Горячие новости
Читайте также

Надо разобраться, что такое нано

Фото : 11 июня 2009, 12:54

Мировой финансовый кризис накрыл земной шар, обнажив уязвимые стороны международной интеграции, которая предполагает четкое распределение ролей. Ведущие - экспортеры готовых товаров и технологий, ведомые - поставщики сырья и рабочей силы. Первые продолжают получать пусть меньшую, но все же устойчивую прибыль, благополучие вторых зависит от колебаний цен на сырье. Расклад суровый, но справедливый - взаимовыгодное сотрудничество возможно лишь между партнерами, равными по силе экономик. При этом ведущие страны интегрированной экономики видят выход из кризиса и последующее развитие не в последнюю очередь в науке.

Например, Китай, основной мировой импортер технологий, резко активизировал собственные исследования, увеличив расходы на них в 2009-м более чем на четверть, несмотря на то, что в предыдущем году они возросли на весомые 16%. Похожая картина в США, где программа Обамы - Бадена направлена на формирование новой технологической платформы конкурентоспособности. Главные ориентиры американцев - отказ от энергоемких производств и продукции, использование дешевых источников энергии, развитие био- и нанотехнологий. В частности, государство осталось глухим к мольбам о помощи разорявшихся гигантов «Дженерал моторс» и «Крайслер», выпускавших авто с прожорливыми двигателями и внушительными габаритами. В результате они обанкротились и, вероятно, будут расчленены, а затем по частям распроданы с молотка европейскими и азиатскими автоконцернам, сделавшим ставку на экономичные малолитражки. Аналогичную жесткую политику проводят и наращивают финансирование научных разработок в пользу экономичности и дешевизны Япония, Германия, Великобритания.

Будет серьезной ошибкой, если Казахстан не последует этому примеру. Веду речь отнюдь не только об увеличении ассигнований на отечественную науку. На мой взгляд, первым шагом к ее оздоровлению должна стать системная проверка научной состоятельности реализуемых и намечаемых проектов. Надо четко и честно ответить на вопрос, действительно ли в их основе - новые идеи, способные обеспечить прорыв.

Скажем, в области популярной сегодня нанотехнологии. Ключевой для нас вопрос, что следует относить к наноматериалам - все, что измеряется в нано (миллионная доля миллиметра), или пока неизвестные вещества с заданными наноразмерами и свойствами. Ведь между этими понятиями - огромная разница, от которой зависят способы получения и применения материалов и конструкций, обещающих фантастический эффект. Другой пример. В республике есть программы развития электроники на кремниевой основе. Однако недавно создан новый материал графен, авторы которого уже отмечены одной из престижных международных научных премий. Графен прозрачен, невероятно прочен, обладает уникальной проводимостью. По мнению целого ряда ученых, уже скоро он может заменить кремниевые полупроводники, совершив переворот в электронике. Так стоит ли нам и дальше плотно заниматься кремниевыми технологиями?

С другой стороны, у нас остаются фактически невостребованными не новые, но, на мой взгляд, перспективные научно-технические разработки. Близкое мне направление - использование геотермальных вод в качестве энергоисточников. Дело в том, что добычей нефти, газа, угля и расщеплением атома человечество занимается в основном ради получения так называемого перегретого пара, который вращает турбины электростанций. Почему не использовать для этого геотермальные источники, обнаруженные запасы которых в наших недрах эквивалентны более чем 97 млрд тонн условного топлива, что намного больше общих залежей нефти и газа Казахстана? Неужели нас не воодушевляет пример Исландии, Италии, Германии, Франции, Мексики, США, где суммарная мощность геотермальных станций составляет уже внушительную долю вырабатываемой этими странами электроэнергии?

Приоритетным направлением может стать и турбоветроэнергетика, о которой в республике много разговоров, но мало дел. Да, примитивные ветростанции работают лишь тогда, когда дует ветер, сильно шумят и вибрируют, слабо управляемы, страдают низким КПД и прочими недостатками. Но ветроэнергетика, основанная на глубоком научном подходе, - в грамотном использовании так называемого активного рельефа местности (им изобилует весь восток, северо-восток и юго-восток Казахстана), когда трубопроводами соединяются районы высоких и низких атмосферных давлений. Благодаря их перепаду в герметичной магистрали рождается высокоскоростной и, главное, управляемый поток воздуха. За счет установки в подобных трубопроводах каскадов турбин лишь на одной искусственной реке ветра протяженностью100 км можно получать сотни мегаватт низкой себестоимости.

Недооцениваются у нас, по моему мнению, и геотехнологии, главная задача которых - извлекать из недр нужные компоненты, как можно меньше нарушая глубинную геодинамику, сохраняя сложную и ранимую систему подземных вод. Пример - скважинная гидродобыча руды, когда ее жила или линза вскрываются направленным бурением без кислот и щелочей, механически дробятся и мощным напором воды выносятся на поверхность. В Казахстане множество мелких и средних месторождений золота, полиметаллов, железа, марганца, редкоземельных элементов, извлечение которых шахтным или карьерным способом нерентабельно, но может стать доходным, если внедрить гидродобычу.

Особая тема - связь науки с производством. Их контакты часто блокирует импорт зарубежной техники и технологий образца середины прошлого века. Особенно это распространено в недропользовании. Иностранные инвесторы прежде всего следуют политике своих стран, нежели интересам Казахстана. Им не нужна конкуренция даже в отдаленном будущем. Иначе чем объяснить, что наша буровая техника, имея примерно одинаковые характеристики с зарубежными образцами и будучи в 2-3 раза дешевле, пользуется ограниченным спросом на внутреннем рынке? Не вызывает восторга и размещение у нас сборочных производств чужих товаров. Впадая в технологическую зависимость, мы никогда не научимся делать собственные станки, машины, материалы, товары народного потребления.

История ХХ века показала, что именно его кризисные 30-е годы дали миру множество больших научных открытий и заложили основу прогресса ныне богатых государств. Только от нас зависит, станет ли таким же периодом для Казахстана начало XXI века.

Токтамыс Мендебаев, доктор технических наук


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии