Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Военный суд — не пасынок системы

Фото : 27 мая 2008, 10:52

Президент страны Нурсултан Назарбаев в известном выступлении на заседании расширенной коллегии Генеральной прокуратуры РК, обращаясь к руководителям судебной системы, надзорных и правоохранительных органов, особо отметил необходимость разработки прорывных проектов, касающихся, прежде всего, административного реформирования как залога дальнейшего улучшения качества работы этой сферы. В какой-то мере исполнением поручения Главы государства можно считать предлагаемые изменения в Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан», изменения и дополнения в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы, Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающие децентрализацию и оптимизацию судебной власти. Поскольку эти новации напрямую и, говоря откровенно, не лучшим образом затрагивают судьбу военных судов, возможность и целесообразность их дальнейшего функционирования как единого судебного органа, отправляющего правосудие в отношении военнослужащих, я счел необходимым высказать здесь свои соображения относительно сегодняшней ситуации и путей трансформации системы военного судопроизводства.

Как известно, обеспечение воинского правопорядка предполагает, во-первых, существование военного уголовного законодательства, а во-вторых, судебного органа, максимально приближенного к Вооруженным силам, с сохранением своей независимости.

В настоящее время в судебной системе Казахстана действуют десять специализированных военных судов гарнизонов, расположенных в областных центрах, местах дислокации органов военного управления, крупных воинских частей и соединений, и на правах областного суда — Военный суд республики.

Общая численность военных судей в настоящее время составляет 50 человек, стаж работы которых колеблется от года до 30 лет.

Согласно приложению 3 к Указу Президента РК от 22 января 1999 года № 29 «О мерах по дальнейшей оптимизации системы государственных органов», военные суды вошли в лимит штатной численности Комитета по судебному администрированию при Верховном суде РК.

Другим Указом Президента РК — от 12 октября 2000 года № 471 «О мерах по обеспечению функционирования новой системы судебного администрирования» — администратор для военных судов не предусмотрен, обеспечение деятельности Военного суда республики и военного суда Алматинского гарнизона возложено на администратора судов Алматы, а других военных судов — на администраторов судов областей. В итоге материально-техническое и иное обеспечение военных судов осуществляется по остаточному принципу.

Скажу более: военные суды оказались в унизительном положении. Практически все судьи и специалисты убывают в командировки для рассмотрения уголовных и гражданских дел за счет личных средств, выкраивая их из семейного бюджета. Израсходованные деньги возвращаются им через достаточно длительное время. До настоящего времени ряд военных судов гарнизонов не имеет своих помещений, служебных автомашин, несмотря на то что им приходится обслуживать воинские части, дислоцированные в 22 военных гарнизонах в различных областях республики.

Отдельные здания военных судов, в том числе Военного суда республики, расположенного на углу улиц Тимирязева и Жарокова в Алматы вообще не выдерживают критики. Из-за того что администраторы областных судов подотчетны пленарным заседаниям соответствующего областного суда, Военный суд Казахстана лишен права заслушать их отчеты, а значит, не в состоянии законным порядком повлиять на улучшение материально-технического обеспечения.

Эти вопросы постоянно и безуспешно ставятся перед руководством Верховного суда, Комитета по судебному администрированию администраторами областных судов, но воз, как говорится, и ныне там…

Да, военные суды нередко подвергаются критике. Однако замечу: не столько за качество отправления правосудия, сколько за количество рассмотренных уголовных и гражданских дел. Действительно, военными судами гарнизонов рассматривается ежегодно около 500—700 уголовных дел, тогда как местными судами по первой инстанции — более ста тысяч. Примерно такое же соотношение наблюдается и по делам гражданским. И тот аргумент, что в идеале в армейской среде не должно быть не только преступлений, но и правонарушений, во внимание не принимается. Как и доводы в пользу целесообразности и острой необходимости введения администратора военных судов.

В этой ситуации мне видятся два выхода. Первый заложен в проектах конституционного закона, Уголовно-процессуального кодекса и предусматривает создание специализированных межрайонных судов, в подсудность которым планируется передать разбирательство по особо тяжким преступлениям.

В этом ряду военным судам уготована подсудность районных и приравненных к ним судов. То есть они будут рассматривать преступления небольшой, средней тяжести и тяжкие преступления. Правда, здесь-то и начинаются законодательные нестыковки. Получается, что дела военнослужащих, совершивших особо тяжкие преступления, будет рассматривать межрайонный суд, в том числе и с участием присяжных, поскольку межрайонных военных судов проектом не предусмотрено.

Исходя из этого следует, что уголовные дела в отношении военнослужащих будут рассматривать как военные, так и межрайонные суды, несмотря на то, что в УК РК воинские преступления выделены в отдельную, 16 главу, тем самым частично изменяется в сторону сокращения подсудность военных судов. В этом случае целесообразней присоединить военные суды к судам территориальным. Пусть при каждом из них будет военная коллегия.

Но есть и другой выход. Военные суды готовы увеличить свою нагрузку за счет передачи в подсудность уголовных дел о преступлениях сотрудников специальных государственных органов, так как все они имеют специальные звания и классные чины, носят погоны и по своему статусу приближены к военнослужащим. А это сотрудники органов внутренних дел, финансовой полиции, таможенники, работники уголовно-исполнительной системы, пожарные. Специфика их службы и работы связана со служебными тайнами и государственными секретами, а также проведением оперативных мероприятий, содержащих сведения не менее секретного характера.

В случае расширения подсудности военных судов мы получим уникальную возможность упорядочения и единообразного подхода к отправлению правосудия как в отношении воинских субъектов, так и субъектов специальных государственных органов и прокуратуры.

Следует напомнить также, что по действующему УПК уголовные дела в отношении военнослужащих, обвиняемых в государственной измене и шпионаже, рассматриваются военным судом, так как это связано с государственной тайной и государственными секретами. К примеру, не так давно приговором военного суда Акмолинского гарнизона за совершение особо тяжких преступлений, в том числе и государственную измену в форме шпионажа, осуждены Р. Алиев, А. Мусаев и ряд других лиц. Судебное рассмотрение уголовного дела проходило в закрытом режиме, поскольку большинство его материалов связано с государственными секретами. А судьи военных судов имеют соответствующие формы допуска к секретным и совершенно секретным документам.

Словом, ситуация, сложившаяся вокруг военных судов, требует внимательного изучения. На мой взгляд, введение предполагаемых поправок станет серьезным препятствием для осуществления возложенных на военные суды задач по отправлению правосудия в отношении военнослужащих Вооруженных сил, других войск и воинских формирований, а это недопустимо.

Серик БАЙБАТЫРОВ,

председатель Военного суда РК


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии