать так, чтобы в день переворота только, скажем, канал КТК мог вещать на всю страну, а все остальное было бы отрублено. Все это на самом деле Рахат Алиев имел к моменту моего прихода на должность министра. Я об этом подробно главе государства доложил, представил реальную картину информационного пространства. И президент изначально дал мне команду действовать по закону, по Конституции, в интересах государства и народа. «Не смотреть на моих родственников, навести порядок», - это слова президента. Поэтому мы начали акцию по выкупу «Хабара», по возвращению «Кателко» под контроль государства. Мы все это выполнили, хотя было невероятно тяжело. У моих противников, в данном случае - Рахата Алиева, была густая разветвленная сеть своих людей в госаппарате, в Администрации президента, в правительстве, в Госкомимуществе… везде! И на всех этапах они тормозили дело.

- Но вас часто упрекали в том, что Ертысбаев дал обещание за 100 дней возвратить «Хабар»…

- На самом деле речь шла о том, что по закону об акционерных обществах с момента переговоров существует срок в сто дней, когда дело должно разрешиться в пользу той или иной стороны. Я думал, поскольку у нас контрольный пакет акций, мы хозяева, они ничего не смогут сделать, и за этот срок мы могли бы закончить дело, но, повторюсь, они тормозили на всех этапах. Тут же на меня напустили Конгресс журналистов, Союз журналистов, депутатов мажилиса, пошли требования о моей отставке… В общем, со всех сторон начали меня душить. Я реально представлял угрозу для этой империи, им нужен был другой, послушный министр, либо министр, который не будет совать свой нос в эти дела, и, несмотря на указания президента, будет валять дурака или просто побоится вступать в борьбу. Но Рахат увидел, что я не боюсь, и его это очень неприятно удивило. Я действовал с открытым забралом, и эта борьба поглощала много времени, сил и жизненной энергии, но это была самая большая угроза национальной безопасности страны.

Чтобы конкретно ответить на ваш вопрос, я так скажу: я верю в попытку государственного переворота, но с известными оговорками. Я думаю, при Назарбаеве, при его харизме, при его сильном авторитете Рахат Алиев не решился бы на переворот. Другое дело, что мы все под Богом ходим, и он ждал удобного случая. У него была просто патологическая жажда власти, и он все это подготовил для постназарбаевского периода. Он думал, вдруг президент по каким-то обстоятельствам отойдет от власти, а у него все было бы абсолютно готово. Это очевидно, и я полностью согласен с решениями суда по Рахату Алиеву в этой части.

- Как государство допустило, что казахстанские передающие вещательные компании попали в частные руки?

- Я считаю, что это головотяпство власти на всех уровнях… В данном случае весь механизм по передаче акций «Хабара», Казтелерадио, «Кателко» и т.д. в частные руки был запущен, к сожалению, при Алтынбеке Сарсенбаеве. Он был вынужден все подписывать под сильнейшим давлением этой группы, и это, видимо, очень сильно отравляло ему жизнь, политические и жизненные установки, что в конечном итоге привело к его уходу в оппозицию. Тогда он начал разоблачать истинных хозяев «Хабара» и т.д.

Я не хочу хвастаться, но гораздо сложнее было на посту министра, потому что в любой момент тебя могли снять с этой работы. Я бесконечно благодарен президенту, потому что, несмотря на сильнейшее давление на него со стороны мегахолдинга, со стороны олигархических групп, родственников, части депутатов, национал-патриотов, президент достаточно длительное время держал меня на этом посту. Президент в данном случае руководствовался национальными интересами.

- Вы ожидали, что вас снимут с поста министра, т.к. в последнее время было много публикаций и критики в ваш адрес?

- Во-первых, нет ни одного вечного министра - их периодически снимают. Одного могут снять через два месяца, как это было с министром по экологии Камалтином Мухаммеджановым, а другого - через два года. Никакой трагедии в этом нет. Другое дело, что я был назначен в январе 2006 года, и впоследствии он меня четырежды переназначал в эту должность, хотя все время были попытки давления на президента с тем, чтобы меня снять. Все эти нападки на меня в газете «Время», в других изданиях - это же нападки не на меня, а именно на президента - он меня же назначал на эту должность. А знаете, почему? Потому что у меня была четкая позиция по мегахолдингу, по ряду других важных направлений информационного пространства, которые не удовлетворяли определенные олигархические группы. Скажем, хозяев «31 канала» не удовлетворяло то, что они проиграли тендер и не смогли расшириться по частотам, хозяев телеканала «Рахат», где Дарья Клебанова - то же самое, и нападки шли со всех сторон. Хотя с подавляющим большинством СМИ я был в очень хороших отношениях, мы знаем телефоны дуг друга, все два года я никогда не уходил от общения.

- После того как президент начал усиливать идеологическую часть своей администрации назначением министра, более знающего казахскую психологию, в обществе есть мнение, что осенью ожидаются досрочные выборы…

- Я думаю, что осенью этого года - вряд ли. Потому что проводить сейчас досрочные выборы в обстановке, когда ДПК «Азат» требует отставки правительства, когда навалились трудности финансового порядка, проводить в этих условиях досрочные выборы - самоубийство партии власти и власти как таковой. Я думаю, что если идея досрочных выборов витает в обществе, то по одной фундаментальной причине - это председательство Казахстана в ОБСЕ в 2010 году. Мы должны в Европу прийти не с азиатским, а с европеизированным лицом, с многопартийным парламентом или хотя бы с двухпартийным. Ведь президент же давно хотел создать эффективную двухпартийную машину. Если лейбористы и консерваторы, например, в Англии - часть единого целого, единство и борьба противоположностей, то у нас власть и оппозиция - два враждующих лагеря, т.е. борьба есть, а единства нет. А без единства невозможно развиваться.

Вон, возьмите, например, Россию, Ельцин умер, минута молчания, а коммунисты сидят, не встают, это какая же низкая политическая культура! У нас то же самое.

Теоретически можно допустить выборы осенью 2009 года, внести поправки в выборное законодательство с тем, чтобы не было однопартийного парламента. Любая партия должна эффективно использовать сложившуюся ситуацию, и «Нур Отан» максимально стремится к тому, чтобы выполнить свою предвыборную программу.

Артур САДВАКАСОВ


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии