Горячие новости
Читайте также

Касым-Жомарт Токаев: «Холодная война» уже невозможна

Фото : 9 сентября 2008, 14:24
Касым-Жомарт Токаев: «Холодная война» уже невозможна


Спикер сената парламента РК Касым-Жомарт Токаев уверен, что альтернативы президентскому правлению в Казахстане не существует. Конечно, в мае прошлого года были приняты поправки, усиливающие роль законодательного органа власти и его контроля над исполнительной ветвью власти, однако это следует считать не конфронтацией, а эффективным сотрудничеством. При этом глава верхней палаты парламента считает важным шагом к демократизации меру, которая будет предпринята в отношении оппозиционных партий. По поручению президента парламентарии будут заниматься разработкой поправки в законодательство, чтобы партия, занявшая на парламентских выборах второе место, но не преодолевшая проходной барьер, автоматически делегировала своих представителей в парламент.

Очередная сессия парламента началась при непростых обстоятельствах, которые, впрочем, наилучшим образом подходят для того, чтобы доказать эффективность и компетентность наших депутатов как на внутриполитическом поле, так и на площадках международного диалога, который обрел термины едва ли не «холодной войны». В этих условиях предстоит совершить либеральные для политической системы страны реформы и готовиться возглавить международную организацию, в которой столкнутся интересы основных игроков глобальной мировой политики. Удастся ли обойти острые углы и избежать противостояний и в Казахстане, и за его пределами? Поговорим об этом, опираясь на опыт, который имеет в обоих сферах государственной политики председатель сената парламента Касым-Жомарт Токаев.

- Открывая очередную парламентскую сессию, глава государства фактически дал понять, что будущий год станет едва ли не революционным в плане дальнейшей демократизации политической системы страны. Как Вы оцениваете роль и статус сената парламента в процессе соответствующих реформ?

- Роль и место сената в политической системе особые, они закреплены в Конституции страны. Сенат - это своего рода политический инструмент обеспечения стабильности государственных институтов в стране. Депутаты сената с большим воодушевлением восприняли выступление главы государства при открытии очередной сессии парламента. Мы готовы законодательно обеспечить все основные положения, которые содержались в этой важной речи. Повестка дня нашей работы очень насыщенная. Речь идет о принятии Налогового и Бюджетного кодексов, целого ряда законов, которые уже сейчас обсуждаются в Мажилисе. Поэтому мы настраиваемся на очень серьезную работу, которая необходима для дальнейшего движения нашей страны вперед.

- Президент заявил о необходимости создания целого комплекса правовых основ функционирования многопартийного парламента. Не планируете ли и Вы, в качестве поддержки политики главы государства, принять определенные протекционистские меры в отношении представителей других партий в ходе предстоящей кампании по выборам нового состава сената парламента?

- В принципе, сенат не является однопартийным - у нас работает руководитель Партии патриотов Гани Касымов, назначенный главой государства. Но в Конституции неслучайно имеется положение о беспартийности сената, в отличие от Мажилиса, который формируется по пропорциональной системе выборов.

В сенате имеется большая группа членов партии «Нур Отан», членом которой я, кстати, тоже являюсь. Тем не менее, согласно регламенту, в сенате отсутствуют фракции или группы, формирующиеся по партийному признаку. Это очень важный момент, который определяет суть нашей палаты. Считаю, что это правильно, поскольку главная задача сената - внимательно, скрупулезно работать над законами. Нет более важной и почетной задачи, нежели принятие законов.

В то же время мы в рамках сената создали Общественный совет, который занимается вопросами местного самоуправления и децентрализации, провели несколько заседаний Совета, в том числе выездных. Это интересная работа, которая напрямую касается процесса дальнейшей демократизации нашей страны. Президент в своем выступлении сказал о важности принятия законодательных актов по этому вопросу. Полагаю, что в ходе нынешней сессии сенат сможет представить целый ряд соображений по соответствующему законодательству. Работая вместе с исполнительной властью и, конечно же, с депутатами мажилиса, мы сможем принять закон, которого ждут и на местах, и все население нашей страны.

- Тем не менее сегодня партийное поле Казахстана представляет собой довольно пессимистичную картину. На ваш взгляд, есть ли такие партии, которые могут создать конкуренцию «Нур Отану»? Есть ли социальные группы, способные создать соответствующую партию?

- В принципиальном плане убежден, что парламент должен быть многопартийным. В то же время президент дал четкую оценку, почему этого не произошло на прошлых выборах - «Нур Отан» получил безоговорочную поддержку населения страны. В партию поверили, на нее возложили свои надежды и чаяния многие и многие люди. Я сейчас не берусь говорить о причинах поражения других партий, но считаю, что со временем они смогут выйти на должный политический уровень, позволяющий преодолеть семипроцентный барьер. В то же время по поручению президента парламентарии будут заниматься разработкой поправки в законодательство, чтобы партия, занявшая на парламентских выборах второе место, но не преодолевшая проходной барьер, автоматически делегировала бы своих представителей в парламент. Я уверен, что это совершенно необходимая мера. К сожалению, мы, депутаты, в свое время сделали упущение, не предусмотрев ситуацию, которая сложилась на прошлых парламентских выборах. Эту ошибку президент исправил в своем выступлении на открытии сессии парламента. Таким образом, сделан важный шаг в сторону демократизации.

- Сегодня многие увлеклись политической аналитикой, в средствах массовой информации можно найти немало прогнозов, порой противоречивых. Безусловно то, что со стороны президента прозвучал даже не сигнал, а призыв гражданскому обществу. Как вы считаете, каким образом оно отреагирует на такой сигнал? Усилится одна из оппозиционных партий? Объединятся некоторые из существующих партий? Создадутся новые партии или политтехнологи президента, выполняя его поручение, сами возглавят и реализуют этот процесс, и многопартийность будет коваться их руками?

- Мне трудно делать такие прогнозы, поскольку я не занимаюсь политическими технологиями. Единственное, в чем я безусловно уверен - это наличие оппозиционной партии в парламенте. Среди членов оппозиционных партий есть подготовленные люди, имеющие опыт работы в государственных институтах, поэтому они могли бы внести значительный вклад в дело строительства Казахстана как демократического государства. Президент сделал жест доброй воли, основанный на стратегическом видении ситуации, предложив внести в закон поправку о «второй партии».

- Имеет ли у нас перспективы китайская модель, где есть одна неоспоримо доминирующая партия, но существуют и другие, выражающие интересы определенных социальных групп, и они, кстати, представлены во Всекитайском собрании народных представителей?

- Китайская модель, конечно, уникальна, как и сам Китай, - даже Маркс не мог бы вписать его в классические рамки социально-экономических формаций. Ссылаться на китайскую модель в наших условиях, думаю, нецелесообразно. В конце концов мы говорим о существовании казахстанского пути, или концепции президента Назарбаева, и во многом это непроторенный путь, основанный на нашей специфике и менталитете.

- Как Вы оцениваете предвыборную кампанию в сенат парламента? Удалось ли Вам привнести в нее новое содержание или определенные элементы, в соответствии с логикой политической реформы, предложенной президентом?

- По Конституции я (как и руководители исполнительных органов) не имею права вмешиваться в выборный процесс - это дело маслихатов всех уровней. Тем не менее с интересом наблюдаю за ходом предвыборной кампании - она обещает быть очень интересной и в какой-то мере беспрецедентной. Мы надеемся, что в сенат попадут достойные и хорошо подготовленные люди, честные и преданные государству и народу.

- Сегодня о перспективах децентрализации власти в стране принято говорить в общем и в целом. Между тем вопрос этот очень сложный, и ошибки здесь чреваты серьезными проблемами системного характера. Вы готовы, к примеру, предположить, в каких функциях сенат парламента и парламент в целом могут поделиться властью с институтами гражданского общества, а в каких - наоборот, усилить свои позиции? Вообще, Вы уверены в том, что сегодня наше общество достаточно «созрело» и готово к тому, чтобы взять на себя определенные элементы самоуправления?

- Децентрализацию сенат считает одной из важнейших государственных задач. Конечно, мы должны действовать в рамках Конституции, не забегать вперед, но и не отставать от велений времени. Отрадно, что подвижки в этом вопросе имеются. Разработан комплекс предложений, основанных на опыте работы депутатов в прошлом. Есть интересные наработки в Алматы, Костанае, Атырау, Шымкенте.

Я не считаю, что население неготово, напротив, такой закон назрел. Население аулов, сел, районов нужно вплотную приблизить к решению задач, которые связаны с их повседневной жизнью, а это основа общегосударственной задачи. Задача комплексная: необходимо осуществить перераспределение обязанностей - по вертикали, по горизонтали, но к этому мы обязательно должны прийти, поскольку уровень самоуправления определяет степень развитости страны.

- Мы не можем обойти вниманием вопрос, связанный с Вашей деятельностью в сфере формирования внешней политики Казахстана. Известно, что Вы во многом способствовали утверждению принципа многовекторности в качестве одного из основных приоритетов казахстанской дипломатии. Некоторые аналитики, в связи с событиями на Кавказе, поспешили сделать вывод, что политика многовекторности не выдержала этого серьезного испытания, и Казахстан вынужден идти в фарватере политики одного из основных мировых игроков, участвующих в новой «холодной войне». Вы не согласны с таким утверждением?

- Рано «хоронить» концепцию многовекторной, разносторонней и сбалансированной внешней политики. Альтернативы ей нет, поскольку Казахстан - это очень крупное государство, которое находится на перекрестке глобальных коммуникаций и цивилизационных путей. Кроме того, Казахстан рассматривается как ведущая региональная держава, обладающая большим экономическим потенциалом. Поэтому альтернативы нынешней внешней политике не существует. Это, по сути дела, подтвердил глава государства в своем выступлении на открытии сессии парламента. Другое дело, что в рамках многовекторной политики могут выстраиваться приоритеты. Президент в одном из своих посланий их четко обозначил: союзнические отношения с Россией, отношения сотрудничества и добрососедства с Китаем, стратегическое партнерство с Соединенными Штатами Америки, интеграция со странами Центральной Азии, взаимовыгодные связи с Европейским союзом и государствами Азии. Стоит убрать лишь один фрагмент из этой концепции, и она начнет «кособочить» со всеми последствиями для стратегических интересов нашего государства.

- Казахстан, как известно, предложил свою кандидатуру в качестве посредника в урегулировании этого конфликта. В свою очередь, понятно, что внешняя политика эффективна, если она предсказуема. Предпринимались ли со стороны партнеров России по ШОС, ОДКБ попытки принятия превентивных мер, которые бы позволили не доводить ситуацию до крайности? Звучали ли такие предупреждения и предложения со стороны Казахстана?

- Предложение сделано, а принимать или не принимать его - это дело конфликтующих государств. Это был жест доброй воли со стороны нашего государства, имеющего союзнические отношения с Российской Федерацией и, в то же время, довольно развитые дружественные отношения с Грузией, особенно в экономической сфере. Казахстан является важным государством, голос Казахстана имеет большое значение, к нашей стране относятся с уважением, с нашим мнением считаются, поэтому президент и выступил с таким предложением.

В целом позиция Казахстана, высказанная президентом, является абсолютно справедливой. Глава нашего государства был, пожалуй, первым из ведущих политиков в мире проинформирован о нападении Грузии на российских миротворцев и мирных граждан. Насколько я знаю, эта позиция получила высокую оценку как в России, так и на Западе, где тоже признают, что первой военные действия, по приказу президента Саакашвили, начала все же Грузия, как это ни печально признавать.

В любом случае политика грузинского руководства привела к отторжению территорий и нарушению территориальной целостности страны. Это печальный результат, из которого следует вывод, что сохранение территориальной целостности невозможно без ответственной и взвешенной внешней политики. Другими словами, чтобы успешно защищать коренные национальные интересы, надо вести себя прилично на международной арене, уметь договариваться, находить компромиссы и, конечно, с уважением относиться к правам граждан.

