Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Г. Марченко: Плавная девальвация лучше, чем разовая. А чем она лучше?

Проведенная недавно Национальным банком девальвация тенге была необходимой мерой, направленной на поддержку нашей экономики. На днях гостем нашей «прямой линии» был председатель Национального банка Казахстана Григорий Александрович МАРЧЕНКО, который отвечал на вопросы читателей. Теме девальвации было посвящено очень много вопросов. Представляем вашему вниманию разговор известного экономиста с читателями.

Диляра УСМАНОВА, г. Алматы:

- Девальвировали свои национальные валюты, как известно, и другие страны СНГ. Слышала по новостям, что в России тоже была проведена девальвация рубля. Но там она прошла постепенно. А почему в Казахстане она была резкая, с чем это связано? Может быть, нам стоило плавно начинать девальвировать наш тенге?

Г. М:. Эти выступления на тему того, что плавная девальвация лучше, чем резкая, все люди, которые так говорят, так называемые аналитики и эксперты, они ни одной цифры, ни одного расчета не приводят. Вот так лучше - и все! Как в том анекдоте: «Грузин лучше, чем армянин. Ну, чем лучше? Чем армянин». Вот и здесь также. Плавная девальвация лучше, чем разовая. А чем она лучше? Чем разовая. А реально никто никаких расчетов не представил! Сколько она должна продолжаться? Три недели, два месяца, четыре с половиной месяца? Это первое.

Второе. Какой должен быть накопленный уровень девальвации?

Третье. Какой должен быть накопленный уровень инфляции? Мы говорим, что инфляция вырастет на 2 процента, с 9 до 11 процентов за 2009 год. Если бы проводили плавную девальвацию, насколько бы выросли цены? Сколько бы при этом пришлось потратить резервов и сколько бы людей переложили свои депозиты в тенге в депозиты в долларах? Никто никаких расчетов или оценок не дает. А просто говорят, что плавная девальвация лучше. И все.

Рассуждений много на эту тему. Если в пример все приводят Россию, то у них на момент, когда мы проводили свою девальвацию, накопленная девальвация была 48,3 процента (а мы сделали на 23 процента). Вот эти люди, которые говорят, что плавная была бы лучше, они считают, что лучше было бы сделать девальвацию в два раза больше, но плавно? Тогда, извините, если начинаются все эти рассуждения о том, как пострадало население, то население пострадало бы в два раза больше. Так или нет? Потом, никто не пишет о том, какая была бы в результате этого накопленная инфляция. Никто не пишет, сколько при этом пришлось бы потратить резервов центрального банка. Никто не пишет, сколько людей переложили бы свои депозиты из тенге в доллары, если бы девальвация была плавная. Поэтому мы же говорим, что давайте подождем, к примеру, до 1 июля, и просто посчитаем за 12 месяцев (1 июля 2009 к 1 июля 2008 года) накопленную инфляцию, накопленную девальвацию, переток из одних видов депозитов в другие и сколько было потрачено резервов в процентном отношении по 4-5 странам. И тогда будет достаточно четко видно, какая девальвация лучше, разовая или плавная. А сейчас эта дискуссия ни о чем, потому что никто никаких цифр не приводит.

С точки зрения теории, девальвацию нужно было начинать еще в октябре прошлого года. Например, Австралия и Канада - это развитые страны, которые тоже достаточно сильно зависят от экспорта нефти, металлов и сельхозпродукции, как и Казахстан, у них в октябре прошлого года за 3 недели курс валюты упал на 27-28 процентов без всяких объявлений о плавной или разовой девальвации. У них сам рынок это отрегулировал. Теоретически, нам надо было уже тогда двигаться. Был и второй вариант: двигаться с начала декабря параллельно с Россией. Но поскольку ни первый, ни второй варианты не были приняты, в той обстановке, которая сложилась реально в начале февраля, мы должны были делать то, что мы сделали.

За январь месяц наше население скупило вместе с евро почти 2 миллиарда наличной валюты. То есть без всяких там объявлений уже люди хорошо понимали, к чему мы идем и что нужно делать. Поэтому уходили в доллары для того, чтобы себя защитить от предстоящей неизбежной девальвации. Я все время цитирую классиков: когда идея овладевает массами, она становится материальной силой. И у нас подавляющее большинство предприятий и большинство населения давно поняло, что девальвация будет, но лучше ее сделать быстро, чем тянуть.

Д. У.:

- Насколько Нацбанком регулируем курс доллара по отношению к тенге, и что ожидает нашу валюту в дальнейшем?

Г. М.: 4 февраля объявили о девальвации тенге, уже 5 февраля утром ситуация в обменных пунктах банков была полностью стабилизирована. На самом деле многие представители малого и среднего бизнеса ушли в доллары еще в декабре, январе. Причем все эти действия были произведены до того, как было принято решение о проведении девальвации. Поэтому люди понимали, что это произойдет, и к этому готовились - и за один месяц два миллиарда наличных долларов купить - это очень много.

Процесс этот полностью контролируется. Мы сказали, что этот новый коридор - 150 тенге за доллар плюс-минус 5 тенге, установленный на среднесрочный период, мы будем защищать. Сейчас курс доллара равен примерно 149,30, 149,40 тенге за доллар, и никаких особых проблем ни у кого это не вызывает. И банки, и предприятия, и население к новому коридору уже привыкли.

- Здравствуйте, Григорий Александрович! Меня зовут Надира, я являюсь магистрантом КИМЭП, сейчас мы готовимся к занятиям, я хотела бы задать вам вопрос. Скажите, а какие прогнозы по длительности финансового кризиса?

Г. М.: Вы знаете, ни один честный аналитик или специалист вам сейчас не скажет, сколько этот кризис будет продолжаться. То есть большинство специалистов даже до конца этого года не могут дать каких-то прогнозов. Нужно понимать, то, что сейчас происходит, - это международный финансовый кризис, и такого не было никогда. Какие-то элементы кризисов, которые были раньше, они тоже присутствуют, поэтому, что делать с этим кризисом, как его преодолевать, и когда он кончится, на самом деле никаких готовых ответов сейчас нет.

Если сегодня кто-то начнет говорить, что он точно знает, что кризис кончится через 9 месяцев и 4 дня или через полтора года, то делать он это будет большей частью наугад. Нам просто нужно принимать меры для того, чтобы минимизировать последствия этого кризиса, с одной стороны, и устранить те дисбалансы, которые в экономике присутствуют. Поэтому мы вот в том числе девальвацию и провели. Атак, самое главное - работать и делать то, что нужно для того, чтобы из этого кризиса выйти. А зависим мы в большей степени от того, как с кризисом будут справляться развитые страны, и оттого, какие цены будут на наши экспортные товары на мировых рынках. То есть там кризис может продолжаться и очень долго, но если цена на нефть станет 80 долларов за баррель, на зерно -300 долларов за тонну и т. д. и т. п., впоследствии и мы у себя в стране, думаю, легко справимся.

Наталья ИВОЛГИНА, пенсионерка, г. Алматы:

- Вот сейчас все говорят о девальвации. Но, как правило, при девальвации возникает риск ускорения темпов инфляции. Что будет с ней делать Нацбанк? И второй вопрос. Куда и в какой валюте сегодня можно инвестировать средства?

Г. М.: Мы давали прогноз по инфляции на 2009 год - 9 процентов. В связи с проведением девальвации мы потом этот прогноз пересмотрели. По нашей оценке, уровень инфляции вырастет до 11 процентов в целом по году. Думаю, если мы сможем удержаться в этих пределах, и рост инфляции составит всего 2 процента в год - от 9 до 11 процентов, тогда это будет не такая большая плата за девальвацию.

Относительно второго вопроса, куда и в какой валюте инвестировать средства, мы об этом уже десять лет говорим одно и то же, что нужно инвестировать в несколько валют: половину в тенге, а другую половину - в какую-то валюту, которая вам больше нравится. Это могут быть и доллары, и евро или какая-то другая свободно конвертируемая валюта. Принцип диверсификации своих инвестиций или принцип «нескольких корзин», в который делаются инвестиции, он остается, и он был всегда правильный. Когда в течение 4 лет тенге укреплялся, то выигрывала тенговая часть портфеля, а когда была проведена девальвация, то выиграла долларовая часть портфеля.

Н. И.:

- А пенсионерам пенсию еще будут повышать?

Г. М.: Пенсионерам уже подняли пенсию на 25 процентов.

Айгуль, жительница г. Алматы:

- Меня интересует вопрос касательно ситуации с банком БТА и Альянс-банком. Моя сестра является клиентом БТА-банка, также она взяла потребительский кредит в Альянс-банке. Второй вопрос: почему государство выбрало именно эти два банка?

Г. М.: По-моему, на эти вопросы уже 186 раз ответили на всех уровнях. Если вы думаете, что вы что-то новое от меня услышите, то я вынужден вас разочаровать. Те меры, которые были приняты Правительством, Агентством финансового надзора и фондом «Самрук-Казына», и те средства, которые были представлены БТА-банку в виде дополнительной капитализации, Альянс-банку - в виде средств, которые размещены у них на корсчете, были необходимы для того, чтобы обеспечить устойчивость этих банков и обеспечить проведение платежей и защитить интересы вкладчиков этих банков. Поэтому, если у вашей сестры вклады в БТА, ей не о чем сейчас переживать, тем более вы знаете, что в прошлом году были подняты гарантии по вкладам. Поэтому государство принимает целый комплекс мер для того, чтобы защитить интересы вкладчиков БТА. Но в целом, при наличии такого акционера, как «Самрук-Казына», мы считаем, что вкладчикам БТА-банка не о чем беспокоиться. То, что касается обязательств перед банками, в частности, по потребительским кредитам, могу сказать, что кредиты надо обслуживать, платить вовремя вознаграждение и погашать в сроки. Нечего переживать, ничего не изменилось.

А. С.:

- БТА находился на грани дефолта. Видимо, поэтому государство решило «спасти» банк и обеспечить его бесперебойное функционирование. Многие аналитики склонны считать - начался процесс перераспределения собственности в пользу государства. Ваше мнение на этот счет?

Г. М.: Во-первых, было принято постановление Правительства, во-вторых, вынесено решение ΑΦΗ, в-третьих, деньги предоставил «Самрук-Казына». А мы, как Национальный банк, взяли на себя обязательства по обеспечению БТА краткосрочной ликвидностью. Это было согласованное решение всех 4 организаций. Дефолта БТА никто бы не допустил, потому что банк является системно важным. Там большие объемы вкладов населения, большая доля в платежах между юридическими лицами... Но, поскольку у прежних акционеров банка своих средств не было, им же предлагалось внести в банк деньги для того, чтобы можно было бы обеспечить его бесперебойное функционирование. Они этого сделать не смогли.

Государство (в лице вышеупомянутых госорганизаций) четко сказало, что оно не хочет быть держателем контрольного пакета акций БТА, и этот процесс не является национализацией, и что они с удовольствием продадут контрольный пакет какому-либо стратегическому инвестору. Сейчас уже ведутся переговоры, в частности, со Сбербанком России. Если эти переговоры успешно завершатся, у фонда «Самрук-Казына» останется 25 процентов так же, как в Народном банке и Казкоммерцбанке, а контрольный пакет будет принадлежать внешнему инвестору.

Кроме этого выкупить контрольный пакет акций предлагалось и самому г-ну Аблязову, который формально вообще сейчас не является акционером. Знают только, что он контролирует какие-то ТОО и оффшорные компании, на которые зарегистрированы акции, но у него самого напрямую, как у Аблязова, ничего нет. Он был председателем совета директоров банка, ему это было удобно. В каких-то ситуациях он выступал от имени акционеров банка, которым он является фактически, а формально, юридически, нигде таковым не проходит. В какие-то моменты он даже писал письма о том, что никакой ответственности за банк не несет, поскольку акционером не является. Поэтому я тут не вижу никакого перераспределения собственности в пользу государства. Государству этот банк или его контрольный пакет в принципе не нужен, о чем государство несколько раз говорило. И тут ничего личного нет, потому что г-ну Аблязову тоже предлагали, если он найдет необходимые средства, имеющие легальное происхождение, и внесет эти деньги в капитал, то, пожалуйста, пусть будет держателем контрольного пакета акций.

А. С:

- Помните, недавно банкам уже помогало государство, выделяло средства...

Г. М.: Те деньги, которые выделялись государством для банков, были в виде депозитов. Но дело в том, что до сих пор не завершены процедуры по вхождению их в капитал, так как там существует целый ряд юридических моментов. К примеру, нужно проводить собрание акционеров, потом давать минимум 30 дней для реализации права преимущественной покупки, т. е. пока эти деньги будут заведены, а они будут заведены только в середине марта... А до середины марта какая бы была там ситуация в БТА?

Анель ТУМЕНБАЕВА, студентка, г. Алматы:

- Я слышала, что прогноз Национального банка по инфляции на этот год равен 11 процентам. Скажите, пожалуйста, этот прогноз учитывает девальвацию, и насколько данный прогноз реален?

Г. М.: Первоначальный прогноз был 9 процентов, потом после проведения девальвации мы его пересмотрели и подняли до 11 процентов. Это учитывает последствия девальвации. У нас сейчас много публикаций и разговоров о том, что цены на какой-то вид товаров резко поднялись. Но нужно понимать, что в индекс потребительских цен входит 425 позиций товаров и услуг. Поэтому, если на какие-то медикаменты цены вырастут, допустим, на 10 процентов, это не будет говорить о том, что весь индекс потребительских цен тоже поднимется. Ключевым, или одним из главных моментов, является уровень коммунальных тарифов. Уже было сделано объявление, что он подниматься не будет. Поэтому, я думаю, что с учетом того, что и покупательная способность у населения не намного выросла, то у тех торговцев, которые будут поднимать цены слишком сильно, их продукцию просто не будут приобретать. Поэтому мы считаем, что прогноз в 11 процентов является реальным. Надо подождать, когда пройдет первый квартал, а лучше еще первое полугодие, и тогда посмотреть, насколько ситуация будет развиваться, но пока мы пересматривать этот прогноз не собираемся.

Асель, студентка КазНУ:

- Какие факторы влияют на уровень инфляции в Казахстане?

Г. М.: Такие же, как и во всем мире. Это повышение цен на те или иные товары или на те или иные виды услуг. Когда эти цены растут, то и растет совокупный индекс потребительских цен. Понятно, на какие-то виды товаров и услуг цены могут снижаться в течение месяца, квартала или года, на какие-то повышаться. Повышение может быть больше или меньше, но потом есть методология, которая уже давно отработана в середине 90-х годов. Есть специальный статистический департамент в Международном валютном фонде, который отвечает за эту методологию. Они регулярно приезжают, проверяют, как мы осуществляем сбор и агрегирование этих цен. При этом я хочу отметить, что сбором всей этой информации, ее сводом и публикацией занимается Национальное статистическое агентство, а не Национальный банк. Мы лишь берем те данные, которые публикует нацстатагентство.

Максим РЫЖЕНКОВ, г. Алматы:

- Скажите пожалуйста, как повлияет или уже повлияла девальвация на объем инвестиций в Казахстане?

Г. М.: Если речь идет о прямых иностранных инвестициях, то по объемам инвестиций мы собираем информацию ежеквартально. То, что касается инвестиций внутри стран, эту информацию собирает статагентство и публикует ее по итогам месяца. Поскольку девальвация была проведена 4 февраля, и с тех пор прошло не так много времени, то никакой информации о том, как это повлияло на объем инвестиций, пока нет.

Ольга ЦОЙ, г. Алматы:

- Недавно нашу страну посетила миссия Международного валютного фонда (МВФ), чтобы проанализировать экономическую ситуацию в стране и обсудить экономическую политику Правительства, проводимую в условиях продолжающегося мирового финансового кризиса. Как МВФ был оценен комплекс мер нашей экономической политики в рамках Антикризисной программы Правительства?

Г. М.: Комиссия МВФ приезжала до того, как я вернулся в Национальный банк. Но эти материалы я видел. В целом комиссия позитивно оценила экономическую политику государства. Но по поводу возможной девальвации они никаких рекомендаций не дали, а сделали такие, скажем так, осторожные заявления о том, мол, можно сделать так, а можно и по-другому. Но в любом случае, это уже будет сложное решение Национального банка. Поэтому каких-то четких рекомендаций они не давали, но тот комплекс мер, который был предложен из пяти основных пунктов еще в конце прошлого года, они оценили достаточно позитивно. По итогам проведенной девальвации мы разговаривали с двумя разными представителями МВФ, но пока какой-то официальной позиции Международного валютного фонда с оценками или с рекомендациями я не видел.

О. Ц.:

- Скажите, каков ваш прогноз на будущее нашей экономики?

Г. М.: Прогноз на будущее нашей экономики у меня, в любом случае, позитивный, потому что наша экономика, я думаю, справится с последствиями мирового финансового кризиса и будет расти. Другое дело, что, конечно, не такими темпами, как мы привыкли с 2000-го по 2007 год. В прошлом году темпы роста составили чуть больше 3 процентов, но, тем не менее, я думаю, что уже в следующем году экономика начнет снова подниматься.

Андрей, г. Алматы:

- В народе гуляет мнение, что будет деноминация. Мне хотелось бы от вас получить комментарий: будет или нет деноминация? Просто не хочется верить слухам, лучше получить официальный ответ.

Г. М.: Эти слухи... они, как весенние и осенние обострения у некоторых людей. Хочу сказать, что таких планов у нас нет. Более того, люди должны понимать, что с момента просто даже принятия решения о выпуске новой банкноты до ее запуска в обращение проходит полтора года.

Пока никаких дизайнов новых банкнот я не видел, и потом их вообще по нашему законодательству должен утверждать Президент. Поэтому никакой смены банкнот мы не планируем, и никаких деноминаций тоже, т. е. чтобы в 10 или в 100 раз изменить... Таких планов точно нет, и никакой необходимости в этом тоже не существует.

Теоретически могут быть ограниченные выпуски отдельных банкнот, как это и раньше делалось, к определенным праздникам или юбилеям, к примеру, к 20-летию Казахстана и другим памятным датам, важным для страны. Но это будет ограниченный тираж. Массовой же смены действующих банкнот мы не предполагаем, даже в том же номинале, а деноминации мы вообще не планируем. Поэтому это только слухи, и вы, пожалуйста, поменьше кого-то слушайте...

А.:

- Вы меня на самом деле успокоили. Можно еще вопрос? Экономические предпосылки деноминации? Я понимаю, если вы не планируете ее, сейчас пока их нет... Но что может быть причиной для того, чтобы у нас в Казахстане была деноминация?

Г. М.: Для людей всегда важна магия цифр. Вот сейчас 149 тенге за доллар. Будет 1,49 или 0,149 за доллар. Но что изменится? Думаю, не нужна никому эта деноминация. В свое время турецкая лира или другие валюты, у которых было огромное количество нулей, от этого уходили, и для того, чтобы от этих нулей избавиться, проводили деноминацию. У нас такой необходимости нет, уровень инфляции не такой высокий, уровень 149-150 тенге за доллар - такое у нас уже было в 2003 году, поэтому если мы тогда не сделали деноминацию, сейчас тем более это не нужно.

Андрей СЕМЕНОВ, индивидуальный предприниматель:

- Сейчас в Интернете муссируются слухи о том, что доллар будет заменен на другую валюту - «амеро». Если это случится, как это отразится на нас, наших курсах и т. д.?

Г. М.: Я не могу отвечать за американские власти или федеральную резервную систему, которая занимается изготовлением наличных долларов. Нам о таких планах ничего неизвестно. Более того, насколько мы слышим, периодически опровергаются эти слухи самими представителями американской администрации. Даже если теоретически будет вводиться какая-то новая валюта, то все будет зависеть от того, какие будут условия обмена.

Как вы знаете, доллары заменялись уже неоднократно. Если они будут меняться один к одному на новые доллары, то никто не пострадает. Если они будут какие-то другие условия обмена вводить, тогда другой вопрос. И здесь дело не в введении новой американской валюты - это их суверенное право, а в том, как будет производиться обмен, допустим, старых долларов на новые «амеро», если на такое они когда-нибудь пойдут, о чем пока никакой достоверной информации нет.

Наталья СМАГУЛОВА, студентка КазНУ:

- В свете последнего глобального кризиса, который оказал на нашу экономику существенное влияние, как будет проводиться политика Национального банка, на что она конкретно будет направлена?

Г. М.: Основные направления денежно-кредитной политики публикуются каждый год. Там всегда конкретно написано, что мы будем делать для стабилизации экономики. А в этом году, естественно, в том числе написано и то, что мы будем делать для борьбы с кризисом.

Мы провели девальвацию, снизили ставку рефинансирования, снизили минимальные резервные требования для банков и очень поддерживаем банки по краткосрочной ликвидности. Вот наши конкретные меры по борьбе с кризисом и по стабилизации экономики.

Валентин, г. Алматы:

- Все наши министерства переехали в Астану. Национальный банк будет переезжать или нет?

Г. М.: Нет, не будет.

А. С.:

- В последнее время все чаще обсуждается вопрос создания региональной валюты стран СНГ. Есть ли в этом необходимость? Возможно, это альтернатива выхода из сложившегося кризиса...

Г. М.: Такие дискуссии уже идут восемь лет. Теоретически все возможно. К примеру, Европейский Союз постепенно, за несколько десятков лет, подготовился, а потом ввел валюту евро, которая уже 10 лет как функционирует. И нам теоретически никто не мешает точно также подготовиться, согласовать какие-то параметры, которые мы должны выдерживать по уровням инфляции, уровням бюджетного дефицита, денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики группы стран. Потом эти параметры еще, конечно, нужно несколько лет выполнять. После этого создается единый центральный банк, который затем начинает эмитировать какую-то региональную валюту. И этот процесс может занять 10-15 лет.

Разговоров на самом деле на эту тему много, но никаких практических шагов реально сделано не было, даже параметры не согласованы.

И потом, какая должна быть у нас инфляция? 5 процентов или не более 10 процентов в год? Каким должен быть дефицит бюджета? Об этом представления у всех разные. Когда у нас говорят о региональной валюте, мы понимаем, что это будет новая наднациональная валюта, эмитентом которой будет региональный центральный банк. А вот в России почему-то искренне считают, что это должна быть их валюта - российский рубль, эмитентом которой будет являться Центральный банк России. Я, например, с этим не согласен, о чем всегда говорил - когда в прошлый раз был председателем Национального банка и когда в частном секторе работал. И по-прежнему так считаю.

Раньше самой устойчивой валютой в Европе была немецкая марка. К ней практически были привязаны и французский франк, и валюты Бельгии, Нидерландов, Австрии. И с точки зрения технической тоже можно было не придумывать никакое евро, а всем взять марку. Но они же этого не сделали, правильно? Поэтому я думаю, что и в нашем случае, исходя из ряда факторов, лучше было бы двигаться в этом направлении. Если возникнет необходимость в региональной валюте, то надо создавать наднациональную валюту. Но пока каких-то практических шагов в этом направлении нет. И необходимости пока тоже. Когда это будет действительно необходимо, я думаю, тогда и начнутся практические движения. В Западной Африке эта работа уже ведется давно и, соответственно, в странах Персидского залива.

А мы пока на эту тему только разговариваем, но при этом никаких практических шагов не делаем.

Асет МУХАМЕДШИН, г. Алматы:

- Девальвация тенге, я так полагаю, отразится и на наших пенсионных накоплениях. У меня вопрос: будут ли эти накопления индексироваться? И второй вопрос: как вы думаете, возвратится ли курс тенге по отношению к доллару к своей исходной до обрушения позиции?

Г. М.: Во-первых, курс тенге в 2003 году был 156 тенге за доллар. Потом в течение 4 лет курс тенге укреплялся, и те люди, у которых были депозиты или какие-то другие сбережения, в том числе и пенсионные накопления в тенге, от этого выигрывали. Но они никакой компенсации или налогов никому за это не платили. Теперь, когда прошел обратный процесс после девальвации, я не вижу экономических оснований для того, чтобы о какой-то компенсации говорить. Тут ничего такого экстраординарного не произошло. Курс вернулся на тот уровень, где он уже в 2003 году был. И почему вернулся, понятно: цены на нефть, металлы и основные экспортные товары для Казахстана упали.

Вернемся к первому вопросу. Если цены на нефть опять будут 140 долларов за баррель, то, конечно, курс тенге по отношению к доллару вернется к исходной позиции, может, даже дальше уйдет. Только другой вопрос, когда это произойдет, когда и в какие сроки? На самом деле, вы, наверное, знаете, что в 2006-2007 гг., когда укреплялся курс тенге, были спекуляции на тему того, что он будет и дальше укрепляться. И Национальный банк был вынужден вмешиваться, чтобы этого не произошло. Тогда курс мог и до 100 тенге за доллар уйти. Это же экономика, где крайности всегда плохие. Когда курс валюты слишком сильный, это приводит к тому значительному удешевлению импорта, и начинают страдать национальные производители. Когда курс слишком слабый, тогда растут цены на импорт, это отражается на инфляции. Всегда нужны какой-то разумный компромисс и какое-то равновесное сбалансированное значение курса. Поэтому мы сейчас его изменили и объявили этот коридор - 150 тенге за доллар плюс-минус 5 тенге, потому что он соответствует текущему состоянию нашей экономики.

Прямую линию провела Сауле Ахметова

Григорий Александрович Марченко родился в декабре 1959 года в Алматы. Окончил Московский государственный институт международных отношений по специальности «Международные экономические отношения». После окончания вуза работал в Министерстве цветной металлургии Каз ССР. С марта 1992 года - помощник вице-президента РК. С июня 1994 года - заместитель председателя Национального банка Казахстана. С ноября 1996 года - председатель Национальной комиссии РК по ценным бумагам. С мая 1998 года - президент компании «ДБ Секьюритиз (Казахстан)». Одновременно являлся внештатным советником Президента РК. В октябре 1999 года назначен председателем Национального банка РК.

В январе 2004 года Указом Президента РК назначен на должность первого заместителя Премьер-министра РК. В октябре 2004 года ушел в отставку с госслужбы и был назначен внештатным советником Президента РК. С января 2005 года - председатель правления Народного банка Казахстана. С января этого года - председатель Национального банка Казахстана. Свободно владеет английским, немецким и испанским языками. У него двое детей - сын и дочь.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...