Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Куда ведет страну правительство? Председатель Нацбанка провел девальвацию наиболее болезненным способом из всех возможных

Автор: Сергей ЗЕЛЕПУХИН

13.03.2009

Госчиновники не желают и не умеют работать в интересах государства, заявил в интервью «Республике» председатель совета Ассоциации пенсионных фондов Казахстана Айдар Алибаев. По его мнению, несмотря на множество программ, принятых за годы независимости, ни одна из них не работает, а правительство и Национальный банк используют прежние командно-административные меры. Все это, считает он, ведет к росту социальной напряженности в стране.

Айдар Байдаулетович, в последней статье нашей газете Вы писали о необходимости реализации инфраструктурных проектов за счет пенсионных активов и о трудностях, возникающих на этом пути. Что изменилось за это время? Есть ли какие-нибудь обнадеживающие подвижки? И как Вы оцениваете практическую сторону реализации антикризисного плана?

- О принятии так называемой антикризисной программы было объявлено еще осенью 2008 года, то есть скоро пройдет полгода. На мой взгляд, за это время не сделано ничего. Меня самого это удивляет. Есть пенсионные активы, уже есть понимание реализации инфраструктурных проектов, известен механизм реализации этих проектов, имеется антикризисная программа, открывающая дорогу инфраструктурным проектам, уже никто не возражает против их необходимости, а никакой работы нет.

Но что мешает?

- Все формальные двери открыты: выпускай облигации и реализуй проекты. Но здесь мы упираемся в очень важную составляющую этой цепочки. Речь идет о желании и умении, а точнее, о нежелании и неумении наших чиновников работать в интересах государства, в интересах народа, в интересах дела, наконец. Посмотрите, сколько программ было придумано на бумаге за годы независимости, а не сделано ничего. Посмотрите на действия наших бюрократов и сделайте выводы!

Давайте попробуем сделать выводы вместе, а читатели решат — стоит к нам прислушаться или нет...

- Помните, как министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов сперва сказал, что девальвация будет плавной и 10-процентной, а она оказалась обвальной, резкой и 25-процентной? Теперь он говорит о минимальном воздействии девальвации на изменение цен. Правда, что он имеет в виду и откуда он это взял, никто не знает, а он сам не говорит.

Вы считаете, что одномоментная девальвация — шаг неправильный?

- Председатель Нацбанка провел девальвацию наиболее болезненным способом из всех возможных. Теперь он принялся успокаивать население, что все хорошо, что дальнейшей девальвации не будет. Может, оно и так, однако ответ на вопрос, будет ли еще одна девальвация, даст только время. Ведь мы уже слышали убаюкивающие заявления чиновников, что снижение курса тенге, если и будет, то будет проходить постепенно.

Но есть еще один момент. Марченко необоснованно обвиняет обменники в распускании слухов о дальнейшей девальвации, грозится закрыть обменные пункты и расширить сеть банковских обменников, тем самым отбросив нас лет на двадцать назад.

Почему Вы так считаете?

- Это абсолютно антирыночная мера, в духе армейских политработников, вероятно, имеющая одной из целей — лоббирование интересов частных банков. Когда он говорит, что обменники начнут провокации перед 8 Марта или Наурызом, не являются ли сами эти его слова провокацией? Имеющей цель оправдать свои карательные действия, так как им не хватает убедительности и логики...

А какие Вы видите последствия от закрытия обменников? Думаете, население от этого проиграет?

- Ничего, кроме вреда, эти неумные действия не принесут. Они будут способствовать развитию черного рынка, очередному скачку околовалютного криминала, а самое главное, в этом нет никакого смысла — ни экономического, ни просто здравого, и простым людям эти решения только принесут дополнительные сложности и убытки. Ведь всем известно, что в банках обменные курсы валют самые невыгодные.

Такие действия ясно показывают, что наши чиновники действуют исключительно старыми классическими бюрократическими методами — не пускать, наказать, запретить. Ведь это гораздо легче, чем разобраться, понять и помочь.

Если обменники все-таки загонят под банки, то это просто вывалит наружу антирыночную сущность главного банкира страны. Да и не только его, ведь, посмотрите, министры как на подбор начали действовать сугубо командно-административными методами.

Какие конкретные шаги руководителей ведомств вы имеете в виду?

- Намерение Нацбанка закрыть обменные пункты отражает только общую тенденцию.

Министр здравоохранения Доскалиев, видимо, по примеру «нерыночного Марченко», после повышения цен на лекарства, произошедшего вследствие девальвации, пригрозил аптекам отзывом лицензий. Интересно, кто у кого списывал — он у Марченко или наоборот? О том, что такими нерыночными методами он может оставить людей вообще без лекарств, министр как-то не подумал. И то, что рынок начнет уходить в тень, ему недосуг. А уж подумать о том, как смягчить последствия больным и пожилым людям, — это из области фантастики.

А министр индустрии заботится о повышении импортных пошлин на иномарки, а потом обижается, что его подозревают в лоббировании российских интересов, хотя это самое логичное предположение. И это пока самое малое, что можно предположить.

Или взять Министерство финансов, которое предлагает пенсионным фондам согласиться на снижение предельной ставки купонного вознаграждения по инфраструктурным облигациям до уровня 10% с уровня, если не ошибаюсь, 19,95%. Вы можете себе представить ситуацию, что у вас взяли деньги под проценты, а когда подошел срок возвращать, предлагают вернуть с доходом вполовину меньше?

Сложно такое представить при рыночной экономике.

- И я не могу, а Министерство финансов и может, и хочет. И возможно добьется своего. Все-таки не помешало бы нашим высоколобым чиновникам иногда задумываться над тем, чего больше — вреда или пользы — принесет людям лоббируемая ими та или иная инициатива.

Интересную картину Вы нарисовали...

- К действиям правительственных чиновников можно добавить действия, а точнее, бездействие властей на местах. Ведь проблемы дольщиков в Астане и Алматы не решены и не решаются, а только забалтываются и имитируются, проблемы ипотечников ходят по кругу — конца-края нет. Реальных работ на местах по улучшению инфраструктуры городов не ведется, уже в Алматы начались сбои в электросетях и появились ямы на дорогах. Безработица растет, малый и средний бизнес сохнет, цены растут, доходы падают, преступность растет. А чиновники не тужат, не суетятся, не противостоят всему этому.

Может, просто не хотят?

- Не могут или не хотят, или слишком хлопотно, да и свой интерес не везде есть. А ведь кроме собственно непрофессиональных и непродуманных действий, которые несут реальный вред и убыток в каждой конкретной сфере, каждый из названных мной бюрократов вносит серьезный вклад в дело роста социальной напряженности в обществе. Нагнетая атмосферу, усложняя и без того непростую сегодняшнюю жизнь, раскачивая людей и общество в целом, чиновники совсем не думают о возможных последствиях.

Если чисто гипотетически предположить, что нашим высоким чиновникам кто-то поставил задачу развалить страну, то сразу все их решения и действия вдруг обретают грамотность, стройность, логичность, целесообразность и даже мудрость.

И к какому выводу Вы пришли?

- Все это показывает, что наши высокие правительственные и региональные начальники не могут и не хотят эффективно и разумно управлять государством и работать в интересах людей на вверенных им участках. Не страшно, когда чиновники хотят, но не могут — можно научить, не страшно, когда могут, но не хотят — можно заставить. Но когда не могут и не хотят — это уже диагноз. Решения, принимаемые нашими чиновниками, изумляют своей поспешностью, некомпетентностью, непродуманностью, оторванностью от жизни, от людей, от их нужд. Они напоминают известного киногероя, который видел жизнь только из окна служебного автомобиля.

То есть куда ни кинь, везде клин?

- Да, именно так. Но ведь все, о чем говорю, взято мной из официальных источников, а сколько всего мы не знаем, сколько всего убыточного и непоправимого для страны и общества происходит за пределами нашего внимания, за толстыми стенами министерств, ведомств, госкомпаний и акиматов всех уровней. Поэтому до сих пор никаких движений в части реализации инфраструктурных проектов нет. И не хотелось бы так думать, но в ближайшее время, видимо, не будет. Никто серьезно об этом даже не говорит. Никаких действий в этом направлении нет. Я не представляю, как они собираются «осваивать» средства.

Но ведь г-н Келимбетов ставит задачу развернуть всю финансовую мощь нацкомпаний на поддержку отечественного производителя и создание рабочих мест во всех регионах страны...

- И что? Более того, он говорит о финансировании реального сектора через подразделения ФНБ, раздаче траншей и, наконец, обещает, что, как только начнутся отчеты по реализации этой программы, мы увидим перечень конкретных предпринимателей, которые получили эту помощь. И все, дело сделано. Получил деньги, накрутил свой процент, раскидал транши по банкам — и сиди, жди отчеты и получай зарплату.

Огромная армия председателей, замов, управляющих директоров, начальников департаментов, помощников и советников в самом расцвете лет и сил просто сидят в национальных и госкомпаниях, в различных фондах и центрах. Гоняют деньги по счетам, накручивают проценты, пишут программы, строят графики, иногда за что-то отчитываются, получают нагоняй, пересаживаются с места на место и неплохо в итоге живут.

А где смысл? Где реальный результат? Где заводы и фабрики, где объекты инфраструктуры и дороги, где рабочие места и произведенные товары? И как долго это будет продолжаться? Будет ли положен конец пустым разговорам и бессмысленным отчетам?

Айдар Байдаулетович, но, как известно, в Казахстане все же был реализован один инфраструктурный проект с привлечением пенсионных активов — «Станция Шар — Усть-Каменогорск». Что Вам известно о нем?

- На сегодня открытой информации по условиям реализации этого проекта исключительно мало. И приходится пользоваться отрывочными сведениями, возможно, не всегда соответствующими действительности. Известно, что частная компания «Досжан темір жолы» взялась реализовывать этот проект. Вроде бы железнодорожная линия введена в эксплуатацию, но вот с выплатой основного долга и купонного вознаграждения пенсионным фондам акционерным обществом «Досжан темір жолы» по инфраструктурным облигациям возникли проблемы.

Но они как-то решаются? Вам что-нибудь об этом известно?

- Известно, что месяц назад на совещании по ходу реализации концессионных проектов и выработке мер по преодолению существующих проблем под председательством министра экономики и бюджетного планирования Бахыта Султанова обсуждалась судьба и этого проекта.

Были ли приняты какие-либо решения?

- По моей информации, на этом совещании было принято несколько решений. Во-первых, ФНБ «СамрукКазына» поручалось провести заседание правления с целью принятия решения о выделении средств дочерним компаниям «Инвестиционный фонд Казахстана» и «Казахстан темір жолы» для последующего увеличения уставного капитала «Досжан темір жолы» на 3,09 миллиарда тенге

Во-вторых, поручалось обеспечить проведение заседаний правлений и советов директоров этих дочерних компаний с целью принятия решения об инвестировании в уставный капитал «Досжан темір жолы» на общую сумму 3,09 миллиарда тенге в срок до 28 февраля текущего года.

В-третьих, в рамках этого совещания Агентству финансового надзора было рекомендовано зарегистрировать изменения в проспект акций «Досжан темір жолы», а самой компании совместно с «СамрукКазыной» обеспечить размещение неразмещенного и дополнительно выпущенного количества акций опять-таки с целью увеличения уставного капитала на сумму не менее 3,09 миллиарда тенге.

В-четвертых, акционерному обществу «Досжан темір жолы» совместно с Минфином, Агентством финансового надзора и Ассоциацией финансистов поручено провести переговоры с держателями инфраструктурных облигаций, а именно пенсионными фондами, по установлению предельной ставки купонного вознаграждения по инфраструктурным облигациям на уровне 10% годовых.

В-пятых, одним из пунктов решения совещания было поручение Министерству транспорта и коммуникаций инициировать проверку «Досжан темір жолы» на предмет целевого использования средств от выпуска инфраструктурных облигаций.

И наконец, компания совместно с министерствами должна определить конкретные решения по вопросу передачи объекта концессии в госсобственность.

И что все это значит?

- Поскольку инфраструктурный проект «Шар — Усть-Каменогорск» реализуется за счет пенсионных накоплений граждан, они имеют право знать подробности этого проекта. Он представляет исключительный интерес как первый проект своего рода. От результатов его реализации, эффективности, прибыльности, прозрачности будет во многом зависеть судьба следующих инфраструктурных проектов. Поэтому как вкладчикам НПФ, так и самим работникам накопительной пенсионной системы было бы интересно узнать о подробных результатах реализации проекта, тем более что никакой официальной, открытой информации по нему нет. В связи с этим возникает ряд вопросов...

Какие именно?

- Почему нет никакой открытой и официальной информации о результатах реализации проекта «Строительство и эксплуатация новой железнодорожной линии Шар -Усть-Каменогорск? Завершен ли окончательно этот проект? Если да, то начал ли он окупаться?

Какие проблемы испытывает сегодня «Досжан темір жолы»? Правда ли, что эта компания не в состоянии выплачивать купонное вознаграждение пенсионным фондам по инфраструктурным облигациям или, по крайней мере, испытывает проблемы с выплатой? Для чего вдруг «Досжан темір жолы» потребовалось увеличение уставного капитала? И почему госфонд «СамрукКазына» через свои «дочки» должен инвестировать средства в уставный капитал частной компании?

По какой причине пенсионным фондам, как держателям инфраструктурных облигаций, предлагается уменьшить ставку купонного вознаграждения по этим облигациям? Не означает ли это, что вкладчики пенсионных фондов будут нести убытки от инвестирования пенсионных активов в инфраструктурные облигации из-за неэффективного и возможного нецелевого использования средств акционерным обществом «Досжан темір жолы» и каков размер этих убытков? Если эти убытки имеют место, то в чем их причина и кто несет за них ответственность?

Почему Минтранспорта предложено инициировать проверку «Досжан темір жолы» на предмет целевого использования средств от выпуска инфраструктурных облигаций? Какие есть для этого основания? Будут ли опубликованы в печати результаты этой проверки?

Наконец, если концессионный договор предполагал эксплуатацию концессионером железнодорожной линии в течение двадцати лет, дальнейшее извлечение им прибыли и погашение по инфраструктурным облигациям, то почему вдруг возник вопрос о передаче объекта в госсобственность? Зачем тогда надо было вообще огород городить?

От редакции: Мы в свою очередь адресуем эти вопросы Министерству финансов, Министерству транспорта и коммуникаций, Агентству финансового надзора и самой компании «Досжан темір жолы».

Газета "Республика — деловое обозрение" №09 (144) от 13 марта 2009 года


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...