Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В 2012 году в Казахстане наступит гуманитарная катастрофа

Фото : 5 июня 2008, 10:43
Мозголомы


Инвестиции в образование не приносят ощутимых дивидендов.Народ вкладывает в образование, чтобы после получать с этого дивиденды в виде зарплаты. Однако все чаще звучат мнения о несоответствии уровня доходов и уровня образования. Почему? Можно кивнуть на альма матер, как это сделал проректор Алматинского института энергетики и связи Владимир Мукажанов, который считает, что проблема высшего образования в стране кроется в низкой зарплате работников вузов, из-за чего выпускники уходят применять полученные знания на практике, игнорируя преподавательскую работу. Возможно, проблема в заинтересованности студентов в получении ими знаний. Хотя вроде как государство в лице Минэкономики собиралось помочь студентам, обучающимся по госзаказу, увеличением стипендий с 6434 до 7500 тенге. Другое дело, поможет ли это? Словом, проблемы остаются. Мы обратились к респондентам с вопросом: в связи с чем казахстанское образование приносит маленькие дивиденды?

Гани Касымов, депутат сената парламента РК:

- Считаю, что работники интеллектуального труда, в том числе высший преподавательский состав вузов, должны получать не менее 150-200 тысяч тенге в месяц.

По поводу качества образования, все наши лучшие политологи - те, кто получил образование за рубежом. Сравнительный анализ и сопоставление аналитического материала, из которого можно потом делать глубокие обобщения научного характера, требуют более обширного образовательного кругозора, нежели тот, что дают узкие специализации в наших вузах. Все наши социологи, политологи, аналитики, особенно те, кто находится в среднем звене управления в госучреждениях, заканчивали вузы за рубежом. Представители министерского корпуса, акимы - кто-то в Ленинграде учился, кто-то - в Москве. Посмотрите книгу «Кто есть кто в Казахстане», элитный состав казахстанского общества только на треть представлен выпускниками казахстанских вузов.

Трудно ли пробиться в парламент? Это решение одной партии, а не интересов по признакам профессионализма, государственной надобности. Ведущая партия скажет, чтобы все были со средним образованием, так и будет, скажет, что нужны одни доярки, - они и будут.

Бахытжамал Бектурганова, президент Ассоциации социологов и политологов Казахстана:

- Качество образования у нас на том уровне, ниже которого уже просто не падают. А в 2012-2015 годах нас ожидает гуманитарно-кадровая катастрофа, когда поколение, получившее образование в советские годы, уйдет на пенсию, а сменить их будет некому. Сегодня те же социологи - выпускники КазНУ, АГУ, не читают книг, газет, не смотрят телевизор, не умеют составлять инструменты, не знают методики работы, не могут элементарно рассчитать объемы выборочной совокупности. Я уже не говорю о матанализе! Их нельзя назвать специалистами! Люди идут в социологию по остаточному принципу: они могли поступить на более престижные профессии, но идут туда, где меньше конкурс и ниже плата за обучение.

Вузы перестали выполнять свою функцию. Там нет науки, нет оборудования, нет лабораторных условий. Куда уходят вузовские деньги? Профессорско-преподавательский состав не получает той зарплаты, которую имеет администрация вузов. А как им прожить с учетом роста цен и тарифов? Естественно, специалисты преподают в нескольких вузах. Можно ли при такой занятости обеспечить высокое качество образования? Министерство образования забюрократизировало процесс обучения, преподаватели стонут: они постоянно заняты написанием бесконечных отчетов.

Еще одна проблема - ЕНТ. Как можно по гуманитарным специальностям проводить тесты? Откуда они вообще спускаются? Кто те анонимы, которые пишут тесты? Ведь ни в одном учебнике нет таких глупостей, которые есть в тестах. Жаль, что мы прекратили заниматься собеседованием. Образовательная революция превратила высшее образование в имитацию. Процесс обучения насквозь коррумпирован. Сегодня очень просто купить диплом, кандидатскую диссертацию. Вот такие «дипломированные» специалисты идут на производство и быстро покупают начальственные места. И эти начальники командуют производством, что в конечном итоге отражается на экономике.

Нурлан Утешев, исполнительный секретарь молодежного крыла «Жас Отан»:

- Эти вопросы можно по-разному рассматривать. Именно поэтому такое пристальное внимание в первую очередь со стороны главы государства - руководителя нашей партии.

Мы делаем кучу штурмов - брэйн-стормингов, постоянно озадачиваемся, ищем корни проблем.

Почему среди молодежи высокий уровень безработицы, низкая деловая активность, а показатели преступности несколько лет не идут на убыль? Потому что у нас сложился устойчивый стереотип, что диплом поможет в обучении. Люди гонятся за бумажкой, а не за знаниями. Нам нужен небольшой элемент некоторого принуждения к повышению качества образования.

Через «Литер» я хотел бы обратиться к молодым согражданам. Гонитесь за знаниями! Сейчас люди с дипломом и связями, но без знаний не могут найти работу. Возьмем, к примеру, айтишников, программистов: они еще без образования, но уже нарасхват!

А еще меня сильно расстраивает второе высшее образование. Я не верю, что второе высшее можно получить качественно в наших лилипутско-карликовых вузах!

Мэлс Елеусизов, член Общественной палаты, председатель экологического движения «Табигат»:

- Я учился в советской школе, тогда качество образования было лучше. Сейчас не хватает нормальных преподавателей: они бегают из одного вуза в другой. Кто виноват? Государство должно по-другому смотреть. Нужно ли нам столько людей с высшим образованием? Многие идут туда, чтобы получить «корочку». А по окончании вуза многие ребята не могут найти работу. Многим высшее образование не нужно, им достаточно получить знания в среднем техническом учебном заведении, чтобы стать профи в своем деле, чтобы содержать семью. Так почему бы государству на это не обратить внимание? А всех делать юристами и экономистами нет смысла.

Сейчас востребованы экологи, но уровень знаний выпускников весьма низок. Пока они поймут, о чем идет речь, проходит время. Должна быть хорошая практика. Раньше были вузы при заводах, в которых студенты получали практические навыки и становились грамотными экологами. А еще к нам не рвутся из-за низкой зарплаты.

Наталья Панова, журналист:

- В Казахстане нет школы журналистики. Все, чему учат в университетах, - теория, причем давно отставшая от современности. Единственное, что мне нравится, то, что на факультете журналистики позволяют работать и закрывают глаза на то, что студенты могут месяцами не появляться на лекциях. Во всяком случае, так было у нас. Главное - чтобы зачеты и экзамены вовремя сдавали и работали. Только этим я оправдываю проведенные в вузе 5 лет.

Знаю очень многих журналистов, пришедших из других профессий. И эта практика мне очень нравится. Кто разбирается в экономике лучше экономиста? Никто! Поэтому проще научить экономиста писать, чем журналиста считать и разбираться в терминах. Это мое личное мнение.

По поводу зарплаты могу сказать одно - в Казахстане хорошо зарабатывают только очень сильные журналисты, сделавшие себе имя. В основном это уже и не журналисты, а редакторы или продюсеры. А журналистам зачастую приходится работать на несколько изданий, искать «левые» приработки и так далее. Я не могу сказать, что мы получаем откровенно мало, но хорошими зарплатами это не назовешь, учитывая то, что журналистика - вторая по опасности для жизни профессия после шахтеров.

Малик Кушмуханов, PR-консультант:

- До осени 2007 года в стране был перекос во взаимосвязи образования и оплаты труда. Зарплата превышала производительность труда. Но коррекция на мировых финансовых рынках сыграла роль в снижении уровня зарплаты.

Что касается образования, к сожалению, сегодня уровень образованности специалистов не совсем соответствует уровню задач, который ставит бизнес. Наше образование не поспевает за ростом требований к менеджерам, уровню менеджмента. Соответственно, молодые люди без оглядки уезжают за границу, чтобы получить конкурентоспособное образование и быть достойными на рынке.

Сегодня молодому специалисту, чтобы быть адекватным в рыночной среде, чтобы зарабатывать на кусок хлеба и иметь возможность жить, помимо диплома надо иметь адекватные навыки и знания. Их, к сожалению, наши вузы не дают. По нелепой случайности уже который год такой специализации, как пиар-связь с общественностью, нет в перечне специальностей. Так что говорить о глобальной конкурентоспособности Казахстана еще очень рано.

Дарья Воронина, модель:

- Сейчас я работаю моделью в Нью-Йорке, но начальное образование в этой сфере я получила в Казахстане, в городе Усть-Каменогорске. Потом я уехала работать в Россию и там мне мое казахстанское образование не зачли, пришлось переучиваться. И после российского опыта мое дефиле похвалили американские работодатели. Дело в том, что в Казахстане не преподают современную школу дефиле. Обучают моделей люди, которые просто имеют какой-то опыт работы на показах, а не профессиональные преподаватели. А потому модельное образование, полученное в Казахстане, годится только для работы внутри страны, но не для выхода на международный уровень. Но ведь именно об этом мечтает любая манекенщица, потому что ни в Казахстане, ни даже в России больших денег мы, к сожалению, не заработаем. Такая работа может быть разве что хобби, но не источником постоянного и солидного дохода. Сравните: на самом «крутом» казахстанском показе можно заработать максимум 10-15 тысяч тенге, тогда как в Америке даже за работу на событии среднего уровня платят от 500 долларов!

Асан КУАНОВ, Алматы


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии