Доследственная проверка: адвокаты против

 Интервью Гульнар Сулейменовой,

кандидата юридических наук,

 профессора

 

МВД и КНБ предлагается в законодательном порядке регламентировать порядок доследственной проверки и возможности выделения ее как одну из стадий уголовного процесса. Так, правоохранительные органы предлагают решить этот вопрос путем включения в УПК РК соответствующей главы, в которой необходимо закрепить права и обязанности участников доследственной проверки, а также порядок производства обыска, выемки до возбуждения уголовного дела

 Эти и подобные предложения о расширении круга следственных действий до возбуждения уголовного дела, представляются неприемлемыми, поскольку их чрезмерное расширение хотя и сможет способствовать более полному установлению оснований к возбуждению уголовного дела, однако это отрицательно отразится на правах и законных интересах лиц, в отношении которых будут проводиться следственные действия. Те процессуальные средства, которые предусмотрены законом для установления оснований возбуждения уголовного дела, являются достаточными для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. А предложение о выделении так называемой «доследственной проверки» в самостоятельную стадию уголовного процесса противоречит не только сложившимся в теории уголовного процесса взглядам на эту деятельность, но и основополагающим институтам УПК РК, которые заключаются в следующем.

 Безусловно, предварительная проверка любой информации о готовящемся или совершенном преступлении, необходима. Однако она должна быть ограничена теми пределами, которые исключают вторжение в гарантированную Конституцией РК сферу прав и законных интересов личности. Это обусловлено тем, что особенность деятельности на стадии возбуждения уголовного дела заключается в том, что органами дознания используется оперативно-розыскная деятельность, т.е. не регламентированное нормами УПК РК, неформализованное и в большинстве случаев с использованием негласных оперативно-розыскных мероприятий, установление сведений о событии преступления и лице его совершившем. В этих случаях лицо, в отношении которого проводится проверка остается совершенно незащищенным: поскольку у него нет еще статуса участника уголовного процесса (т.к. лицо может быть признано таковым только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела), он находится в неведении (поскольку прав у него как участника процесса еще нет) и о тех решениях и действиях, которые предпринимаются в отношении его.

 Кроме того, УПК РК не предусматривает обязательность проверки заявлений и сообщений о преступлениях по всеми уголовным делам. Необходимость в проверке возникают, обычно в двух случаях: 1) сведения о преступлении, содержащемся в источнике информации сомнительны или недостаточны для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 2) немедленное возбуждение уголовного дела может в последующем повлечь его прекращение.

 Попытки расширить круг следственных действий, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела, объясняется, в частности, тем, что в правоприменительной практике содержание понятия «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления», используемого в ч. 2 ст.177 УПК РК, зачастую отождествляется правоприменителями с понятием «состав преступления». Смешение этих двух видов данных, подмена одного другим в ряде случаев являются одной из причин ошибок при проверке оснований для возбуждения уголовного дела: следователь, дознаватель стремятся на этом этапе установить те обстоятельства, которые должны быть доказаны только после возбуждения уголовного дела в процессе полноценного предварительного расследования.

 Указанные понятия не тождественны: используя первое понятие, законодатель, тем самым, устанавливает, что для решения вопроса о возбуждении уголовного дела нет необходимости устанавливать все элементы состава преступления, а достаточность оснований может обладать не такой высокой степенью достоверности как «достаточные доказательства», поскольку являются сведениями, предметами , фактическими данными (ч. 4 ст. 125, ст. 130 УПК РК), а не доказательствами. Поэтому проверочные действия на этой стадии ограничены определенными пределами, т.е. совокупностью проверочных действий, необходимых для обоснованного предположения (а не доказанности) органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

 Нельзя забывать и того, что если после возбуждения уголовного дела будут установлены обстоятельства, исключающие производство по делу, то УПК РК для таких случае предусматривает институт прекращения уголовного дела.

Важно учесть, что деятельность на стадии возбуждения уголовного дела нередко имеет значительную социальную окраску. На этот фактор указывается в юридической литературе. Так, с «помощью» доследственных проверочных действий можно нанести непоправимый вред деловой репутацию бизнесмена, политика и т.д. А в случае введения в УПК Р выемки и обыска, в результате которых может быть изъята документация, возможно причинение вреда и финансового характера. Не исключено также, что возбуждение уголовного дела может быть и «заказным» и рассматриваться как средство устранения конкурентов по политическим или экономическим мотивам. Можно привести немало и других примеров негативных последствий этого этапа уголовного процесса, которые существенным образом затрагивают конституционные права и законные интересы граждан.

 Поэтому расширение круга проверочных действий до возбуждения уголовного дела, увеличение срока для их проведения сопряжены с риском существенного ущемления основных конституционных прав лиц, которые еще не будучи участниками уголовного процесса, лишены тех гарантий, которые установлены ст. 114 УПК РК. Кроме того, производство следственных действий - это суть и содержание стадии предварительного расследования. Имеющийся на сегодняшний день предусмотренный УПК РК арсенал проверочных действий является, на мой взгляд, достаточным, чтобы принять обоснованное и законное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. К числу этих действий законодатель относит принятие и протоколирование первичной информации о совершенном или готовящемся преступления (заявлений и сообщений); получение объяснений от граждан и должностных лиц; истребование необходимых предметов и документов; принятие представленных предметов и документов; требование производства документальных, ведомственных и контрольных проверок, ревизий и привлечение к их проведению специалистов. Кроме того, закон допускает производство двух следственных действий - это осмотр места происшествия (ст.222 УПК РК) и производство экспертизы (ст.241 УПК РК), без проведения которых в ряде случаев действительно невозможно установить основания для возбуждения уголовного дела.

 Нельзя и забывать того, что стадия возбуждения уголовного дела, как отмечается в юридической литературе, явилась продуктом перерождения дореволюционного института полицейского (административного) дознания, задачей которого было не собирание, а обеспечение доказательств и оно выступало лишь частным случаем для начала судопроизводства. В последующем в советском уголовном процессе появились квазисудопроизводственные процедуры (в том числе, и доследственная проверка), реализуемые за пределами уголовного процесса, что позволяло (и позволяет в настоящее время) проводить вне его рамок большую часть расследования, в чем также проявлялся и проявляется феномен «теневого» уголовного процесса (С. Е. Вицин, Ю.В. Дерише, С. В. Лаврухин, Т.Г. Морщакова, А.И. Трусов и др.). Важно учесть и зарубежный опыт в регламентации досудебного производства, особенностью которого является в странах англо-саксонской права вообще отсутствие аналога стадии возбуждения уголовного дела. Началом уголовного преследования в этих странах является принятие мер уголовно-процессуального принуждения (например, обращение в суд с заявлением о выдаче ордера на арест либо обыск жилого помещения).

 Необходимость переосмысления сути и значения стадии возбуждения уголовного дела, уяснение поводов и механизма установления оснований принятия решения о начале уголовного судопроизводства очевидна. Но, если и следует дополнить УПК РК в части, касающейся доследственной проверки, то это должно касаться не расширения ее пределов путем введения возможности производства следственных действий, а установления процессуальной регламентации ее проведения: порядка и оснований получения объяснений, процедуры истребования предметов и документов, проведения ревизий; определения процессуального статуса заявителя (в частности, его право пользоваться юридической помощью адвоката), а также лица, в отношении которого проводится проверка и др.

 

Опубликовано в газета «Ваш адвокат» //. 2009. 27 февраля (№ 2) С. 3

 

30 марта 2009, 12:46
Источник, интернет-ресурс: Сулейменова Г.Ж.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код