Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Отчего же казаху легче найти общий язык с русским и даже немцем, чем с турком

http://www.inosmikz.com/?p=836

Турция настроена на реализацию проекта «Набукко» (Nabucco) по поставкам природного газа из района Каспия в Европу в обход России, заявил министр энергетики страны Хильми Гюлер.

«Мы ставим целью завершение проекта «Набукко». Если в нем есть необходимость, он должен быть реализован, вне зависимости от того, где находятся источники (энергоносителей). Малые преграды в больших проектах никогда не препятствуют их реализации», - сказал министр журналистам в Анкаре.

Андрей ПАЛАРИЯ

«Турция намерена реализовать проект «Набукко» - министр»,

«РИА Новости»,

18 марта 2009 года

 

 Комментарий: В свое время Турция при поддержке США и других западных держав проявлял такой же решительный настрой на реализацию аналогичного проекта по поставкам нефти из района Каспия. Теперь вот, как передают информационные агентства, общий объем транспортировки тенгизской нефти по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) в январе-феврале 2009 года составил 301,3 тыс. тонн. Отгрузка казахстанской экспортной нефтяной продукции по БТД началось в октябре 20008 года. Несмотря на то, что с тех прошло всего несколько месяцев темпы ее быстро растут. Всего за указанный период по БТД было прокачано, как сообщается, 5,4 млн. тонн нефти. То есть доля казахстанского нефтяного в объеме транспортируемого по этому маршруту сырья составляет уже почти 6 процентов. Это, надо полагать, только начало. Ибо в середине ноября прошлого года официальная Астана устами министра энергетики и природных ресурсов РК С.Мынбаев заявило о планах Казахстана экспортировать ежегодно до 60 млн. тонн своей нефти по закавказскому маршруту. А это, кстати, сказать, на 10 млн. тонн больше нынешней годовой мощности БТД.

 А ведь вначале Астана вовсе не хотела связываться с этим тогда еще проектным трубопроводом, ни один километр которого не должен был проходить по территории Казахстана. Это подтверждается следующей свидетельской оценкой - «Buffer state still avoids being hit» - авторитетной британской экономической газеты «Financial Times» от 11 декабря 2000 года: «Другой ключевой вопрос нынешних американо-казахских отношений - это будущее участие Казахстана в предлагаемом нефтепроводе БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан). США проталкивают данный проект с целью… поддержать экономику Турции - ключевого своего союзника в этом регионе. Казахские официальные лица, судя по всему, тяготеют к альтернативному иранскому маршруту с учетом того, что там расстояние короче и расходы соответственно ниже». Заодно в этом случае подразумевалась поддержка экономики Грузии.

 Но, в конце концов, Казахстан убедили присоединиться к этому проекту. Причем при этом встречные довольно скромные пожелания Астаны оказались проигнорированы. Так, в конце 2002 года, когда стоял вопрос о принятии окончательного решения по строительству БТД, и от РК императивным образом требовалось согласие на участие в проекте в качестве поставщика сырья, Казахстан, давая то, что от него требовалось, устами нынешнего главы «КазМунайГаза» К.Кабылдина выразил то, чего он хотел бы. Им выражалась надежда надежду на то, что казахстанские компании тоже будут допущены к участию в работах по прокладке трубопровода. Но этого не произошло. Тем не менее, Казахстан, спустя менее двух месяцев после российско-грузинской войны в прошлом году, включился в обеспечение БТД сырьем в самый трудный, даже критический период для концерна, владеющего и управляющего этим трубопроводом.

 Там никакого интереса у Казахстана как государства и экономики нет. Зато есть он американской компании «Шеврон», являющейся оператором ТОО «Тенгизшевройл». То есть американцы, добиваясь отгрузки казахстанской нефти, обеспечивают реализацию сразу двух целей. Помогают экономике Турции и себя, родимых, не забывают. И то, и другое - за счет Казахстана.

 Сейчас та самая Турция выражает решительный настрой на реализацию аналогичного газотранспортного проекта. Речь, разумеется, идет о «Набукко». Астана, как и в свое время в случае с БТД, явно горит желанием подписываться на очередной проект по уводу казахстанских энергоносителей в обход России. Что побывавшему недавно в казахстанской столице с целью продвижение проекта «Набукко» М.Тополанеку, премьер-министру Чехии, которая нынче председательствует в Евросоюзе, дал понять наш премьер-министр К.Масимов.

 Но не исключено, что и в этом случае Казахстан, в конце концов, удастся убедить к участию в предлагаемом проекте. Во всяком случае, решительность Турции в его реализации наводит на такую мысль.

 И тут возникает вопрос: не слишком ли дорого начинает обходиться Казахстану «братская» дружба с Турцией на основе тюркского родства, которая во многих случаях предстает идеологической альтернативой воспевавшейся в прежние времена и воспевающейся и ныне как бы по инерции казахстанско-российской и казахско-русской дружбе?! Кто нам ближе и нужнее - турки или русские?!

 Ведь это должны решать мы сами, а не кто-то другой, как это вновь и вновь в действительности происходит. В прежние времена до вызывающей временами раздражение навязчивостью действовала идеология пропаганды русско-казахского интернационального братства. Теперь примерно так же действует идеология пропаганды турецко-казахского тюркского братства, невесть, откуда взявшаяся.

 Одним словом, в сегодняшнем Казахстане присутствуют два идеологических направления, предполагающих его вовлечение в соответствующие международные консолидационные проекты. Одно из них ассоциируется с тюркским происхождением коренного населения, казахов, другое же - тем, что республика долгое время была частью державы, называвшейся сперва российской, а потом советской. Эти 2 направления можно было бы, наверное, условно назвать тягой русосферы с центром в Москве и тягой тюркосферы с центром в Анкаре. Все бы ничего, если бы тут не было векового антагонизма. Но он есть. И как тут быть? У нас на такой вопрос нет готового ответа. Мы просто постараемся дать свое видение ситуации.

 Высокая Порта долгое время оставалась геополитическим соперником России. Как известно из истории, по меньшей мере, половина всех войн, которые россияне вели со времен Петра Великого и до революции 1917 года, приходится на Турцию. Только после первой мировой войны, когда турки перенесли свою столицу из Стамбула в Анкару, а русские вернули статус своего стольного града Москве, ситуация вроде как стала меняться. Но после второй мировой войны все вернулось на круги своя. Турция вступила в НАТО, а СССР, который олицетворял собой Россию, возглавил организацию стран Варшавского договора. Так соседи вновь оказались противниками. Правда, в этот раз для Москвы Турция была всего лишь младшим партнером ее основного соперника - США. И их интересы напрямую практически не сталкивались. Турки не вели речей о консолидации с тюркскими братьями в Средней Азии и Казахстане. А если и вели, до нас тут они не доходили. А главное, Москва и Анкара во времена «холодной войны» были, образно говоря, в разных весовых категориях.

 Однако с распадом СССР положение изменилось. Сейчас Турция и Россия вновь являются геополитическими соперниками. И их интересы уже сталкиваются в Закаспийском (для них обеих) регионе - Средней Азии и Казахстане. А такого в истории их отношений до сих пор не было. Вопрос этот, так или иначе, обсуждается как в Турции, так и в России. Там это для общественного мнения злободневная проблема. Особенно, если учесть то, что в ходе новейших межэтнических конфликтов (в Боснии и Косово) они со своими политическими симпатиями как бы оказались по разные стороны баррикад… Самое время и нам тут, в Казахстане, задуматься о том, где тут наши интересы, кто нам ближе - Турция или Россия, турки или русские. Особенно с учетом того, что, выбирая участие или неучастие в таких международных проектах, как БТД и «Набукко», мы фактически оказываемся перед альтернативой, с кем нам дальше больше дружить и вести дела - с турками или с русскими.

 В последнее время часто говорится, что турок и казахов связывает этническое родство. Но что это такое конкретно в нашем случае? В турецких школах дети учат, что их далекие предки жили в степях Центральной Азии (то есть где-то в Казахстане) и были кочевниками. Это очень трогательно. Но убедительно ли? Во французской Новой Каледонии на Тихом океане крайне смуглые и курчавые дети канаков учат по учебнику истории, что их предки галлы были светловолосые и синеглазые люди. Да и в казахских школах мы сами воспитывались на подвигах Евпатия Коловрата, а о своем ничуть не менее выдающемся предке из той же эпохи, легендарном герое Бачмане из племени волжских кипчаков «олерлiк» (что означает «такие, которые умрут, но не сдадутся»), до сих пор ничего не знаем. Ну и что из этого? А то, что история народа - это зачастую национальный миф. И этот миф нередко подводят как основание под идеологию, которую, в свою очередь, поднимают над головой, как знамя. Что же касается казахов, то они в массе своей сравнительно недавно узнали об общетюркских этнокультурных и политических установках. Для большинства из них эти понятия все еще остаются приятной экзотикой. Казахскому сознанию свойственна тяга к поиску родственников.

 Поэтому нет ничего удивительного в том, что обнаружение массы родственных народов и все эти разговоры на самом высшем уровне об их консолидации вызывают иногда чрезмерную экзальтацию. Но это, думается, пройдет. Ее уже точно нет у тех казахов, которые работают в действующих в Казахстане турецких компаниях, скажем, на вверенных им строительных объектах. Близкое знакомство с вновь обнаружившимися «турецкими родственниками», надо сказать, быстро отрезвляет.

 Теперь о прошлом. Насколько нам известно, казахский народный фольклор (эпические сказания, сказки и т.п.) не выделяет как-то тюркское происхождение казахов и не дает никакой установки на тюркскую солидарность. Так что утверждать, будто бы тюркизм как идеология для масс имел в Казахстане сколько-нибудь продолжительную историю, не приходится. Что же касается проверенных родственных чувств, их казахи питают к кыргызам и каракалпакам. А еще у казахов общие с кавказскими ногайцами культура и фольклор. Наша память помнит ногайцев, но не всегда узнает. Когда в новую эпоху в Казахстане стали понемногу появляться татары, казахи решили, что это и есть те ногайцы, с которыми он некогда расстались. Как бы то ни было, о наличии каких-либо тюркских традиций в Казахстане или о широком распространении настроений в духе общетюркского братства среди нынешних казахов заявлять рановато.

 Что же касается родственности языков казахов и турок, исключительно на основании которой и делается вывод о родстве этих народов, то она имеет свое объяснение. Современные турки (как и азербайджанцы, узбеки) являются потомками древних индоевропейских и прочих народов Передней Азии и Среднего Востока, к которым пришел извне волею обстоятельств язык кочевых тюрок, но отнюдь не их культура, традиции и обычаи. Тюркский язык распространился в тех регионах так же, как европейские языки распространились среди аборигенов Африки и Америки. Однако там никому не приходит в голову называть франкоговорящих гаитян и англоговорящих гайанцев европейцами. А здесь, во многом в силу политико-идеологических соображений, распространен постулат об этническом родстве всех тюркоговорящих. Возьмите азербайджанца, представляющего собой эталон европеоида, и якута, представляющего собой эталон азиата, и сравните. И вы обнаружите у них столько общего, сколько их имеется у белого англичанина и черного южноафриканца. Причем как по облику, так и по образу жизни казахи гораздо ближе к якутам, чем к азербайджанцам…

 С русскими казахи живут в тесном соседстве уже более 100 лет, не говоря уж об отношениях, которые имели место раньше. Казахи хорошо знают русских. Русские столь же хорошо знают казахов. Казахи установление тесных связей между различными родами, племенами, общинами и народами измеряют понятием «кыз алысып-кыз берiсу» («вводить их дочерей в свои семьи в качестве невесток и выдавать своих дочерей их сыновьям замуж»). В этом смысле мы уже давно родственные народы. И тут никаких доказательств из истории и не надо. Конечно, отношения между казахами и русскими были и есть отнюдь не безоблачные. Что же касается психологической совместимости, тут казах скорей найдет общий язык с русским и даже немцем (казахстанским), чем с турецким турком. И не потому, что последний (с его точки зрения) плохой. Просто он другой. Казах читает из газет, слушает по радио и телевидению о том, что турки казахам родственники. Вступая же в контакты с представителями этого родственного народа, он находит очень мало точек соприкосновения и немало удивляется. Потому что в действительности турки по культуре, традициям и обычаям совсем далекий от казахов народ. Русский же, которого казаху никто не навязывает в качестве родственника и который сам тоже не рвется называться его родственником, на поверку оказывается гораздо более понятным и удобным для общения. Тут можно было бы еще много что сказать, но все это не окажется откровением для читателей. Поэтому вывод можно сделать простой: один старый друг стоит двух новых.

 

Кайрат АМРЕЕВ


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...