- Интересно, что именно в этот момент произошла активизация политических процессов на Украине. Вы видите какую-либо взаимосвязь? Кстати, у нас тоже говорят уже не только о президентско-парламентской системе, но и о парламентско-президентской…

- По моим наблюдениям, в дискуссиях между различными политическими силами Украины «грузинский фактор» присутствует, не все согласны с политикой Виктора Ющенко в отношении грузинского конфликта.

То, что там происходит, является внутренним делом страны. У Казахстана очень хорошие отношения с Украиной, мы за то, чтобы развивать сотрудничество, в том числе, и по парламентской линии. Двусторонние отношения не претерпят серьезных изменений, даже если Украина станет парламентским государством. Украина - крупная «транзитная держава», и в ней ведется дискуссия, какой путь развития выбрать в качестве магистрального. В конце концов в Центральной Европе есть парламентские республики, которые успешно развиваются и пользуются авторитетом.

Что же касается нашего региона и нашей страны, то альтернативы президентскому правлению не существует. В то же время конституционные поправки, принятые в мае прошлого года, предполагают усиление роли парламента, его контроля над исполнительной властью. Это не конфронтация, а тесное и эффективное сотрудничество. В сенате проведено немало заседаний и слушаний, в которых принимали участие представители исполнительной власти.

- Некоторые считают, что сегодняшнее обострение в мире в большей степени связано с интересами кандидатов в президенты США и детерминировано завершающейся стадией предвыборной кампании. Спадет ли накал после этих выборов? Вообще, насколько реальны опасения развязывания новой «холодной войны» и удастся ли Казахстану отстоять в ней свои национальные интересы и сохранить партнерские отношения с обоими лагерями?

- Конечно, электоральный фактор в США определенную роль играет, но ситуация вокруг Грузии вряд ли чревата возникновением новой «холодной войны». Обострение отношений между известными державами возможно, но откат к прежним временам тотальной конфронтации - это нереальный сценарий.

В то же время ситуация в мире меняется, и она требует изменения некоторых традиционных подходов в международной политике. Но тенденция сотрудничества и взаимопонимания в мировой политике будет, как и прежде, доминирующей. Взаимозависимость государств сильно возросла, и они сталкиваются с одинаковыми угрозами - международным терроризмом, сепаратизмом. А если выросла взаимозависимость государств, то и взаимопонимание должно усилиться.

Вообще, ситуация «холодной войны», которая возникла после знаменитой Фултонской речи Уинстона Черчилля, коренным образом отличается от сегодняшней. Сегодня мир глобализирован, он находится на новой волне развития. К примеру, то, что сделал Интернет для изменения менталитета людей, развития диалога и выработки новых подходов к развитию политических институтов, трудно переоценить. Поэтому «холодная война» в ее прежнем понимании, конечно же, невозможна.

- Насколько усложняется в связи с этим повестка дня для Казахстана, который готовится стать председателем ОБСЕ? Вам не кажется эта задача, в условиях нарастания кризиса в глобальных международных отношениях, для нашей страны «неподъемной»?

- Президент в своем выступлении в парламенте уделил особое внимание предстоящему председательству, сказав, что меры по успешному обеспечению почетной миссии уже приняты. Министерство иностранных дел во главе с М. Тажиным серьезно работает над этим вопросом. В то же время Нурсултан Абишевич подчеркнул, что Казахстан готовится к председательствованию в рамках общегосударственной программы «Путь в Европу». В реализацию этой программы будут вовлечены многие государственные структуры, в том числе и парламент. В самое ближайшее время сенаторы в составе казахстанской делегации примут участие в дискуссиях, которые организует Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в Варшаве. В работе этого форума примут участие и оппозиционные политики Казахстана. Мы активно работаем и в рамках Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

В середине сентября казахстанская делегация примет участие в сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Торонто. Ожидается, что состоится интересный обмен мнениями не только по грузинской проблематике, но и по другим важным вопросам повестки дня.

В начале июля этого года сессия ПА ОБСЕ успешно провела свою работу в Астане, европейские депутаты подчеркивали, что Казахстан по целому ряду параметров готов к тому, чтобы успешно председательствовать в ОБСЕ. Важно, что Казахстан стал первым постсоветским и центральноазиатским государством, удостоенным этой высокой миссии.

- Вы не станете отрицать, что председательство в ОБСЕ - это имиджевая акция, рассчитанная на рост популярности нашей страны в мире. Тем не менее, как отмечал глава государства, Казахстан намерен внести свой вклад в развитие международных отношений, международного сотрудничества. В связи с этим существует ли помимо универсальной программы «Путь в Европу» какой-либо конкретный план действий, с которым наша страна займет этот пост?

- Насколько я знаю, в Министерстве иностранных дел создана специальная группа, так называемая Task Force. В одном из аналитических документов Госдепартамента США двухгодичной давности казахстанская дипломатическая служба названа одной из самых квалифицированных на постсоциалистическом пространстве.

Что касается парламентариев, то у нас есть собственные планы, в том числе по линии Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Тайным голосованием я был избран вице-председателем этого форума, поддерживаю постоянные контакты с председателем Жоао Соарешем и другими коллегами. Мы консультировались по ситуации в Грузии. 21 августа в Москве я встречался с председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым, мы обсуждали вопросы, касающиеся выработки консолидированной позиции по грузинскому кризису.

Что касается предстоящего заседания в Торонто, то у меня нет сомнений в пользе предстоящих дискуссий. Конечно же, единого мнения там быть не может, поскольку парламентарии представляют разные политические партии, плюрализм в ПА ОБСЕ бьет ключом. Интересно, что во время заседания Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Астане члены британской делегации голосовали по-разному по одним и тем же вопросам повестки дня.

Поэтому Парламентская ассамблея ОБСЕ - уникальная организация, и работа в ней казахстанских парламентариев - это очень хороший опыт для нашей страны.

- Есть ли у председательствующей страны в рамках процедурной деятельности возможности каким-либо образом влиять на повестку дня, характер обсуждения вопросов и принимаемые решения? Не исключено, что к 2010 году усилится противостояние между Россией и Соединенными Штатами, некоторыми европейскими государствами. В какой ситуации окажется Казахстан и как он будет действовать в таких условиях?

- Столкновение позиций в рамках ОБСЕ уже происходит. Если говорить об истории ОБСЕ, то поначалу это было Совещание, как, к примеру, СВМДА, и только спустя двадцать лет совещание трансформировалось в Организацию. Генеральный секретарь ОБСЕ - это чисто техническая фигура, в ОБСЕ каждый год избирается новый председатель. От него многое зависит, но он не вправе принимать чью-либо сторону, - председатель должен аккумулировать позиции всех государств, грамотно и четко обобщать эти позиции и прилагать максимум усилий для выработки компромиссных решений. Мне довелось вести переговоры со многими председателями ОБСЕ, наблюдать за их работой. Конечно же, они были разные - и по знаниям, и по опыту, и по темпераменту. Но общее качество, которое было присуще руководителям ОБСЕ - это позитивно-нейтральная позиция по всем обсуждаемым вопросам. К примеру, нынешний председатель, министр иностранных дел Финляндии Александр Стубб был вынужден во время грузинского конфликта вести переговоры как в Москве, так и в Тбилиси, информировать своих коллег в штаб-квартире в Вене, и, на мой взгляд, он успешно справился с этой трудной миссией. Кстати, А. Стубб в дни работы ПА ОБСЕ побывал в Астане, где провел переговоры со всеми официальными лицами, стоящими у руля государства, и с оппозицией. В целом, Казахстан сделал большой шаг вперед на европейском направлении. В 1992 году, когда мы вступали в ОБСЕ, трудно было представить, что всего лишь через 15 лет будет принято решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ. И это результат прежде всего целенаправленной внешней и внутренней политики главы нашего государства.

Петр КАРАВАЕВ, Астана


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии