Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Современная Казахстанская историография по проблемам присоединения Казахстана к Российской империи (1991 -2008 гг.)

Фото : 15 октября 2009, 12:30

Современная Казахстанская историография по проблемам присоединения Казахстана к Российской империи (1991 -2008 гг.)

Д.Б. Тебаев

Начало 1990-х гг. послужило мощным толчком для возникновения новых идей относительно истории Казахстана XVIII века, как в российской, так и в казахстанской исторической науке. Центрами подобных исследований являлись Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова (г. Алматы), Институт Востоковедения (г. Санкт-Петербург), Институт Российской истории, Институт Востоковедения, Институт Стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова (г. Москва), ОмГУ им. Ф.М. Достоевского и ряд других научно-исследовательских институтов, впоследствии ставших центрами новых идей, методологических подходов в понимании и освещении событий на территории современного Казахстана в XVIII-XIX вв. В Институте истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова, возглавляемом академиком М. Козыбаевым, активно культивировалась идея насильственной колонизации и Россия в лице империи представлялась неким олицетворением зла.

Наше возвращение к идеям М. Н. Покровского и С. Д. Асфендиярова в связи с этим было оправдано, но критицизм и неприятие фактора России как империи также неоправдан. В своей работе «История и современность» М. Козыбаев, оценивая события колонизационной политики России, пишет: «Историки сегодня обязаны строить свои концепции на идеях целостного, взаимосвязанного подхода к присоединению народов окраин к русской империи, проводя дифференциацию между колонизаторской политикой царизма и русским народом, прогрессивным русским обществом. Такова логика истории, такова логика нового исторического мышления». Этот идейный посыл, данный М. К. Козыбаевым, был принят учеными-историками Казахстана как сигнал к действию.

Работы М. К. Козыбаева описывали политику России как сугубо агрессивную. Академик «удревняет» историю присоединения Казахстана к Российской империя, считая, что она началась с завоевания Сибири Ермаком: «Одна из исторических проблем нашего Отечества - правда о завоевании Сибири. Она жгуча, трудна, неудобна, потому что из далекого прошлого бросает тень на сегодняшние отношения народов, что требует объяснений». Далее автор пишет: «При исследовании связанного с этим сложнейшего комплекса проблем, необходимо исходить из требования истинности, отражая объективно и добровольное вхождение в состав Российской империи, и насильственное присоединение части территории». Автор, считавший Сибирское ханство и владения хана Кучума казахскими территориями, предположил, что Россия вела активную завоевательную политику против населения края. В последующем на страницах республиканских периодических изданиях автор неоднократно проводил идею ведения Россией агрессивной политики против казахских степей.

Оценивая развитие исторической науки на территории Казахстана, историки считали своей основной задачей «воссоздание объективной, свободной от конъюнктуры, картины исторического прошлого Казахстана, что является основой для возрождения исторической памяти народа, одним из важнейших факторов формирования национального единства, воспитания гражданственности и патриотизма».

В работах казахстанских ученых проблема присоединения Степного края к Российской империи рассматривается в русле выдвинутой М. К. Козыбаевым концепции и исследователи в регионах, оценивая политику России, считают, что начиная с 1730 года, имперская администрация проводила активную политику по изъятию земель, хотя данный тезис исторически необоснован и не аргументирован.

На страницах учебников по Истории Казахстана Российская империя приводится в виде завоевателя и угнетателя покоренных народов, своего рода «тюрьмы народов», а колонизация рассматривается как сугубо негативный процесс. В работе А. Абдакимова «История Казахстана с древнейших времен до наших дней» проблема присоединения также рассматривается через призму насильственного захвата территорий, принадлежавших кочевникам. Автор на основе анализа информации выделяет четыре этапа колонизации степи, «удревняя» ее до XVI века, хотя фактологически это неверно. А. Абдакимов пишет, что «начиная с XVI века осуществляется вольная стихийная колонизация края отрядами, образовавшимися из разных беглых людей, вольными казаками», такая постановка вопроса необъективна и «удревнять» колонизацию на основе стихийных переселений беглых крестьян неверно. Другой казахстанский исследователь - А. Кузембай-улы в работе «История дореволюционного Казахстана» пришел к выводу, что колонизация самым негативным образом отразилась на системе жизнеобеспечения кочевников и разрушила традиционную структуру казахского общества: «Колонизация Казахстана затормозила развитие производительных сил края».

Такая постановка вопроса значительно сузила возможность детального изучения всех сторон колонизации края, как с социально-экономической, так и с политической стороны, а по замечанию А. Абдакимова, даже с духовной. Критицизм колонизации как социо-культурного, социо-экономического, социо-политического явления должен базироваться на системе и структуре аргументированных исследований, а не на конъюнктурности времени, вследствие чего в исследовании этой многогранной проблемы мы можем скатиться к взаимным обвинениям друг друга, усугубляя и субъективируя те исторические процессы, которые проходили на территории края в XVIII-XIX вв.

В 1996 году в г. Алматы прошла международная научно-практическая конференция «Эволюция государственности Казахстана», приуроченная к 450-летию образования Казахского ханства». В вопросе присоединения Казахстана к России делегаты конференции пришли к выводу, что со времени построения первых военных укреплений и поражения национально-освободительного движения Кенесары Касымова (1847 год) можно говорить о конце казахского государственного суверенитета, длившегося около 400 лет, и периоде тотальной колонизации Казахстана Россией.

Одним из вопросов, поднятых в казахстанской науке, является военно-казачья колонизация Казахстана и роль крепостей в продвижении России на Восток. Так, М. Ж. Абдиров посчитал «завоевание Казахстана царской Россией следствием борьбы казахов за национальную независимость». Исследователь утверждал, что основным проводником империи на территории Степного края было казачество, и эта сила выступала как инструмент подавления национальных выступлений против колонизации.

В конце 1990-х гг. в казахстанской исторической науке защищаются кандидатские диссертации, написанные в русле концепции М. К. Козыбаева: А. Ж. Байхожаев «Сырдарьинская военно-политическая линия в системе колонизационной политики царизма в Северном Приаралье и Южном Казахстане» (40-60-е гг. XIX в.), Алма-Ата, 1999; Х. А. Аубакирова «Участие Сибирского казачества в подавлении национально-освободительного движения казахского народа под предводительством султана Саржана и Кенесары Касымова» (1824-1847 гг.), Астана, 2000; Ж. С. Мажитова «Военное присутствие в северо-западном Казахстане в XVII-XIX вв.», Караганда, 1997; Р. Х. Сариева «Колониальная политика царизма в Казахстане на примере Тургайской области» (1868-1914 гг.), Алматы, 2002.

В большинстве вышеперечисленных работ основной акцент сделан на насильственном включении территории современного Казахстана в состав империи, подчас даже говорится об оккупации края русскими войсками. Подобные выводы не находят подтверждения в исторической науке, что вызывает чувство неловкости за авторов работ. Конечно, нельзя не согласиться, что негатива в политике России на территории Казахстана было достаточно, но не следует забывать, что Россия по отношению к Степному края проводила всегда осторожную политику с учетом национальных особенностей. Так, во время освободительного движения Кенесары Касымова Оренбургские власти неоднократно вели переговоры с Кенесары, предлагая ему различные уступки. Важно помнить, что сбалансированность и взвешенность политики России всегда отличала ее от других империй.

Другим направлением в казахстанской исторической науке является умеренное и более взвешенное, с научной точки зрения, течение. Серьезным вкладом в дело изучения истории казахско-русских отношений явилось исследование И. В. Ерофеевой «Хан Абулхаир: полководец, политик, правитель». Монография базировалась на широкой источниковой базе с привлечением ранее не опубликованных материалов. В своей работе И. В. Ерофеева рассматрела роль Абулхаир-хана как зачинателя, а в дальнейшем - сторонника присоединения степных территорий к Российской империи. Автор берет узкие хронологические рамки, что обуславливает детальность и иллюстративность изложения материала. На основе анализа широкого круга источников исследовательница предприняла попытку переодизировать историю колониальной политики России на территории Степного края. Критицизм предложенной периодизации оправдан, но и ее ценность неоспорима для ученого, занимающегося таким достаточно сложным периодом, как история продвижения империи на территории Степи в XVIII-XIX вв.

По мнению И. В. Ерофеевой, это была «эпоха распространения формально-правового сюзеренитета Российской империи на казахское население Младшего и Среднего жузов». Объяснение данному факту исследовательница видит, прежде всего, в отношении сюзерена с вассалом и ограничивается только верхушкой власти, что являлось опорной точкой при реализации идей присоединения края.

В своей статье «События и люди Казахской степи периода XVIII - середины XIX вв. как объект новейшего мифотворчества» И. В. Ерофеева критикует романтизм в казахстанской исторической науке и эйфоризм в восприятии исторических фактов, которые и привели к мифологизации исследований новой истории Казахстана: «К числу наиболее популярных тем, - отмечает И. В. Ерофеева, - написанных в жанре исторической мифологии, можно отнести военную и политическую историю Казахской степи XVIII столетия, а также роль наиболее крупных кочевых лидеров в драматических событиях того времени. Стремясь уйти от «косного догматизма» профессиональных историков, специализирующихся в данной области казахстанской истории, некоторые новейшие мифологи рисуют поражающую воображение гротескную картину действительно сложной и, во многом, трагической действительности казахского народа конца XVII - первых трех десятилетий XVIII вв.».

По нашему мнению автор справедливо резюмирует, что неправильное и догматичное понимание истории колонизации империи с присущим ему псевдопатриотизмом может привести к негативным последствиям для исторической науки Казахстана: «Создавая мифический образ всесильной, монолитной и бесконечно могущественной в разных сферах Российской империи, т.е. того своеобразного державного «исполина» XVIII - первой половины ХIХ вв., которого К. Маркс образно называл «колоссом на глиняных ногах», подобные псевдоисторики, независимо от своих благих патриотических побуждений, фактически питают имперские настроения простых обывателей внутри самой современной России и за ее пределами, и при этом дают дополнительную информационную пищу для мифотворчества российских идеологов «нового евразийства» типа А. Дугина и его соратников, представляющего собой нечто иное, как модернизированную на современный лад попытку обоснования необходимости сохранения и реставрации в России имперских основ организационного устройства и системы ценностей на обозримую перспективу»

продолжение следует.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии