Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Совместная пресс-конференция по итогам российско-узбекистанских переговоров (Ташкент, 23 января 2009 года)

Совместная пресс-конференция по итогам российско-узбекистанских переговоров


И.КАРИМОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые представители средств массовой информации!

Мне доставляет большое удовольствие ещё раз приветствовать сегодня наших российских друзей и присутствующих здесь представителей средств массовой информации.

Настоящий визит Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева является его первым государственным визитом в Узбекистан.

Мы с Дмитрием Анатольевичем неоднократно встречались, обсуждали на различных саммитах самые злободневные и взаимно интересующие вопросы. Он имел возможность однажды уже посетить Узбекистан, но в другой роли. А сегодня как Президент России, я повторяю, он наносит визит в Узбекистан первый раз. Поэтому мне доставляет большое удовольствие, приветствуя его, сказать в вашем присутствии [говорит по-узбекски], что означает «Добро пожаловать в Узбекистан!».

В Узбекистане рассматривают настоящий визит Президента России как логическое закономерное проявление и продолжение сложившихся между нашими странами отношений стратегического партнёрства и союзничества, как хорошую возможность в быстро меняющихся условиях современности, когда сама жизнь ставит на повестку дня проблемы нового более критического осмысления происходящих в мире и в различных регионах событий, обсудить и определить совместные решения по взаимно интересующим актуальным вопросам двустороннего и международного характера. Разумеется, много нового вносят проблемы, которые возникли в связи с расширяющимися масштабами финансово-экономического кризиса, вопросы определения совместной программы действий, вопросы усиления и углубления кооперационных связей между нашими предприятиями и компаниями по преодолению негативных последствий кризиса, вопросы сохранения достигнутых темпов взаимного товарооборота между нашими странами.

Все эти вопросы, на мой взгляд, являются чрезвычайно актуальными, и когда мы ищем различные варианты противодействия кризисным проявлениям, самое лучшее и самое, мне кажется, рациональное - это находить новые рынки сбыта друг у друга. Я так бы сформулировал. Тем более, Россия является рынком сбыта сегодня для всего мира. И когда мы говорим о невостребованных возможностях, надо искать эти возможности в товарных отношениях между Узбекистаном и Россией.

К сожалению, я должен это признать, есть огромные возможности, которые до сих пор практически не использованы. И даже сегодня во время обсуждения повестки дня и во время выступления отдельных представителей российского делового мира мы убедились в том, что просто на поверхности лежат некоторые вопросы, которые, если их реализовать одновременно, если наладить как следует эти кооперационные связи, будут иметь долгосрочный характер. С этой позиции - и занятость людей, и заказы, и всё, что связано с валовым продуктом - оно всё как раз лежит в этой плоскости. По-моему, с этой точки зрения кооперационные связи приобретают порядок такой, с которым мы просто не имеем права не считаться.

Переговоры и обмен мнениями по этим вопросам, которым предшествовала серия двусторонних мероприятий, межправительственного, межведомственного уровня, ещё раз подтвердили общность позиций практически по всем обсуждённым вопросам, твёрдую политическую волю, заинтересованность сторон в расширении сотрудничества, в большем практическом наполнении договоров, в развитии стратегического партнёрства и союзничества.

Мы с большим удовлетворением отметили устойчивые темпы роста торгово-экономических отношений между нашими странами. Россия стабильно занимает позицию важного торгового партнёра Узбекистана. По итогам 2008 года показатель взаимного товарооборота составил около четырёх миллиардов долларов и несмотря на существенное падение мировых цен сохранился на уровне 2007 года.

Критически оценивая положение дел в экономическом сотрудничестве, стороны подчеркнули некоторые сложившиеся здесь стереотипы и пришли к общему выводу о необходимости диверсификации и укрепления инвестиционного сотрудничества, а также производственно-кооперационных связей за счёт реализации ещё невостребованных больших резервов и возможностей, особенно в таких сферах как машиностроение, приборостроение, электротехника, переработка сельхозпродукции, коммуникационные связи и особенно транспортные связи.

Стороны также были едины в выражении серьёзной озабоченности в связи с обострением эскалации противостояния в Афганистане, что усугубляется растущим объёмом наркотрафика из этой страны.

Вызывает глубокое удовлетворение конструктивный характер двустороннего взаимодействия и тесной координации наших усилий в рамках ООН, ШОС, ОБСЕ, где позиции и подходы Узбекистана и России практически схожи или близки по большинству вопросов.

Сегодня мы также выразили откровенные мнения относительно хода интеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе в рамках СНГ и ОДКБ.

Итогом нашей совместной работы стало подписание, как вы сегодня слышали, документов, которые должны сыграть свою роль в дальнейшем укреплении узбекистанско-российского взаимодействия в политико-дипломатической и культурно-гуманитарной сферах. В этом плане хочу отдельно отметить очень важные вопросы, которые мы намечаем в ближайшее время подписать, принять межправительственную программу сотрудничества в культурно-гуманитарной области в 2009-2011 годах, которая отражает накопленный нами за последнее время положительный опыт обоюдных контактов и несомненно будет служить дальнейшему сближению наших стран и народов.

В заключение хочу выразить уверенность, что государственный визит Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева станет этапным, знаковым событием укрепления и развития узбекистанско-российских отношений. Его результаты однозначно будут служить общим нашим интересам.

Благодарю за внимание и с удовольствием передаю слово Дмитрию Анатольевичу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемый Ислам Абдуганиевич! Уважаемые представители средств массовой информации, коллеги!

Действительно, только что завершились наши переговоры с Президентом Узбекистана, и их результаты, на мой взгляд, отражают тот уровень отношений, который сложился между нашими странами. Эти отношения характеризуются как отношения стратегического партнёрства и союзничества при том, что в нынешнем мире нам необходимо всё время сверять часы, всё время находиться в тонусе, всё время рассматривать самые разные вопросы.

У нас прошли переговоры, где были затронуты самые разные вопросы, самый широкий круг вопросов. Значительная часть этих вопросов уже названа Исламом Абдуганиевичем. Хотел бы сказать, что, конечно, наша международная кооперация по ситуации в Центрально-Азиатском регионе, по вопросам, связанным с состоянием дел в Афганистане, в сопредельных государствах с Афганистаном, имеют исключительно важное значение. Мы говорим об этих вопросах в самых разных ситуациях. Мы встречались в многосторонних форматах, обсуждали это с Исламом Абдуганиевичем, потом обсуждали, что называется, в кулуарах после проведения различных саммитов.

И сегодня, и вчера мы обсуждали ситуацию вокруг этих очень сложных проблемных зон и пришли к выводу, что без учёта коллективного мнения государств, которые заинтересованы в урегулировании ситуации, путём односторонних решений эти проблемы не решить. Равно как и невозможно представить себе создание какой-либо идеальной модели, по которой могло бы развиваться то или иное государство на основе иностранных предложений.

Всякое государство должно развиваться на основе собственных законов с учётом той многообразной истории и культуры, которая свойственна именно этому государству, но, естественно, при восприятии общемировых, общечеловеческих ценностей. Где найти этот баланс - наверное, это и есть основная проблема, с которой сталкивается весь мир и международные организации при обсуждении конфликтных ситуаций, при обсуждении вопросов развития общественных сил.

Мы обсуждали не только международную повестку дня, но, конечно, обсуждали и наши двусторонние отношения, наше торгово-экономическое, инвестиционное сотрудничество. Я хотел бы полностью поддержать то, что сейчас сказал Ислам Абдуганиевич в отношении того, что у нас хорошие отношения, продуктивные, масштабные, но их потенциал огромен. И то, что мы сегодня оперируем цифрами в несколько миллиардов долларов (3-4 миллиарда), - это, конечно, хорошие цифры, но объём товарооборота, объём торговых сделок мог бы быть существенно больше, если бы мы, допустим, активнее продвигались по ряду вопросов инвестиционного взаимодействия, если бы мы занялись той самой диверсификацией инвестиционного сотрудничества, о которой мы говорили только что в ходе переговоров в расширенном составе.

Мы сегодня как раз говорили о перспективных направлениях. Надеюсь, что они в ближайшее время тоже получат своё развитие. В этой связи я, кстати, хотел бы выразить отдельную признательность нашим коллегам и руководителям межправкомиссии и всем, кто принимал участие в подготовке сегодняшней встречи, в подготовке тех договоров, которые были только что подписаны. Я считаю, что в целом это качественная работа, хотя значительная её часть ещё впереди.

Хотел бы также отметить, что российские компании, несмотря на то, что сейчас весь мир находится не в самом простом положении, тем не менее готовы вкладывать свои деньги в экономику Узбекистана, готовы к тому, чтобы развивать инвестиционное сотрудничество по самым разным направлениям. Они хорошо известны: это и энергетика, и транспорт, и промышленность, и вопросы, связанные с развитием туристического бизнеса, - по всем направлениям, по которым мы сможем договориться.

Большие перспективы видим мы и в развитии гуманитарных контактов, наращивании сотрудничества в сфере образования, науки, культуры. Речь идёт и о подписании большого договора, о котором только что упомянул Ислам Абдуганиевич, и о реализации разных программ, которые уже действуют. Они разные: они есть большие, масштабные, есть поменьше. Например, у нас сейчас в рамках Фонда гуманитарного сотрудничества издаётся классика литератур народов СНГ, где будут и книги узбекских авторов. В прошлом году были изданы произведения узбекского эпоса на русском языке, что, на мой взгляд, значительно лучше знакомит нас с культурой дружественного Узбекистана, помогает лучше ориентироваться в гуманитарном пространстве, а это очень важно.

Наши коллеги только что подписали документы, которые будут способствовать координации нашего взаимодействия на международной арене, и мы считаем, что такого рода сотрудничество исключительно необходимо. Я об этом уже говорил.

В целом мне бы хотелось сказать, что встреча и переговоры были открытыми, продуктивными, интенсивными, и буквально с первых минут моего пребывания в Узбекистане мы с Исламом Абдуганиевичем начали сразу же обсуждать самые разные вопросы: и внутренние, и международные. Конечно, это исключительно важно с учётом того, что время такого двустороннего визита, оно всегда спрессованно, даже несмотря на его очень высокий статус - статус государственного визита. Поэтому и то, что мы обсуждали вчера в Самарканде, и то, что мы сегодня обсуждаем в столице, - это очень важные для развития наших государств темы. Считаю, что по ним нам удалось продвинуться вперёд во взаимопонимании оттенков наших позиций, поговорить о конкретных проектах, которые действительно нужны для развития наших стран.

Поэтому я ещё раз хотел бы сердечно поблагодарить Ислама Абдуганиевича за приглашение, за оказанный очень теплый, сердечный приём, и я уверен, что мы дадим импульс развитию сотрудничества между нашими странами.

ВОПРОС: Вы только что говорили о том, что вопросы безопасности вы не обошли своим вниманием. Я хотел бы уточнить у Президента Узбекистана: каким Вы видите сотрудничество в области безопасности, в частности, по Афганистану - не только вместе с Россией, но и в рамках международных организаций, таких как ОДКБ и ШОС? И я хотел бы у Дмитрия Анатольевича уточнить: каким Вы видите сотрудничество не только с Узбекистаном, но и с Соединёнными Штатами в проблеме безопасности в Афганистане?

И.КАРИМОВ: Что касается наших позиций, нашего отношения, наших подходов к решению афганской проблемы, об этих наших подходах мы неоднократно говорили, и на встрече, которая сейчас проходит с российской стороной, мы также подчеркнули свои принципиальные подходы к решению этого вопроса.

Уже практически все страны, которые вовлечены в разрешение афганской проблемы, войны, которая там продолжается уже более 30 лет, пришли к одному выводу: военное решение проблемы Афганистана, создание условий согласия, стабильности в Афганистане путём дальнейшей милитаризации, и не только Афганистана, но и окружающих стран, абсолютно неприемлемо, и оно не имеет никакой перспективы. Повторяю ещё раз, сегодня всему миру это становится ясно, и об этом говорят прежде всего генералы и представители НАТО, Соединённых Штатов, особенно Великобритании. Они неоднократно подчёркивали (те конкретные люди, которые участвуют в этом противостоянии или участвуют со стороны Соединённых Штатов и НАТО), они говорят о том, что военного решения проблемы нет. Надеюсь, вы об этом много раз читали и достаточно об этом осведомлены.

Какое решение есть этого вопроса? Мы предлагаем решить эти вопросы с вовлечением стран региона. В течение этих 30 лет все окружающие страны, в том числе республики, которые граничат с Афганистаном (или конкретно три республики: Афганистан, Узбекистан, Туркменистан), возьмите Иран, Пакистан, другие страны - Китай, Индию - они все практически уже за эти 30 лет всё это увидели наяву, увидели, к каким серьёзным последствиям это ведёт, как усиливается эскалация, и конца этой войне не видно.

Сегодня «талибан» получает большую силу не только потому, что он опирается на идеологию «Аль-Каиды» и других радикальных сил, но и прежде всего потому, что в его ряды вступают самые рядовые афганцы. Никто этого не может отрицать. Мы говорим о «талибане» как о какой-то особой организации, которая с радикальных позиций борется против правительства Карзая. Но на самом деле, сила «талибана», и никто этого не отрицает, заключается в том, что он опирается на рядовых афганцев, всё больше пополняющих его ряды, которые недовольны прежде всего тем, как ведётся война в Афганистане.

И, разумеется, 8 лет уже прошло с тех пор, как началась последняя стадия этой войны. За 8 лет всё больше и больше людей убеждается в том, что они практически ничего не получают. Знаете, по опыту очень многих таких войн, которые происходят в регионах: чем больше войска, которые вошли, пребывают там, тем больше они приобретают не просто символ, а характер оккупантов. И все эти силы, которые там сегодня как бы налаживают мир, борются с радикалами и так далее, чем больше будет продлеваться это противостояние, тем больше они будут приобретать символ оккупационных сил.

Так было в Ираке, так и сегодня происходит в Афганистане. Чем дольше эта проблема не будет разрешаться, тем сильнее положение может ухудшиться. То, что сегодня новый Президент Америки господин Обама принимает решение о новых подходах к решению афганской проблемы, конечно, это интересно, мы приветствуем все эти новые подходы. Но мы увидим результаты только тогда, когда появятся конкретные примеры: облегчит это положение Афганистана или нет.

Но в любом случае я считаю, вопросы надо решать с привлечением региона. Ни одна страна, соседствующая с Афганистаном, не может стоять в стороне от решения этой проблемы. Почему? Потому что их в первую очередь касается эта война, в первую очередь их касаются те проблемы, которые возникают в результате этой войны. Вот наш подход к этому вопросу. Но самое главное, мы считаем, что один из самых абсолютно неприемлемых подходов со стороны этих сил, которые хотят сегодня установить мир в Афганистане, это неуважение к афганской нации, народу Афганистана, его религиозным отношениям, его религиозным подходам и мировоззрению.

И самое главное, если подсчитать, сколько там вложено в милитаризацию, в войну миллиардов! Если хотя бы половина из них была направлена на решение коммуникационных вопросов, социальных вопросов, народу стало бы чуть-чуть лучше. Я думаю, тогда правительство Карзая получило бы гораздо больше поддержки, чем оно имеет сегодня. Поэтому, считаю, надо уважать народ, надо народу дать возможность решать свои вопросы самому. Вот такой наш подход - подход Узбекистана.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я добавлю несколько слов. Естественно, мы готовы к полноценному, полноформатному сотрудничеству по вопросам обеспечения безопасности в Афганистане со всеми государствами, и с Соединёнными Штатами Америки в том числе как с основной страной, которая сейчас озабочена режимом безопасности в Афганистане.

Что я могу сказать в добавление. Действительно, насколько я понял, позиция нового Президента Соединённых Штатов заключается в том, чтобы уделять этой проблеме первостепенное значение. Это неудивительно, потому что эта проблема очень сложная, она длится уже несколько десятилетий, о чём сказал Ислам Абдуганиевич, и реально народ Афганистана не может получить передышки уже очень значительное время. Там идёт война, постоянные политические пертурбации. Кроме того, всё это осложняется ещё некими идеологическими стереотипами, идеологическими конструкциями, куда пытаются насильственно иногда загнать афганское население.

Отсюда неудачи в политических преобразованиях в Афганистане. Без учёта национальных традиций, истории, я об этом уже сегодня говорил, успехов в развитии Афганистана, переходе Афганистана на современные цивилизованные рельсы развития собственной страны, политической системы, экономики - не добиться.

Поэтому мы готовы к тому, чтобы сотрудничать по этому вопросу практически с любым государством и, естественно, с Соединёнными Штатами Америки. Такое сотрудничество, естественно, должно быть полноценным, равноправным. Мы готовы работать по наиболее проблемным направлениям, я имею в виду и борьбу с наркотрафиком, доставку соответствующих грузов невоенного характера. Это те обязательства, которые Россия на себя брала, как и обязательство помогать по вопросам борьбы с терроризмом.

Это, наверное, самое сложное и самое важное, потому что количество радикалов на территории Афганистана, как и на сопредельной территории Пакистана, к сожалению, не уменьшается. Нищета продолжает плодить терроризм, и не считаться с этим нельзя.

Международные форматы, которые используются для решения этой проблемы, на мой взгляд, хороши только в том случае, когда они эффективны. А какие форматы являются эффективными? Эффективными являются те форматы, в которых принимаются решения, которые впоследствии можно выполнить, и в которых участвуют государства, заинтересованные в их исполнении. В этом плане я согласен абсолютно с тем, что страны региона должны принимать участие в обсуждении этих вопросов, причём реальное участие. Площадки для этого могут быть разные, и конструкции для обсуждения могут быть разные.

Ещё раз повторяю: лишь бы они были эффективными. В этой связи я считаю, что и те решения, которые мы совместно принимали когда-то, решения, связанные с обсуждением этих вопросов на площадке Шанхайской организации сотрудничества, как и на других площадках, могут внести свой вклад, лишь бы был толк. Поэтому будем надеяться, что новая американская администрация будет успешнее, чем ушедшая, в вопросах афганского урегулирования.

ВОПРОС: Вопрос к Президенту Российской Федерации. От безопасности - к экономике. В ходе расширенного заседания отмечалось, что 95 процентов инвестиционного потока направлено в топливно-энергетический комплекс. За счёт каких механизмов, на Ваш взгляд, можно обеспечить исполнение имеющихся договорённостей в этой сфере с учётом нынешней непростой ситуации на мировом финансовом рынке? В частности, также подчёркивалось, что необходимо диверсифицировать экономическое сотрудничество. Какие именно сферы и отрасли могли бы стать основой для форсирования этого процесса?

Д.МЕДВЕДЕВ: Правильный вопрос, хороший, которым мы сегодня, собственно, и занимались, да и вчера тоже с Исламом Абдуганиевичем говорили по некоторым делам. Я только уточню, 95 процентов - это не топливно-энергетический комплекс, а топливно-энергетический комплекс плюс телекоммуникации. То есть это энергетика и высокие технологии, что, на самом деле, не очень плохо, но, конечно, цифра подавляющая.

Вот если бы это соотношение было немножко иным - процентов 70 или 60, - я бы считал, что это оптимальная пропорция. Но так - много, конечно, занимают две эти крайне важные и, кстати, очень полезные и взаимовыгодные сферы сотрудничества.

Что впереди? Впереди ряд проектов, которыми мы уже начинали заниматься. Я считаю, что по каждому из них возможно движение вперёд. Мы сегодня достаточно много времени и внимания с Исламом Абдуганиевичем, с нашими узбекскими коллегами, с российскими коллегами уделили вопросам, связанным с самолётостроением, например, и последующей реализацией. Очевидно, что сейчас не самая простая пора для размещения крупных заказов, но если мы не будем сейчас закладывать базу под будущее, то наши самолётостроительные мощности, наши авиапредприятия могут попасть в довольно сложную ситуацию.

Поэтому нужно искать новые рынки, нужно создавать совместные проекты. Один из таких совместных проектов мы сегодня обсуждали - как нам двигаться по совместной работе в области создания новых самолётов, в области авиапроизводства.

Здесь могут быть разные подходы. В ходе переговоров нам сегодня удалось выйти на определённый компромисс, который, как мне кажется, может двинуть этот проект вперёд. Но, конечно, нам нужно искать те сферы, которые будут востребованы в сегодняшней жизни. Поэтому производственная кооперация мне представляется исключительно важным направлением. Я имею в виду и самое разное сотрудничество в сфере энергетики, и сотрудничество в области атомной промышленности. Я считаю, что мы неплохо могли бы позаниматься и вопросами транспортного сотрудничества. В этом плане у нас тоже есть ряд предложений, которые могли бы быть реализованы. И вообще любой проект, который способен принести сегодня эффект, как мне представляется, должен быть востребован.

Почему это особенно актуально? Ровно потому, что сейчас и экономика Российской Федерации, и экономика Узбекистана страдает от снижения экспортных поставок. Спрос на нашу экспортную продукцию упал - это и металлургия, и некоторые другие виды продукции. Естественно, мы должны каким-то образом замещать эти проблемы. Что для этого делать? Можно создавать новые производства, искать новые проекты, особенно в тех случаях, когда речь идёт о потреблении на территориях наших стран: когда нам не нужны рынки третьих стран, когда мы можем прокредитовать друг друга, когда мы можем найти какую-то оптимальную схему финансово-экономических отношений, которые не требуют заимствования, допустим, и получения кредитов, дорогостоящих кредитов, в других государствах. Вот это мне представляется довольно интересным именно сегодня.

И.КАРИМОВ: Кто-то еще хочет задать вопрос? Пожалуйста.

ВОПРОС: У меня вопрос к обоим президентам. По результатам сегодняшних переговоров не могли бы вы рассказать, каких конкретных договорённостей вы достигли в сфере энергетики, в сфере развития газотранспортной системы?

И.КАРИМОВ: Я думаю, что перечислять все эти проекты, которые сегодня осуществляются, и предусматривается расширить масштабы этих проектов, можно очень долго.

Я вчера принимал Вагита Алекперова, который возглавляет одну из ведущих компаний России в области энергетики и энергоресурсов. Мы очень подробно несколько часов обсуждали эти вопросы, очень подробно обсуждали детали некоторых проектов. Я благодарен ему за то понимание и тот, я бы сказал, учёт интересов Узбекистана в строительстве таких объектов, как газоперерабатывающий завод на месторождении Кандым, и других, где, собственно, ожидается в ближайшие годы дополнительно произвести газ в объёме более чем 15 млрд. кубов. Только на этом месторождении. Есть и другие проекты, есть месторождения газа, которые имеют до 7 процентов этана, а вы понимаете, что из этана можно получить различные продукты переработки, которые сегодня на мировом рынке имеют огромный спрос.

Такие вопросы, которые мы всегда обсуждали, имеют масштабный характер. Если говорить о суммах или огромных средствах инвестиций, которые сопровождают этот проект, можно очень долго на эту тему говорить. Но самое главное, мы нашли общее понимание, и самое главное - эти проекты носят, я бы сказал, перспективный характер. Я мог бы много говорить о том, как мы долго договаривались с «Газпромом», и, наконец, у нас создана цивилизованная, общепринятая во всём мире, система определения цен - не только на поставку газа, но и других составляющих.

Я так думаю, что эти вопросы, о которых мы договорились, и которые мы закрепляем в наших отношениях с «Газпромом», также имеют немаловажное значение, если иметь в виду, что Узбекистан в этом году имел возможность поставить «Газпрому» даже больше того, что он сегодня мог от нас получить. Это вызвано особенностями 2008 года, но и прежде всего мировым кризисом, сокращением спроса на газ и прочее, но тем не менее мы очень довольны тем, что с «Газпромом» у нас чётко определены перспективы, и здесь, наверное, уже не будет каких-то субъективных подходов.

Мы с Дмитрием Анатольевичем говорили не только об этих, но и о перспективных проектах. Прежде всего, имеется в виду то, что связано с коммуникационными проектами. Эти коммуникационные проекты имеют в Узбекистане большую перспективу с точки зрения того, чтобы решать вопросы высоких технологий, связанные с тем, чтобы в Узбекистан пришли те технологии, которыми сегодня занимается Россия. И не просто занимается, а куда вкладываются огромные средства, которые могут в ближайшее время дать какой-то, я бы сказал, взрывной результат. Нам трудно говорить об этом, но нанотехнологии, которыми занимается сегодня Россия, я думаю, - это то, что может дать серьёзные результаты, и Узбекистан заинтересован в том, чтобы участвовать в этих проектах.

Дмитрий Анатольевич говорил [о вопросах] в области урана. Узбекистан готов его поставлять России и решать вопросы удовлетворения спроса России на урановые концентраты. Но тем не менее на эти вопросы накладывает сегодня большой отпечаток и кризис, падение цен на уран, и прочее.

То есть я эти вопросы мог бы перечислять в большом объёме, но тем не менее хочу сказать, что вопросы переработки сельхозпродукции, которой богат Узбекистан, и в которой нуждается Россия, я думаю, имеют немаловажное значение. В стоимостном выражении они дают не очень много, но тем не менее, они удовлетворяют спрос населения России, и прежде всего [позволяют] не допускать или ограничивать рост цен на продукты питания. Думаю, Узбекистан и в этих вопросах мог бы для России быть полезен.

Перечислять эти вопросы я дальше не буду, но тем не менее хочу сказать то, что сказал в самом начале: как только начинаем разбираться с отдельными проектами, выявляется, что эти проекты, если в них чуть-чуть углубиться, начать решать их практически, - огромное поле деятельности.

Я сказал о значимости государственного визита Дмитрия Анатольевича. Прежде всего, думаю, что все вопросы, которые были обговорены, получат продолжение. Для этого в составе делегаций - очень авторитетные, очень значимые лица, руководители предприятий. И я надеюсь, что сегодняшний визит действительно даст свои результаты, и его смело можно называть успешным визитом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я буквально несколько фраз скажу. Я согласен с тем, что Ислам Абдуганиевич назвал. Безусловно, все эти направления присутствуют. Если говорить собственно об энергетическом сотрудничестве, то отмечу только два фактора. Для того чтобы полноценно сотрудничать, нужно, чтобы не напрягало это сотрудничество, чтобы оно создавало ощущение комфорта, эффективности и взаимовыгодности. И то, что мы действительно вышли, например, по газовому вектору, по газовым отношениям на новые масштабы этого сотрудничества, мы теперь находимся в рамках современных и взаимовыгодных, в то же время основанных на рыночных ценах, договоров, - это уже очень хорошо. Это означает то, что по другим направлениям мы можем продвигаться с учётом того, что мы перешли уже на эту фазу. Я об этом говорил при открытии переговоров в широком составе.

Названы были компании, которые заинтересованы в развитии энергетического сотрудничества. Здесь мне, собственно, нечего добавить. Очевидно, что это сотрудничество может идти как по направлению собственно приобретения различного рода энергетических источников, приобретения газа, так и по направлению строительства новых трубопроводных мощностей, транспортных мощностей. Я считаю, что это тоже очень важно, если мы рассчитываем на то, что эти перспективы ориентированы на годы вперёд, рассчитываем на то, что мы обязуемся поставлять энергетические источники нашим партнёрам, другим государствам. Поэтому мы должны следить за тем, чтобы газотранспортная система была в соответствующей форме. И в этом смысле, я считаю, что мы тоже могли бы подумать о развитии вот этих проектов.

В целом считаю, что у нас есть очень хорошие шансы для того, чтобы энергетическое сотрудничество и дальше оставалось одним из ключевых направлений российско-узбекистанского экономического взаимодействия.

ВОПРОС: Вопрос, который логически может продолжить эту тему. Вы на расширенном заседании, очень чётко так упомянули, что в политике решающими являются два фактора: это доверие и интерес. Хотела спросить об этом интересе: насчёт планов и позиции России в отношении строительства гидроэнергетических сооружений в некоторых странах Центральной Азии, и как при этом учитываются интересы других государств в этом регионе?

Д.МЕДВЕДЕВ: Что я могу сказать? Всякого рода проекты, тем более такие глобальные, как гидроэлектростанции, должны создаваться с учётом мнения соседей. Здесь невозможно действовать изолированно - не приведёт ни к каким результатам или создаст напряжение, которое придётся потом разрешать не экономическими, а политическими методами, не говоря уже о более опасных направлениях, или способах, разрешения противоречий. Поэтому когда речь идёт о сотрудничестве в сфере гидроэнергетики, выполнении тех или иных заказов, Российская Федерация исходит из того, что каждое государство, желающее что-то создать у себя, должно договориться со своими соседями, предоставить надлежащие доказательства экологической состоятельности проекта и выступить в роли нормального полноценного заказчика тех или иных работ. В этом смысле я исхожу из того, что все заинтересованные государства должны обсуждать этот вопрос на коллегиальной основе, руководствуясь в том числе и международными соглашениями на эту тему, а также своими двусторонними соглашениями в дружеской и добрососедской манере. Только в этом случае можно достигнуть успеха. Вот, собственно, и всё. Исходим из того, что такого рода проекты должны реализовываться на этих принципах.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...