Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Когда в защитниках согласья нет...

В статье «Весы Фемиды иль меч карающий?» («Казахстанская правда» от 12 декабря 2008 года) президент Союза адвокатов РК Ануар Тугел поднял ряд актуальных проблем реформирования адвокатской деятельности.

Хотелось бы высказать свою точку зрения, касающуюся улучшения организации защиты в уголовном судопроизводстве.

Согласно ст. 70 УПК РК, в качестве защитника в процессе участвует адвокат. Наряду с ним защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, подсудимых могут осуществлять супруг (супруга), близкие родственники или другие законные представители, включая профсоюзы и прочие общественные объединения.

В отношении близких родственников, а также супруга (супруги), участвующих в процессе в роли защитников, проблем, как правило, не возникает. Иное дело — представители общественных объединений, если речь идет о рассмотрении дел членов этих объединений. Здесь есть вопросы, которые законодателем не урегулированы.

Как известно, общественные представители вступают в уголовный процесс в порядке, предусмотренном ч. 8 ст. 72 УПК РК. При этом они представляют суду, ведущему разбирательство, решение своего общественного объединения о назначении их защитниками. С момента вступления в уголовный процесс представитель общественного объединения приобретает полномочия защитника, предусмотренные статьей 74 УПК РК. То есть наряду с дипломированным адвокатом получает право собирать и представлять документы, участвовать в допросах подозреваемого, обвиняемого, заявлять ходатайства и так далее.

Данное право в национальном законодательстве осталось еще с советских времен. Напомним, в период СССР действовало большое количество общественных объединений и профсоюзов, и каждый гражданин, как правило, состоял в одном из них. Тогда-то и появилось понятие «общественный защитник», целью которого было оказание воспитательного воздействия на общество.

В настоящее время у граждан на постсоветском пространстве нет массового желания быть членом какого-либо общественного объединения.

А вот полномочия общественного защитника остались. В итоге лица, привлекаемые к уголовной ответственности, сегодня сплошь и рядом изъявляют желание вступить в ряды того или иного объединения с единственной целью, чтобы в дальнейшем оно защищало его права в суде.

Здесь и заключается законодательная коллизия, ущемляющая, на мой взгляд, интересы адвокатуры. Ведь из Закона РК «Об адвокатской деятельности» следует, что для того чтобы стать профессиональным защитником и участвовать в уголовных процессах, необходимо иметь высшее юридическое образование, пройти стажировку в адвокатской коллегии, иметь два года стажа работы по юридической специальности, быть не судимым, получить лицензию, состоять в коллегии адвокатов. В то же время от представителя общественного объединения не требуется ни специального образования, ни лицензии, ни даже надлежащего исполнения своих обязанностей.

Профессиональные юристы согласятся со мной, что общественный защитник никоим образом не способствует полному и всестороннему рассмотрению уголовного дела. Более того, в некоторых случаях он, не разбираясь в юридической технике, идет вразрез с позицией адвоката и совершает действия, направленные против их доверителя, оказывая тем самым «медвежью» услугу лицам, его нанявшим.

Получается, некоторые граждане, пользуясь вышеуказанной лазейкой в законодательстве, осуществляют адвокатскую деятельность без получения высшего юридического образования и наличия соответствующей лицензии.

Считаю, институт общественного защитника в действующем законодательстве должен быть исключен или же введен в свои процессуальные формы.

В частности, необходимо предусмотреть правовую ответственность общественных защитников, регламентировать их деятельность с указанием на то, что они не осуществляют юридические услуги (так как не являются юристами), а всего лишь представляют общественное объединение, выражают его интересы и свое отношение к подсудимому, обвиняемому в совершенном преступлении, либо — к потерпевшему.

Также в УПК РК необходимо закрепить положение, согласно которому общественный защитник вправе действовать от имени подозреваемого, обвиняемого, подсудимого только при согласии с этими действиями адвоката.

То есть при наличии двух защитников позиция защиты (адвоката и общественного защитника) должна быть единой, исходящей от профессионального адвоката, а не от эмоций, чувств и интуиции общественного защитника.

Мне лично доводилось наблюдать ситуацию по одному конкретному уголовному делу, когда общественный защитник решила заявить отвод судье, а адвокат не хотел заявлять необоснованного отвода, так как эта процедура в соответствии с законодательством не принесет желаемого результата, а лишь отнимет время.

Процесс с участием общественного защитника отнимает время на дачу ему разъяснений норм Уголовно-процессуального кодекса, так как он, не имея опыта, начинает нарушать нормы закона и задает свидетелям, другим участникам процесса некорректные, юридически неграмотные вопросы.

Изучение зарубежного опыта показало, что, к примеру, в США понятие общественного защитника вообще отсутствует. В американской юрисдикции есть понятие «публичные защитники», которые оказывают свои услуги бесплатно.

Необходимо отметить, что «публичными защитниками» работают юристы, получающие гонорары за счет государственного бюджета.

В Российской Федерации до недавнего времени существовал институт общественного защитника в том виде, какой в настоящее время имеется у нас.

Однако в соответствии с последними изменениями в УПК РФ с целью расширения и укрепления процессуальных гарантий подозреваемых, обвиняемых и подсудимых институт общественных защитников вообще ликвидирован.

В уголовных процессах, где подсудимый согласно ст. 72 УПК РК нанимает несколько адвокатов, в том числе дополнительных защитников в лице представителей общественных объединений, возникают казусные моменты, также требующие, на мой взгляд, законодательного урегулирования.

Так, при разборе конкретного уголовного дела судья попытался выяснить позицию участников процесса по ходатайству, заявленному представителем потерпевшего о допросе свидетеля. И что же? Два адвоката, защищающие одного подсудимого, заняли противоположную друг другу позицию, а общественный защитник вообще оставил этот вопрос на усмотрение суда. Мне как обвинителю было очень интересно наблюдать за поведением подсудимого: какую же он изберет линию поведения при наличии нескольких позиций его защитников?

Разрешение таких ситуаций никак не регламентировано УПК РК, хотя подобное поведение адвокатов и их противоречивая позиция на процессе не способствует обеспечению профессиональной защиты подсудимого.

В этой связи в УПК РК необходимо внести соответствующие изменения, которые бы регулировали деятельность нескольких адвокатов и общественного защитника при защите одного подсудимого. В противном случае усилия адвокатов по защите прав подозреваемых, обвиняемых и подсудимых будет осуществляться как в басне Ивана Крылова «Лебедь, рак и щука».

Ергали БЕРЛИБАЕВ,

старший прокурор управления прокуратуры Жамбылской области


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...